Фармация. Глава 21. Месть

12.10.2011 12:55 2

В комнате стояла гнетущая тишина.

Первым нарушил молчание Костик.

— Не, ну вы видели? – возмущенно сказал он, переводя взгляд с одного на другого, словно ища моральной поддержки и сочувствия. – Гоблины хреновы! Все отобрали! Где я теперь компьютер возьму? И что теперь буду делать? Это ж уникальная техника: там материнская плата, как на сервере, плюс два гигабайта оперативной памяти, плюс…

Услышав эти слова, Ирина словно очнулась. Она резко повернулась к Костику. На ее лице вдруг отразилась такая дикая, неподдельная и безграничная ненависть, что Алексей и Эдик невольно вздрогнули. В этом взгляде отразились все истинные чувства Ирины к родному брату.

Она сделала шаг к Костику, неожиданно размахнулась и влепила ему такую затрещину, что он, не закончив фразу, слетел со стула, сел на пол и на всякий случай прикрыл лицо руками, изумленно глядя на сестру широко раскрытыми от непомерного удивления глазами.

Ситуация выглядела настолько комично, что Алексей невольно рассмеялся.

— Ты чего? – только и смог пролепетать Костик неожиданно тонким голосом. Ни родители, ни сестра, никто и никогда в жизни не бил его. – Чего дерешься?

— Заткнись, бл…, урод недоделанный! – заорала Ирина. Ее голос от волнения сорвался, она больше не сдерживалась. – Если скажешь еще хоть одно слово – пришибу к чертовой матери на х…!!! Ты, паскуда, всю жизнь сидишь у меня на шее! Белоручка, ты даже носки свои постирать не можешь, за тебя все в доме делают другие! Я обслуживаю тебя, дебила великовозрастного, словно горничная – я, которая окончила школу с золотой медалью и университет с красным дипломом! А ты, сученок, даже учиться не хочешь! Дебил х…ев! Это же из-за тебя, хрен с ушами, нас накрыли! Это же ты во всем виноват! Если бы ты, Супергуру хренов, не стал бы трепать своим поганым языком, то ничего бы не случилось! Это же из-за тебя, скотина, я работы лишилась! Это же из-за тебя, выродок е…й, я потеряла свои деньги! Тварь, если бы твоей тупой и никчемной башке было бы хоть немного ума! Господи, ну за что мне это наказание? Компьютер у тебя отобрали? Так тебе, козлу вонючему, и надо, может быть, хоть теперь за ум возьмешься, бл…! Впрочем, мамочка тебе новый купит, она ж, дурища, носится с тобой, полоумным идиотом, как с писаной торбой! Все с тобой носятся! Даже бабка наша, овца старая, эту квартиру тебе, е…му барану, оставила! Это ж просто п..ц какой-то!!! Но от меня ты, придурок, больше ничего не получишь! Все, хватит быть тебе нянькой! Убить тебя мало, сволочь е…я! Чтоб ты сгорел, чтоб ты сдох, чтоб ты провалился, подонок!

Ирина была ужасна: ее трясло, как в лихорадке, лицо побелело от гнева, кулаки сжались с такой силой, что ногти впились в ладони. Она уже не владела собой и вкладывала в свои безумные слова истинные чувства. Костик испуганно смотрел на нее: никогда сестра не разговаривала с ним так. Он впервые услышал из ее уст нецензурную брань.

Но эмоции уже били фонтаном из Ирины. Излив гнев на брата, она повернулась к Эдику.

— А ты, тварь трусливая, — на тебя просто смотреть противно! Обделался, бл…! И зачем я только с тобой, козлом, связалась? Это же ты, зараза, кинулся звонить мне, и из-за тебя меня вычислили! Скотина, что же ты сразу не сказал, что Корецкий твой дядя? Если бы только я об этом знала – в жизни не связалась бы с таким гондоном, как ты! Это ты меня подставил, е…й п…р!!! Это из-за тебя, гадина, все п…й накрылось! Тварь трусливая! Все делала я, все продумала я, а ты только пользовался мной! Ты самостоятельно даже член из штанов достать боишься! Когда мы с тобой трахались, мне блевать хотелось! Ты меня шпарил, а сам думал, как бы я не залетела, и как бы что-нибудь из этого не вышло! Из тебя мужик, как из дерьма пуля! Гомик чертов!

— Ты чего на меня орешь? – возмутился Эдик. – Остынь и лучше на себя посмотри! Ты больше всех виновата, так что нечего на других вину сваливать! Это твоя была идея, это же ты меня убеждала, что все будет тип-топ, что все схвачено! Это же ты придумала излишками со склада торговать! Это же была твоя идея продавать наркоту! Это ты всех нас подставила! Если бы не ты, я сейчас бы имел нормальную работу! И именно ты дешевле всех отделалась, коза драная! Так что, теперь только себе за все и спасибо! Поэтому заткнись, дура! Если я тебе не нравился – на кой черт ты со мной в постель ложилась? Нечего изображать из себя святую мадонну! Шлюха! Ты под любого готова лечь за деньги! Тебе на все плевать: хоть с кривым, хоть с косым, хоть с прокаженным – лишь бы бабки у тебя были! Тебе на панели место, проститутка!

Ирина задохнулась от бешенства.

— Ах ты, сволочь! – прошипела она, подошла вплотную к Эдику и наотмашь влепила ему пощечину.

— Пошла вон, сука! – Эдик с силой и отвращением оттолкнул от себя Ирину.

Костик с интересом наблюдал эту перепалку. Алексей саркастически улыбнулся.

— Ну ладно, я вижу, мне тут больше делать нечего, — иронически сказал он. – Что поделаешь, не люблю присутствовать при семейных разборках. Да, ребята, вы стоите друг друга, что и говорить.

Он развернулся и направился к выходу. За его спиной Ирина и Эдик продолжали ругаться и кричать друг на друга, но он больше не обращал на них внимания. Он вышел из квартиры, захлопнул за собой дверь, спустился по лестнице и вышел на улицу.

Машин возле подъезда уже не было: Корецкий уже уехал. Алексей остановился и осмотрелся.

Его душили обида и гнев.

В процессе общения мы часть вынуждены говорить и делать людям неприятные вещи. Мы часто наказываем своих детей. Нас наказывает начальство. Нас штрафует милиция за малейшее превышение скорости на дорогах. Нас штрафуют банки за задержку выплат по кредиту даже на один день.

Но все наказания, как правило, должны носить меру не мести, не зла ради зла, а меру защиты, некую превентивную меру. Такое наказание, в конечном счете, идет на пользу самому человеку.

Каждый сам выбирает свой стиль общения с детьми и с подчиненными. Можно быть строгим. Можно быть жестким. Можно быть даже жестоким. Можно к людям придираться и не прощать даже малейшей неточности.

Но, наказывая людей, управляя людьми, выбирая меру наказания за различные проступки, необходимо руководствоваться двумя золотыми правилами.

Всегда нужно быть справедливым и распределять меру ответственности в соответствии со степенью вины. Люди очень остро чувствуют малейшую несправедливость и крайне болезненно на нее реагируют. У каждого человека своя правда. Всегда нужно ставить себя на место другого человека. Наказывая людей, никогда нельзя забывать об их заслугах, воздавая каждому свое.

Никогда нельзя «загонять людей в угол», не оставляя им никакого выхода. Нельзя отбирать у человека все, не оставляя ему ничего – независимо от вины. Ибо человек, загнанный в угол, становится опасен, поскольку терять ему уже нечего. Именно чувство загнанности и безысходности часто толкает людей на самые дикие и нелепые поступки.

Играя роль судьи, Корецкий допустил одну непростительную, хотя и вполне естественную в его положении, ошибку.

Костика волновало лишь отсутствие компьютера. Слова Ирины о том, что родители купят ему новый, совершенно успокоили его.

Эдик, даже будучи уволенным с работы без копейки денег, не чувствовал себя загнанным в угол. За время работы вместе с Ириной, он скопил весьма значительную сумму денег. И тот факт, что Корецкий не стал подавать на него, Эдика Фомина, в суд, наполнил душу Эдика своеобразной радостью. Он понимал, что участвовал в совершении серьезного преступления и потому был безумно рад тому факту, что относительно дешево отделался.

Ирина, обладая практическим умом, конечно, расстроилась, что лишилась огромной суммы денег, которые уже считала своими. Но она уже прикидывала, что будет делать дальше. Ей пришло в голову, что теперь разорваны все нити, связывающие ее с этим городом и с семьей. Ей вдруг пришло в голову, что теперь она может уехать в Москву, устроиться на работу и жить полностью самостоятельно. Надо разменять трехкомнатную квартиру родителей и получить свою долю, причитающуюся ей по закону – тем более что мать уже заводила разговор об этом. Она получит минимум однокомнатную квартиру. Тогда, продав обе свои квартиры и драгоценности, оставшиеся у нее от Леонида Аркадьевича, плюс деньги, накопленные за время совместного бизнеса с Эдиком, она вполне сможет купить скромную однокомнатную квартиру в Москве и начать новую жизнь.

Она внутренне почувствовала облегчение, что больше ей не надо заботиться о своем непутевом брате.

Поэтому ни один из этой троицы не чувствовал себя в безысходном положении и видел для себя дельнейшие перспективы.

С Алексеем же дело обстояло иначе. Он чувствовал себя загнанным в угол и лишенным всего, что имел еще несколько часов назад.

Он лишился всех денег.

Он лишился работы

У него отобрали компьютер.

Олеся его бросила.

Но больше всего Алексей остро чувствовал несправедливость Корецкого по отношению к нему. Он ведь раскрыл это преступление! Именно он все нашел. Без него Корецкий ничего бы не смог найти!

Корецкий, будучи хорошим психологом и, в общем-то, неплохим руководителем, не знал – да и не мог знать! – про все перипетии семейной жизни Алексея. И своим решением в отношении Алексея он допустил роковую ошибку.

Если бы Корецкий сделал бы по отношению к нему все то же самое, но, тем не менее, за раскрытие этой аферы все же выплатил бы Алексею обещанную премию в три тысячи долларов, то в этом случае Алексей понял бы мудрость и справедливость такого решения и даже оценил бы его по достоинству.

Но у него отобрали все! Корецкий не сказал ему ни единого доброго слова! С ним поступили точно так же, как и с этими воришками, хотя, с точки зрения Алексея, его вина была значительно меньше, чем их! Да, он пытался забрать часть денег себе! Да, он тоже виноват! Но разве сам Корецкий не признал, что фактически он сам вынудил Алексея подозревать его в сговоре с Эдиком и Ириной?

И после этого с ним поступили точно так же, поставил его, Алексея, на одну доску с ними? ЭТО НЕСПРАВЕДЛИВО!!!

Алексей почувствовал, что его душой завладевает чувство острой ненависти к Корецкому.

Теперь он жаждал мести. Если бы в тот момент у Алексея в руках было оружие, и рядом стоял Корецкий, то Алексей, не задумываясь, спустил бы курок!

Каким же образом ему отомстить? Алексей мучительно думал об этом. Что он теперь может сделать: безработный, без компьютера, без доступа в систему? У него отобрали даже все материалы по этому делу, и он ничего не может доказать…

Стоп! Фортуна! Есть же еще одна дискета в камере хранения на железнодорожном вокзале! И там записаны все подвиги этой троицы! И в том числе там же находятся неопровержимые доказательства того, что всю эту аферу совершил не кто иной, как родной племянник директора! А что если об этом узнают в головном предприятии? В этом случае Корецкому явно не поздоровится! Плевать на то, что им займется служба безопасности предприятия – он уже безработный, теперь ему терять нечего! Но и этот гад Корецкий тоже получит по самое не балуйся!

В головном предприятии резко отрицательно относятся к факту работы родственников в одном филиале. Тем более, если это касается родственников директора. А уж если этот родственник оказался замешан в таком криминальном деле, то Корецкий тоже окажется безработным!

Вот тогда все будет справедливо!

Алексей со всех ног кинулся к автобусной остановке.

Он доехал до вокзала и прямиком направился к камерам хранения. Вот она, заветная дискета! А как теперь ее отправить в головное предприятие? Да нет ничего проще: в Интернет-кафе можно воспользоваться бесплатным почтовым ящиком и отправить почту по адресу. А заодно и позвонить в Москву: пускай порадуются на досуге!

Он вошел в Интернет-кафе и сел за компьютер. Отлично, письмо отправлено! Теперь еще надо позвонить Дмитрию Сокурову, начальнику отдела дочерних предприятий и предупредить его о том, что его ждет письмо с весьма неприятным сюрпризом.

Алексей взял сотовый телефон, нашел в адресной книге телефон Сокурова и нажал кнопку вызова.

— Слушаю, — раздался в трубке голос Дмитрия Сокурова.

— Здравствуйте, Дмитрий Ильич, — вежливо сказал Алексей. Несмотря на то, что они с Сокуровым были почти ровесниками, Алексей всегда обращался к Дмитрию по имени-отчеству. – Вас беспокоит Алексей Иванов, программист из филиала. Извините, что беспокою в выходной день, но тут дело очень срочное и не терпит отлагательств.

— Добрый день, Алексей, — ответил Сокуров. – Что у вас случилось?

— В филиале серьезные проблемы, — отрывисто сказал Алексей. – Если коротко, то дело обстоит так: бывший менеджер Ирина Соколовская, заведующий складом Эдуард Фомин и брат Ирины Константин Соколовский за последние тридцать восемь дней украли в фирме из платежной системы два миллиона долларов. Эдуард Фомин является родным племянником нашего директора Вадима Сергеевича Корецкого: его мать Анна Сергеевна Фомина, ее девичья фамилия Корецкая, она родная сестра Вадима Сергеевича. Когда я это обнаружил, то Корецкий отобрал у меня все материалы по этому делу и мой личный ноутбук. Однако я успел все материалы переправить вам по электронной почте. Посмотрите почту, вы все сами увидите. Вы поняли меня?

— Алексей, надеюсь, это не первоапрельская шутка? – серьезным голосом спросил Сокуров. – Вы понимаете, что вы сейчас мне сообщили?

— Дмитрий Ильич, мне сейчас не до шуток, — ответил Алексей. В его голосе уже звучало плохо скрытое торжество. – Я опасаюсь за свою жизнь и за жизнь членов моей семьи. Корецкий привлек к делу каких-то бандитов. Я тоже читаю детективы и догадываюсь, что когда речь идет о таких суммах, то Корецкий ни перед чем не остановится. Вам необходимо срочно приехать – и чем быстрее, тем лучше. Желательно, приехать уже завтра.

— Я вас понял, Алексей, — произнес Сокуров. – Ждите нас завтра. Мы сами обязательно свяжемся с вами.

— На всякий случай, вы знаете, где я живу? – спросил Алексей. – Учтите, что у Корецкого мой ноутбук, а я, когда вел расследование, настроил его так, что теперь он может без проблем перевести все деньги куда угодно! Если он сбежит, то плакали ваши денежки и поминай, как звали!

— Да, знаю, — ответил Сокуров и зловещим тоном добавил. – Не беспокойтесь, никуда он от нас не денется. Огромное вам спасибо за информацию!

— Вы сможете обеспечить мне защиту? – спросил Алексей. Он злорадно улыбался.

— Сможем, — коротко ответил Сокуров. – Ничего не бойтесь, Алексей.

— Да, и вот еще что, — добавил Алексей. – Корецкий вынудил меня написать заявление на увольнение по собственному желанию. Он смонтировал аудиозапись и шантажировал меня. Поскольку я опасался за свою жизнь, то был вынужден его написать. В данный момент обязанности системного администратора исполняет сын Корецкого – студент второго курса университета. Они сменили все пароли, и поэтому доступа в систему у меня больше нет. И ни у кого из наших программистов нет. Вы понимаете, к чему это может привести?

— Понимаю, — после небольшой паузы раздался в трубке удивленный голос Сокурова. Обычно бесстрастный и сдержанный, после этих слов Алексея он не мог сдержать своего изумления. – Ничего себе. Чем глубже роешь, тем лучше пахнет. Ладно, с этим мы разберемся.

— Заявляю вам официально, что я не собирался увольняться и меня вполне устраивает моя работа, — сказал Алексей. – Я ни в чем не виноват, Дмитрий Ильич! Я надеюсь, что этот вопрос вы тоже решите.

— Об этом не беспокойтесь, — произнес Сокуров. – Заверяю вас, что мы во всем разберемся. Мы пересмотрим все документы и все проверим. Вас никто ни в чем не обвиняет и даже не подозревает! И уж тем более, лично вас никто не собирается увольнять с работы!

— Хорошо, — у Алексея невольно вырвался вздох облегчения.

— У меня к вам только один вопрос, — сказал Сокуров. – А как вы вообще это обнаружили?

— Долго рассказывать, Дмитрий Ильич, — уклончиво ответил Алексей. Он слегка растерялся от такого прямого вопроса и не был готов к ответу. – Если коротко, то вы же знаете: я все-таки сисадмин и не самый плохой. Я подробно расскажу вам обо всем при личной встрече.

— Понятно, – усмехнулся Сокуров. — У вас все?

— Если в двух словах, то все, — ответил Алексей. – Все подробности я вам сообщу лично: сами понимаете, что это не телефонный разговор. И, разумеется, окажу максимальную помощь в расследовании.

— Отлично! – сказал Сокуров. – Тогда до завтра.

— До завтра, — машинально ответил Алексей и нажал кнопку отбоя.

Теперь, после состоявшегося разговора, его душа наполнилась злорадством. Алексей пришел в отличное расположение духа. Ну что, Вадим Сергеевич, теперь мы поиграем по моим правилам! Как говорится, не буди лихо, пока оно тихо! Хуже мне уже не будет, а сейчас есть шанс, что даже работу я не потеряю! А вот вы, Вадим Сергеевич, наверняка теперь работы лишитесь! Конечно, эти уроды из Москвы никакой премии мне не заплатят, но зато даже при самом худшем раскладе, все будет справедливо!

Теперь можно и пивка попить, чтобы окончательно успокоиться.

Алексей подошел к барной стойке, взял кружку пива, сел за столик и огляделся.

Он вдруг узнал обстановку этого кафе. Именно здесь он пять лет назад познакомился с Олесей. Злая радость от свершившейся мести моментально улетучилась и душу Алексея наполнила тоска и надежда.

Олеся… Да, он сейчас поедет к ней! Она и Даша – это все, что у него осталось! Олеся не бросит его!

И, словно в ответ на его мысли, зазвонил сотовый телефон. Он посмотрел на монитор: звонила Наташа, подруга Олеси.

Алексей недовольно поморщился. Ох, как же она не вовремя! Что ей вдруг срочно понадобилось?

— Слушаю, Наташ, — тем не менее, вежливым и ровным тоном ответил Алексей.

— Леша, срочно приезжай домой, — послышался в трубке взволнованный голос Наташи. – Олесе очень плохо.

Скачать полностью

===============

На сайте Slando вы можете объявления в Уфе совершенно бесплатно! Сайты объявлений Сландо — это гарантия успеха! Сайт бесплатных объявлений Сландо — экономия и качество!

===============

каталог свадебных платьев для беременных

Источник: http://bash.slando.ru/ufa/

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости