Программист. Глава 6. Побег

— Слышь, посмотри, как он там?

Сознание постепенно возвращалось к Сергею. Сильно болела и кружилась голова, к горлу подкатывалась тошнота. На месте удара вздулась огромная шишка: видимо, ударили профессионально чем-то тяжелым.

В комнате кроме него были еще двое: тот самый бугай, которому Сергей открыл дверь и низкорослый худосочный парнишка, ковырявшийся в двигателе «шестерки» возле подъезда Сергея. Оба о чем-то негромко беседовали, но не называли друг друга по именам. Сергей про себя окрестил их «Тарапунька и Штепсель»: такая же контрастная парочка. Бугай Штепсель был пока спокоен и невозмутим. Пожалуй, в его поведении сквозило даже некоторое добродушие и спокойный, почти ласковый тон. В отличие от него мелкий Тарапунька был настроен нервно и агрессивно. Вся его речь через каждое слово сопровождалась ругательствами. Во всем поведении Тарапуньки сквозила злоба. Чувствовалось, что он только и ждет повода причинить кому-то боль и пустить в ход кулаки.

Сергей с трудом открыл глаза. Он сидел на диване. Руки были стянуты за спиной скотчем, но ноги были свободны.

Противного писка бесперебойника не было слышно. Значит, уже включили свет. Все ясно: эти двое просто отключили свет на лестничной площадке, чтобы выманить его из квартиры. Что же выходит, за ним следили?

— Ну, слава Богу, очухался, — радостно произнес добродушный Штепсель, подойдя к Сергею поближе и слегка похлопав его по щекам. – Ничего, парнишка молодой, здоровый, так что все до свадьбы заживет, жить будет!

— Ну что, гений хренов? Очухался? Говорить сможешь? – прервал мысли Сергея Тарапунька, подошел к нему и несколько раз ударил по лицу. Удары были не сильными, но болезненными и очень чувствительными. Глаз моментально заплыл, на своих губах Сергей ощутил вкус крови. – Очухался, козел? Ничего, тварь, это я тебе выписал только аванс на будущее! А вот так тебе больше понравится?

После этих слов, Тарапунька сильно и профессионально ударил Сергея в солнечное сплетение. У него перехватило дыхание и потемнело в глазах.

— Погоди, не гоношись, — спокойно произнес Штепсель. – Морду ему пощупать ты всегда успеешь, тем более, что никуда теперь этот голубь сизокрылый не денется. Вначале поговорить надо, обсудить все. Может, он не дурачок безмозглый, а умный пацан, глядишь, сразу все поймет. Ты как, парень, говорить можешь или водички тебе дать?

Еще не придя в себя после удара, Сергей молча кивнул, глядя исподлобья на незваных гостей. Он понимал, что вначале надо их выслушать. Кроме того, к горлу противной волной подкатил страх.

— Нехорошо, дружок! – неторопливо и ласково начал Штепсель. – Очень нехорошо! Разве мама тебя в детстве не учила, что красть грешно? Ты разве никогда не слышал, что воровство есть занятие зело богомерзкое и уголовно наказуемое? Ай-яй-яй, как не стыдно, молодой человек! Вроде умный пацан, даже, говорят, компьютерный гений, о как!

Штепсель поднял вверх палец и посмотрел на Тарапуньку, словно ища подтверждение своим словам. Тарапунька в ответ на эту бессмысленную тираду своего приятеля ничего не ответил, а лишь криво и противно ухмыльнулся.

— Глупышка, да кто ж тебя, чудака, надоумил-то учудить такое дело нехорошее, а? – с укоризной в голосе продолжал Штепсель, качая головой. — Чего молчишь-то, сынок? Сказать нечего? Небось, стыдно стало, да?

— Я не понимаю о чем вы говорите, — с трудом шевеля разбитыми губами, пробормотал Сергей. – Что я у вас украл? В чем вы меня обвиняете?

— Ах ты, уродец! – завизжал Тарапунька и снова налетел на Сергея. Он только успел зажмуриться и неловко развернуться – град ударов снова обрушился на него. – Ты что же, паскуда, за лохов нас держишь? Ваньку валять вздумал, сука? Колись, давай! Я ж тебя, мразь, удавлю! Загрызу, паскуда!

— Да погоди ты, — недовольно поморщился Штепсель. – Это от тебя никуда не денется. Плохо ты играешь, парень. Банк взял, такие бабки отгреб – и думаешь, что так можно делать? Нет, дорогой мой дружочек, так делать нельзя. Денежки вернуть надо!

В руках у Штепселя появилась та самая пачка долларов, которую еще вчера дал Сергею Костя. Он встал со стула, подошел к Сергею, повертел пачкой перед его носом после чего слегка шлепнул долларами Сергея по носу.

— А это что, пацан? Фантики от конфет? Нет, дружочек, эти бумажки называются деньгами. И ты украл очень много таких бумажек. Ты украл десять миллионов четыреста тысяч таких вот денежных знаков. И все они зеленого цвета. Вот видишь, мы все знаем, так что не надо дурачком прикидываться. Но здесь не все, дружочек, ой, не все! Здесь только девять тысяч восемьсот долларов. Где остальные денежки? С тебя, пацан, еще десять миллионов триста девяносто тысяч двести вечнозеленых долларов. Ну, что молчишь? Куда задевал, а? Только ты давай, не тяни с ответом, дружок. А то, знаешь, я-то человек спокойный, а вот у моего друга нервишки ни к черту. Он только и мечтает, как бы кулаки почесать о чью-нибудь морду. Так что, дорогой ты мой гений, вместо того, чтобы злить моего друга, давай-ка лучше вместе обмозгуем, как бы нам побыстрее все вернуть и забыть о неприятностях. Верни деньги – и забудем. Ну, понятное дело, с кем не бывает? Соблазн велик, это ж можно понять разумом-то! Но ежели по совести и по Божьему промыслу, то вернуть надо. Обязательно надо вернуть.

Штепсель говорил неторопливо, спокойно и даже ласково. Напротив, Тарапунька дергался и нервничал. Было видно, что достаточно легкого намека, чтобы этот он начал снова избивать беззащитного Сергея. А бил Тарапунька профессионально: он коротко и точно наносил удары по самым болезненным местам.

— Вы ошибаетесь, — проговорил Сергей. – Поверьте, я к ограблению банка не имею никакого отношения. Я вообще не понимаю, почему вы решили, что это я сделал? А эта пачка долларов —  мои личные деньги. Я их на черный день отложил.

— Неправильный ответ, — неторопливо, с расстановкой произнес Штепсель. – Ну что ж, тогда считай, что этот черный день для тебя уже наступил. Ты, наверное, кое-что забыл – ну так это ж дело поправимое! Значит, нам нужно немного освежить твою память.

В ту же секунду Тарапунька как вихрь налетел на Сергея и один ударом швырнул его на пол. На этот раз первый же удар ноги пришелся по почкам. Теперь Тарапунька месил Сергея довольно долго. По конец экзекуции, бросив тело Сергея на пол, как мешок, он, отдуваясь, словно тюлень, отошел.

— Первый раз вижу такого тупого козла, который ценит деньги больше, чем собственную жизнь, — злобным голосом проговорил Тарапунька. – Ты что ж думаешь, ублюдок, мы тут с тобой шутки шутим? Ты ж компьютерный гений – вот и просчитай: что я с тобой сделаю, если ты, мразь, деньги не отдашь? Я ж тебя, козел, по частям разберу и делать это буду медленно и с удовольствием! Можешь не сомневаться!

— Погоди, может, все-таки не придется разбирать, — жестом остановил его Штепсель. – Может, у пацана все же голова на плечах. Послушай, парень, — продолжал Штепсель, присев на корточки возле головы Сергея. – Очень внимательно послушай. Пока еще можно слушать, пока ты еще что-то слышишь – внимай мне, сынок. Повторяю еще раз: мы все про тебя знаем. И то, что ты банк ограбил знаем. И даже то, что ты сегодня ночью снова в банковских этих… как их… компьютерах побывал. Ну что, сам видишь, какой смысл тебе отпираться и юлить? Ты лучше колись побыстрее и все будет хорошо. Говорить будем?

Сергей молчал. Он с трудом пытался подняться и сесть. Все тело болело, бровь была рассечена и кровь заливала глаз. Он слушал Штепселя и думал только об одном: что делать? Как поступить? Все происходящее воспринималось, как дурной сон. Он решительно ничего не понимал: как тот так быстро его вычислил? Каким образом его так быстро нашли? На кого работают эти двое? И главное: что теперь делать?

А Штепсель, сидя на корточках возле Сергея, неторопливо продолжал говорить своим ласковым негромким голосом:

— Пойми, паренек, ты в очень скверную историю попал. И дело ты сделал страшно нехорошее. Если ты кушать хотел и эти деньги скушал, то вот сейчас мой друг возьмет кухонный ножик и проверит содержимое твоего желудка. И кишечник проверит. И это все он без анестезии сделает, поверь! Он тоже гений, только другого рода. Он в твоих компьютерах не разбирается, это факт, спорить не стану, но вот во внутренностях человеческих он очень хорошо разбирается. Так что лучше скажи – себе же добро сделаешь!

— Нет у меня денег, — с трудом шевеля разбитыми губами, пробормотал Сергей. – Берите все, что хотите. Но нет у меня ничего.

— Ну, тогда извини, паренек, — с явным сожалением в голосе произнес Штепсель. – Как говорится, вольному – воля, а спасенному – рай. Каждый сам выбирает свою судьбу. Значит, ты свою сейчас выбрал.

С этими словами Штепсель поднялся на ноги, ласково погладил Сергея по голове  и, с притворным сожалением качая головой, отошел в сторону. Тарапунька сунул руку в карман и достал что-то. Раздался легкий щелчок – и в его руке сверкнуло тонкое и длинное лезвие ножа. Сергей с ужасом, как завороженный смотрел на острое лезвие. От страха у него перехватило дыхание. Не было сил даже закричать.

— Погоди-ка, — озабоченно сказал Штепсель и жестом остановил своего приятеля. – Он ведь орать будет, дергаться. А вдруг соседи сбегутся? Надо поостеречься.

С этими словами Штепсель взял со стола скотч и залепил Сергею рот.

— Ну вот, теперь можно начинать, — с удовлетворением произнес Штепсель. – Только дурак ты, парень! Честное слово – дурак. Вернул бы деньги – и спал бы себе спокойно. Так ведь нет же! Ну да, впрочем, это твое дело. Каждый сам выбирает свою судьбу. Ты свою выбрал, так что давай, начинай.

Последние слова относились уже к Тарапуньке. Штепсель сделал знак рукой и Тарапунька подошел к Сергею. Явно наслаждаясь ужасом и беззащитностью жертвы, он, не торопясь, поиграл ножом перед лицом Сергея, затем провел тупой стороной лезвия по лицу. После надрезал футболку и резким точным движением разрезал ее. Сергей с ужасом дернулся. Его трясло как в лихорадке.

— Ну что, парень, — своим ласковым голосом сказал Штепсель, задержав руку Тарапуньки. – Теперь ты нам веришь, что мы тебя можем на кусочки разрезать?

Сергей с ужасом глядел на нож Тарапуньки, будучи не в силах оторвать от него взгляд и только согласно закивал.

— Ну вот, а ты говорил, что он дурной! – радостно произнес Штепсель. – Нормальный пацан, соображает! Ведь ты нормальный пацан, верно?

Сергей снова закивал.

— Сотрудничать будем? – спросил Штепсель.

Сергей кивнул.

— Замечательно! – довольным голосом произнес Штепсель и сделал знак Тарапуньке. Тот нехотя, с явным сожалением сложил нож и убрал его в карман. – Мы поладим, парень, не переживай. Только умницей будь и слушай меня, как папу – тогда все хорошо у нас будет полная любовь и доверие друг к дружке.

— А теперь, пацан, слушай внимательно, — тем же ласковым голосом продолжал Штепсель, наклонившись к Сергею. — Деньги надо вернуть. Быстро и без лишнего шума. Поэтому для начала ты переведешь деньги, которые ты украл, на тот счет в том банке, который мы тебе сейчас укажем. И сделаешь это, не выходя из квартиры. Ты меня слышал?

Сергей кивнул.

— Хорошо понял?

Сергей кивнул.

— Ну, вот и отлично! – с явным удовлетворением в голосе произнес Штепсель. — А начнем, я полагаю, прямо сейчас. Ведь у тебя, гений ты мой сизокрылый, все есть под руками: и телефончик, и компьютер. Так что, родимый мой, прямо сейчас и приступай. Только, пацан, чтобы ты глупостей не наделал, мы твои документики-то временно приватизируем, — Штепсель достал из кармана паспорт Сергея. – Так что давай, гений, думай. И поторапливайся. Ну а мы тебя посторожим. И без глупостей.

С этими словами Штепсель взял у Тарапуньки нож и резким движением разрезал скотч, стягивающий руки Сергея. Оба отошли в сторону и внимательно испытующе смотрели на Сергея.

Ощутив свободу рук и еще не придя в себя от пережитого ужаса, Сергей первым делом сорвал скотч, стягивавший его рот, и несколько секунд судорожно вдыхал воздух, после чего обессиленный рухнул на диван.

— Ну что, очухался? – злобно спросил Тарапунька. – Если оклемался – давай не тяни и занимайся делом. Все, время пошло. И не дури, козел. Дернешься – я тебя, тварь, как колбасу на бутерброды покрошу!

Произнеся эти слова, Тарапунька резким движением снова выхватил нож из кармана, щелкнул им и коротко, почти не замахиваясь, метнул в сторону Сергея. Нож со свистом пролетел в нескольких сантиметрах от лица Сергея и глубоко вонзился в дверцу платяного шкафа.

Сергей резко отшатнулся, с ужасом посмотрел на нож, торчащий из шкафа, затем на Тарапуньку.

— Ты все понял, гений недоделанный? – худосочный Тарапунька не спеша подошел к дивану, на котором сидел Сергей, одним резким движением выдернул нож из дверцы шкафа, сложил его, сунул в карман и вопросительно посмотрел на Сергея. В первый раз с начала разговора он хоть что-то сделал спокойно.

Страх перехватил горло Сергея. Не имея сил вымолвить ни единого слова, он только молча кивнул головой.

— Ну и отлично, тогда приступай, — произнес Штепсель. – Дай-ка ему воды, чтобы в себя пришел.

Тарапунька подошел к столу, взял в руки стакан воды – видимо, он был приготовлен заранее – и протянул его Сергею. Он схватил стакан и залпом осушил его до дна. Дрожь в руках немного утихла.

Не зная, что сказать, Сергей машинально подошел к компьютеру и привычно сел за него. Он еще не знал, что будет делать – просто за компьютером он успокаивался. Мысли постепенно начинали работать четко.

— Когда деньги переведу, вы меня отпустите? – стараясь сдерживать дрожь в голосе, спросил Сергей.

— Когда переведешь деньги, сынок, вот тогда и разговаривать дальше будем, — серьезно сказал Штепсель. – У тебя, дружочек мой дорогой, сейчас одна задача: делать то, что велено. Тогда и цел останешься.

— Пиво можно взять? – спросил Сергей. – Мне так думать легче.

Оба охранника Сергея в изумлении переглянулись и, спустя мгновение, захохотали.

— На пиво, дружок, заработать еще надо, — добродушно произнес Штепсель. – Честным трудом заработать, чтобы, так сказать, на свободу с чистой совестью! Вот так-то! А не на ворованные денежки покупать. Так что пиво, милок, будет нам: вместо молока за вредность. А ты пока что водичкой обойдешься. Ну а уж дальше поглядим на твое поведение. Будешь хорошим мальчиком – глядишь, и покушать дадим. А понравишься нам – тогда и угостим тебя пивком.

И оба снова засмеялись.

Сергей отвернулся. Надо взять себя в руки и постараться не обращать внимания на этих гоблинов. Было видно, что им обоим доставляет удовольствие издеваться над ним. Черт с ними с обоими, надо подумать, как поскорее выпутаться из этого дерьма. Думай, парень, думай: что делать будем?

Автоматически, еще совершенно не представляя, что он будет делать, Сергей положил обе руки на клавиатуру. Удивительная вещь: он сразу пришел в себя и мысли снова заработали четко и ясно.

Ситуация выглядела настолько дикой и нелогичной, что Сергей растерялся. Кто мог настолько быстро его вычислить? И вообще: кто стоит за этими двумя гоблинами? Кому это могло быть выгодно? Чего от него хотят?

Костя? Бред! Зачем ему надо сдавать кому-то Сергея – тем более, что он сам же и поручил ему заняться этим проклятым расследованием? Наоборот, Косте выгодно, чтобы о Сергее никто не знал, ни одна живая душа. Для чего же ему организовывать этот допрос с пристрастием? Совершенно незачем!

Кроме того, Сергей прекрасно помнил, что Костя всегда относился к компьютерным премудростям с непонятным для Сергея отвращением. Еще когда они работали вместе при первых же – в большинстве своем несложных и легко разрешимых! — проблемах, вместо того, чтобы разобраться самому, Костя тут же звал Сергея и произносил свою стандартную знаменитую фразу: «Слышь, Серега, там у меня какая-то фишка на компьютере вылезла – посмотри, а». Нет, вероятность того, что Костя взломал свой банк не больше, чем у самого Сергея возможности баллотироваться в президенты Соединенных Штатов! Отсюда следует вывод: эти двое гоблинов работают на кого угодно, но только не на Костю.

Программисты банка? Крайне маловероятно, что они смогли настолько быстро его вычислить. Скорее всего, они вообще не смогли его вычислить – не говоря уж о личности! Если уж эти тупые ламеры целых три месяца не замечали присутствия постороннего в своей сети, то обнаружить, а уж тем более вычислить Сергея, да тем более за такой короткий срок, да и плюс ко всему определить его домашний адрес – нет, дружище, это из области фантастики!

Стоп. А если это Мегазавр? Теоретически он единственный мог вычислить Сергея, просканировав адреса. Но ведь на это надо уйму времени затратить! Кроме того, как он смог настолько быстро и оперативно не только определить местонахождение Сергея, но ведь он даже успел организовать слежку за ним этих двух гоблинов и еще снабдить их информацией. Погоди-ка! А что если Мегазавр работает на одного из учредителей банка? Тогда все сходится! Он вычислил местонахождение Сергея и слил информацию кому надо. Он был в банковских компьютерах, а там охранники записывали его паспортные данные, так что дальнейшие действия – дело техники. Да, это похоже на правду!

Нет, не сходится, подумал Сергей. Какой резон Мегазавру работать на каких-то учредителей? Очевидно, что это он сам взломал банк, этот факт не вызывает сомнений, но тогда на кой черт ему подставлять Сергея? Он считает себя Богом – значит, будет стараться играть по каким-то правилам, которые сам же и изобрел, но все равно постарается установить хотя бы какое-то подобие справедливости. Кроме того, Сергей хорошо знал психологию хакеров типа Мегазавра. Это своеобразные кибер-панки, особый тип компьютерных анархистов, отрицающих всех и вся, любую власть. У них поток букв и цифр на экране развивал своеобразное дополнительное чувство. Это особая философия, девиз которой – «Полная свобода информации». Главная цель такой философии – максимальная доступность любой информации, причем, неважно какой. Именно для этого они и взламывают защиты. Такие люди презирают всех, кто плохо разбирается в компьютерах, считают их людьми «второго сорта». Подавляющее большинство из них вообще не способны к полезному труду вообще и к созидательному программированию в частности. Многие из них за всю жизнь не написали ни одной полезной программы, причем, даже и не стремятся этого делать. Они, прежде всего, гордятся своей высочайшей квалификацией. Поэтому наниматься на грязную работу такой субъект вряд ли станет. Нет, маловероятно, что эти люди работают на Мегазавра. Да и сам он, скорее всего, хакер-одиночка. И сотрудничество с олигархами типа учредителей банка или с управляющим сочтет явно ниже своего достоинства. Да и они – олигархи — на такую сомнительную кооперацию с субъектом подобного рода не пойдут: он ведь совершенно неуправляем и никому не подконтролен. А сильные мира сего стремятся как раз к обратному: контролировать всех и вся. Поэтому таких мегазавров стараются избегать и держаться от них подальше.

Окрик Тарапуньки прервал мысли Сергея.

— Ты давай не мечтай, а работай, — закричал Тарапунька. – Мечтать скоро на кладбище будешь, понял, урод?

Сергей кивнул и для отвода глаз несколько раз ткнул пальцами в клавиатуру. Мысли снова пришли в норму. Убедившись, что его охранники возобновили беседу и перестали обращать на него внимания, Сергей снова задумался, для отвода глаз время от времени тыкая пальцами в клавиатуру. Что же ему теперь делать? А что если попытаться вытянуть информацию из этих гоблинов? Чем черт не шутит: а вдруг они проболтаются и скажут на кого работают и кто их послал? Тогда, по крайней мере, будет шанс договориться с их хозяином. Эти двое – пешки, не более того, но их босс может и должен принимать решения.

Нет, такой вариант крайне маловероятен и не осуществим. Скорее всего, попытка поговорить закончится очередным избиением – тем более, что они оба от этого процесса получают явное удовольствие. К тому же видно, что оба эти гоблина хорошо подготовлены к разговору с ним и четко проинструктированы. Видно, что их сценарий расписан вплоть до мелочей и свои роли они оба знают назубок. Их задача – заставить Сергея работать. А вступать с ним в переговоры их никто не уполномочивал.

И потом непонятно: чего вообще от него хотят? И вдруг Сергей ясно и четко все понял. Из разрозненных фраз и ничего не значащих слов неожиданно сложилась четкая и логичная схема: все сошлось!

Они хотят, чтобы его руками был осуществлен перевод денег. Значит, теперь Мегазавр останется чистеньким, потому что последняя операция будет осуществлена не его руками. Их цель – подставить Сергея. Причем, вполне вероятно, что если этот фокус удастся, то его могут заставить сделать еще несколько фиктивных переводов.

Тогда главное сейчас другое: что делать? Сидя в своей квартире, Сергей ощущал себя в гораздо большей опасности, нежели в любом другом открытом месте. Ясно, что эти оба от него не отстанут и никуда из квартиры не уйдут: будут сторожить и следить за каждым его шагом. Может, попробовать позвонить по телефону и вызвать милицию? Бред, глупость, это просто нереально: телефон у него отнимут прежде чем он не то что его достанет, а просто попытается встать со своего места. И потом изобьют так, что мало ему не покажется. Не, так не пойдет: для побега нужны силы, возможности и деньги. Прежде всего — куда бежать?  И потом: где он возьмет деньги? Конечно, если сбежать, скажем, в Москву, то там легко затеряться. К тому же гостиница на час в москве стоит недорого и это сергей знал по собственному опыту. Но сейчас карманы пусты и добраться до Москвы — это просто нреально.

Конечно, самое лучшее — вернуть им украденные Мегазавром деньги. Но как он вообще их добудет? Тем более десять лимонов! Нет, это форменная ахинея: просто из области фантастики! Они ведь даже его кровные десять штук отобрали, сволочи! Да, пожалуй, самое разумное – убежать из квартиры, а там проще будет скрыться, затеряться.

А как убежать? Они ведь следят за каждым его шагом. И думать нечего, чтобы справиться с ними обоими: каждый слишком хорошо подготовлен физически. Даже Тарапунька физически сильнее Сергея, а уж Штепсель при своей комплекции уложит его на пол одним ударом. Значит, надо под любым предлогом заставить их вывести его из квартиры. На улице гораздо больше шансов сбежать. Проще всего – в милицию. Лучше уж в тюрьме, чем на кладбище.

Но какой для этого изобрести предлог? Симулировать болезнь? Пожалуй, они вряд ли на это купятся. Вызывать «скорую помощь» эти двое, естественно, не станут. Попроситься в туалет и позвонить? Тоже не годится: один наверняка пойдет вместе с ним, тем более, что в квартире санузел совмещенный и второй человек совершенно спокойно сможет просто стоять рядом с ним и контролировать каждое движение.

К тому же наверняка перед тем, как идти к Сергею, они оба просчитали возможный вариант его побега и подготовились к нему.

Погоди, есть идея! А что если сказать им, что для перевода нужно дополнительное программное обеспечение и надо его купить на рынке? Точно! Надо сказать им, что он все подготовил, но кое-чего не хватает – ну тут уж он сможет проехать им по ушам! Только торопиться не надо ни в коем случае! Надо все подготовить и продумать до мелочей, чтобы все было очень убедительно. Чтобы поверили.

А вдруг не поверят? Вдруг они сразу свяжутся со своим боссом и тогда весь стройный план рухнет, как карточный домик. К тому же неизвестно, насколько Тарапунька и Штепсель теоретически подкованы, разбираются в банковской терминологии и в прочих тонкостях.

А может быть рассказать этим двоим правду? Допустим, он скажет, что вся эта катавасия с проникновением в банковскую сеть осуществлена по заданию управляющего «Кора-Банком» Константина Владиленовича Збандута?

Нет, это глупость! Если эти двое на самом деле работают на банк, то Костя сам же предупреждал его, Сергея, что если он попадется, то Костя будет все отрицать! Если он сошлется на Костю, то они просто перезвонят ему, а тот сделает удивленное лицо оскорбленной невинности. Конечно, со стороны Кости это будет довольно-таки сволочной ход, но об этом он его заранее предупреждал, так что в данном случае обижаться совершенно бессмысленно! А если эти двое работают непосредственно на вора, то в этом случае подобным сообщением Сергей просто подпишет еще и Косте смертный приговор!

Сергей вспомнил, что когда лазил по банковскому компьютеру, он нашел все реквизиты того банка, на который были переведены деньги. На мгновение в голове мелькнула мысль: а может быть, в самом деле, хакнуть тот банк, в который Мегазавр перевел эти проклятые десять миллионов? Вернуть эти денежки назад в «Кора-Банк» и показать результат Тарапуньке и Штепселю? И тогда все: конец кошмару и его отпустят!

Нет, решительно отмел эту мысль Сергей. Как он сможет влезть в банк «Манко» — тем более, за такой короткий срок? Даже если он туда влезет, то как осуществить перевод денег, не имея программы «Клиент-Банк»? Он ведь полный профан в банковских технологиях! В «Кора-Банк» он влез с явной помощью Кости, а здесь на его помощь рассчитывать не приходится. Нет, это нереально. Кроме того, даже если допустить теоретическую возможность, что он сможет вломиться в этот чертов банк, то что будет потом? Маловероятно, что в планы этих двоих входит выпустить Сергея на свободу. Если он это сделает, то тогда уж точно подпишет себе смертный приговор: Тарапунька и Штепсель вывезут его подальше от посторонних глаз и убьют. Свидетелей всегда убирают. Пожалуй, самое разумное решение – сбежать, удрать от этих громил, а там видно будет. В конце концов, будучи свободным, есть неплохой шанс затеряться в городе, смешаться с толпой, прийти в милицию.

Ясно одно, решил Сергей. Самое худшее из возможного – сидеть в квартире и ждать неизвестно чего. Бездействие в данном случае губительно. Если он будет сидеть без дела, он однозначно проигрывает. За компьютером он ничего не добьется.

Мысли Сергея прервало еле слышное шуршание и пощелкивание модема. Он посмотрел на экран монитора и вначале даже не поверил своим глазам. Потом опустил лицо вниз к полу, боясь, что выражение лица его выдаст.

Кто-то в чате пытался вызвать его на онлайновый разговор. Это был Мегазавр.

Источник: http://www.fonda.ru/

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости