Рассказ о деятельности ФСБ

Прежде чем вы, уважаемые сограждане, начнете читать эту статью, как честный человек предупреждаю: эта история не для слабонервных. Потому что после даже беглого ознакомления повергает в состояние подлинного шока. Ибо ясно одно: мы живем не просто в полицейском государстве, где спецслужбы могут безнаказанно шпионить за любым гражданином. Мы вообще живем не в государстве. Мы живем в банде.

Стало известно, что при ФСИН (Федеральная служба исполнения наказаний – ГУЛАГ по-старому) действует некое управление, которое прослушивает все разговоры между адвокатами и их подзащитными. Причем, поражает тот факт, что деятельность данного подразделения – это вовсе не произвол неких распоясавшихся беспредельщиков: нет, сие подразделение создано по Постановлению Правительства Российской Федерации.

Эта информация стала достоянием гласности благодаря магаданскому адвокату Алексею Суханову. Причем, поводом для обращения стал другой шокирующий факт: сведения, полученные данным подразделением, используются для сокрытия преступлений, совершенных с участием сотрудников спецслужб.

Ниже приводится рассказ Алексея Суханова (источник тут):

Рассказ о деятельности ФСБ

Адвокат Алексей Суханов

Я — адвокат. Моя позащитная Кулик рассказал мне в СИЗО Магадана: сотрудники УФСБ ингушской национальности Увижевы вывозят из Магадана золото в Чечню; инкриминированное ей убийство Тоболова, за которое она арестована, совершил этот же сотрудник, чьи отпечатки пальцев изъяты с места убийства в занимаемой ими пустующей квартире, которую члены ОПГ «черных риэлторов» пытались захватить. Работающие в УФСБ ингуши руководят преступной группировкой «черных риэлторов» в составе адвокатов, нотариусов, сотрудников УБОП — после их осуждения я обратился с заявлением к директору ФСБ Бортникову с просьбой провести проверку сведений моей подзащитной: действительно ли не она убивала Тоболова, а члены ОПГ в составе сотрудников УФСБ ингушской национальности , и действительно ли те вывозят золото из Магадана для финансирования войны на Кавказе.

Рассказы Кулик о преступной деятельности сотрудников УФСБ зафиксировал на встроенные в столы микрофоны отдел оперативно-технических и поисковых мероприятий «Л» УФСИН и сводки оперативно-технических мероприятий «негласная аудиозапись» направил в УФСБ Магаданской обл. Из УФСБ ко мне отправили оперуполномоченную Бацаеву. Та пришла в кабинет СИЗО, где я работал с Кулик. Представилась ее одноклассницей, сказала. что хочет помочь ей добиться оправдательного приговора. А затем в процессе общения стала выпытывать у меня, как я намереваюсь распорядиться полученной от Кулик информацией о сотрудниках ФСБ.

Директор ФСБ Бортников отправил мое заявление без проведения проверки в Магадан. Заместитель начальника УФСБ отдал заявление пенсионеру ФСБ Увижеву.

Заместитель прокурора области Борисенко написал мне,что заявление не регистрировалось, проверка по нему не проводилась, но он считает, что сведения о вероятной причастности сотрудника УФСБ к преступной деятельности не подтвердились потому что я высказал лишь предположение.

Увижев обратлися в Магаданский городской суд с абсурдным исковым требованием — признать мое заявление в ФСБ с просьбой провести проверку о непричастности моей подзащитной к убийству Тоболова — распространением директору ФСБ порочащих его сведений.

Я объяснил судье Ворочевской, что обратился в уполномоченный госорган с просьбой проверить, соответствуют ли действительности сообщенные мне подзащитной сведения, что я не ходил по городу с транспарантами, не писал статей в газетах, не выступал на радио и по телевидению и даже никому не говорил, что убежден в достоверности сообщенных мне сведений, а лишь просил их ПРОВЕРИТЬ.

Судья написала в решении, что я РАСПРОСТРАНИЛ ДИРЕКТОРУ ФСБ порочащие почетного гражданина Магадана сведения, взыскала с меня 55 000 рублей, обязала подписать директору ФСБ признание в том, что я распространил ему (директору ФСБ) порочащие этого Увижева сведения.

Приставы на основании решения Ворочевской наложили на мою сберкнижку арест. После возвращения из санатория ФСИН я обнаружил, что не могу снять деньги. 2 месяца моя сберкнижка была под арестом (такие меры были предприняты для того, чтобы укрыть сведения моей подзащитной о вероятной причастности сотрудников УФСБ ингушской национальности к финансированию войны на Кавказе и к деятельности преступной группировки).

Поскольку я отказываюсь подписывать признание директору ФСБ (поскольку, если бы сведения Кулик были бы ложными, со мной не стали бы расправляться, потому я убежден в достоверности ее данных) — я не отказываюсь от своих убеждения и продолжаю писать в госорганы заявления о проведении проверки, надо мной творят расправу: судья Ворочевская 5 сентября рассмотрела административное дело за мой отказ выполнить ее решение — подписать признание директору ФСБ. В ближайшие месяцы меня планируют посадить в камеру спецприемника, куда ввести агентуру ФСБ и обколоть меня психотропными веществами для получения требуемого от меня признания директору ФСБ.

К гражданско-правовой и административной ответственности я привлечен в нарушение положений ч. 2 ст. 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», установившей запрет на привлечение адвоката к ответственности за выраженное при осуществлении адвокатской деятельности мнение (о необходимости проверки сведений о непричастности подзащитной к убийству Тоболова)и ст. 33 Конституции России, закрепившей право направлять обращения в государственные органы.

Об этом беззаконии опубликована статья в газете «Московский комсомолец» под названием «Дела идут — контора пишет» — прилагаю ссылку публикации о создании Правительством России Управления «Л» по подслушиванию бесед адвокатов с подзащитными в кабинетах СИЗО. Гостайна стало достоянием общественности благодаря принципиальности судьи Мосгорсуда Мухортых Е.Н. Все события, происходившие в Магадане, реальны. Читайте статью в Московском Комсомольце.

в интернете размещен ролик в Ютубе под названием «Бандитизм как государственная тайна».

ФСБ и правительство России озлоблены на меня также вследствие вынесения Московским городским судом определения от 14 мая т.г., в котором указано, что создание постановлением правительства России № 1331-с(секретно) Управления оперативно-технических и поисковых мероприятий «Л» *(переименовано в УОДОП) для подслушивания бесед адвокатов с подзащитными — нарушение прав и свобод человека, а потому к государственной тайне не относится и засекречиванию не подлежит.

Я понимаю, что в камере спецприемника со мной расправятся. Поэтому, чтобы сделанное мною не было напрасным, прошу максимально огласить происходящее в России беззаконие.

Адвокат, майор в отставке А.А. Суханов

А это репортаж «Политвестника», в котором Алексей Суханов подробно рассказывает об этом ужасе.

Выводы, сограждане, делать вам.

PS. Люди, прошу понять одну простую вещь. Речь идет не о мелочах. Не о борьбе с курением и не борьбе с алкоголизмом, не о безопасности на дорогах, а о жизни, как таковой. Для борьбы с курением есть электронная сигарета, одобренная, кстати, Минздравом РФ и предназначенные именно для для того, чтобы бросить курить, а не начать. Для борьбы с алкоголизмом и наркоманией созданы клиники и реабилитационный центр Ройзмана. Для обеспечения безопасности на дорогах есть ПДД и ГИБДД. Но для обеспечения нашего права на жизнь, нет в России ничего!

Я вовсе не хочу сказать, что не надо бороться с курением, алкоголизмом и т.п. И не хочу сказать, что это мелкие проблемы. Но все эти проблемы банально меркнут перед тем ужасом, который нас окружает!

Задумайтесь над этим.

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости