Православные дружины: комментарий юриста

27.08.2012 10:51 10

Описывая ситуацию с инициативой руководителя православного движения «Святая Русь» Ивана Отраковского о создании так называемых православных дружин, я все-таки рассуждал с точки зрения эмоций. Мне стало интересно: а как выглядит ситуация с точки зрения закона?

Я попросил прокомментировать эту инициативу своего знакомого юриста Алексея. Далее привожу его комментарии от первого лица с небольшими сокращениями.

— Если говорить с точки зрения закона, то эта инициатива по созданию православных дружин совершенно непонятна. Дело в том, что юриспруденция – наука точная, каждое слово несет в себе определенный смысл. Так вот, из декларируемых целей господина Отраковского непонятно – а чем же, собственно говоря, он и его ребята собираются заниматься конкретно?

Рассмотрим и проанализируем цитату самого Ивана Отраковского:

«Наша задача — при любых действиях против священников, против православных святынь и культурных ценностей пресекать это в рамках закона. Мы обезоруживаем человека, вызываем полицию и выдаем нарушителей в руки правоохранительных органов, когда налицо хулиганство и вандализм».

Если ребята решили выполнять обязанности телохранителей священников, то никаких проблем нет. В России любое лицо вправе заказывать для себя услуги телохранителей. Более того, любая структура – будь то компьютерный салон, синагога или супермаркет —  вправе заказать для определенной категории своих сотрудников услуги телохранителей, если считает, что таковая личная охрана им необходима: пожалуйста, никаких проблем. С другой стороны, в России никому не запрещено заниматься бизнесом. Поэтому любая группа людей вправе организовать охранное агентство, получить соответствующую лицензию и предоставлять услуги телохранителей.

Правда, в данном случае слово «православный» входит в противоречие с Трудовым Кодексом, в котором статья 3 прямо запрещает любую дискриминацию в сфере труда. Там прямо сказано:

Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Так что, если эти ребята будут принимать в свою охранную структуру только православных, то, согласно статье 3 ТК РФ, это уже будет формальной дискриминацией. Но это мелочь, поскольку, со своей стороны, заказчик услуг личной охраны вправе предъявлять к своей охране свои персональные требования: например, чтобы телохранители были исключительно православными – это право заказчика. Поэтому если цель создания этой структуры состоит в предоставлении услуг телохранителей исключительно священникам – тут я не вижу особых проблем.

Но следует понимать функциональные обязанности телохранителя. В его (телохранителя) обязанности входит непосредственная охрана клиента, его жизнь, здоровье, ну и, возможно, честь и достоинство. И все. Имущество, недвижимость территория охраняемого лица телохранителя не интересуют. Кстати, история знает немало примеров, когда внимание телохранителя отвлекалось на посторонние вещи, а в это время на охраняемое лицо осуществлялось нападение.

Так, например, в девяностые годы я лично расследовал случай покушения на одного бизнесмена. Чтобы отвлечь внимание охраны какие-то хулиганы начали бейсбольными битами уродовать его дорогой автомобиль. Вместо того, чтобы охранять бизнесмена, его телохранитель кинулся разбираться с этими хулиганами. Соответственно, в этот момент бизнесмен остался беззащитен – и в это время в него выстрелил киллер.

Поэтому, если ребята намерены лично охранять священников – так и надо об этом сказать, а не морочить голову красивыми и высокопарными фразами.

Если же речь идет об охране объектов (как сказал сам Отраковский, «православных святынь» — возможно, они имел в виду православные храмы), то в этом тоже нет особых проблем. Любая структура – хоть Газпром, хоть РПЦ, хоть сеть автосалонов – вправе обеспечивать охрану своих объектов. Кстати, они так и делают – и это правильно.

Но важно понимать: чем должны руководствоваться такие охранники? Двумя вещами: действующим законодательством и внутренними правилами охраняемой структуры. Любая структура, любое объединение, любая организация вправе вводить свои собственные внутренние правила – вплоть до дресс-кода или правил поведения. Но следует понимать и другое: эти правила не могут быть обязательными к исполнению для тех, кто в данную структуру или объединение не входит, не является членом этой структуры. Более того: остальные даже знать эти правила не обязаны.

Также тут имеют значение две тонкости. Первое – право общего доступа на объект. Охрана вправе не допускать на территорию охраняемого объекта лиц, не соответствующих внутренним правилам. Это право вытекает из права организации иметь свои внутренние корпоративные правила. Но если есть общий доступ внутрь охраняемой территории, то, исходя из того, что граждане, не являющиеся членами структуры, имеющие свои собственные внутренние правила, знать их не обязаны, то первое, что должны делать в таких случаях охранники – это вежливо указывать на то, что граждане, находящиеся на территории, нарушают какие-то внутренние положения. И гражданину надлежит либо выполнить эти правила, либо покинуть территорию.

А вот далее дело обстоит следующим образом. Если гражданин подчиняется требованиям охраны – в его действиях никакого состава административного нарушения нет. И это вытекает из необязанности гражданина знать внутренние правила. Если же гражданин не подчиняется требованиям охраны – ну, в таком случае охрана вправе удалить гражданина за пределы территории.

Вот почему, несмотря на то, что статья 5.26. КоАП считает нарушением законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях не только прямое  воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, но и оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики, в комментариях к этой статье ограничивает понятия «оскорбление» или «осквернение». В комментариях к статье 5.26 КОАП в пункте 2 четко сказано:

«Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе сопряженное с насилием над личностью, с умышленным оскорблением чувств граждан в связи с их отношением к религии, с пропагандой религиозного превосходства, с уничтожением или с повреждением имущества либо с угрозой совершения таких действий, запрещается и преследуется в соответствии с федеральным законом. Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются».

Здесь крайне важное значение имеет слово «вблизи». То есть либо в самом храме, либо на прилегающей территории. Но не вне ее.

А вот что касается термина «дружина», «дружинник», то в этом месте появляются уже подозрения. Это вопрос серьезный.

Начнем с того, что в СССР деятельность ДНД регламентировали два документа: постановление ЦК КПСС и СМ СССР «Об участии трудящихся в охране общественного порядка в стране» от 2 марта 1959 года и Постановление Президиума ВС СССР «О усилении ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции и народных дружинников», принятое в феврале 1962 года. Однако в настоящее время единого федерального закона, регламентирующего деятельность народных дружин, в России нет: лишь в ряде городов приняты положения о народных дружинах – причем, они даже называются по разному. Поэтому данные положения, нормативы и т.п. действуют только строго в рамках подведомственной территории.

Но объединяет их одно: все народные дружины действуют только совместно с сотрудниками правоохранительных органов и строго в рамках закона. Им просто выделяется какое-то конкретное направление деятельности, до которого у сотрудников правоохранительных органов, как говорится, «руки не доходят».

Но, как следует из вышесказанного, незнание гражданами каких-то внутрицерковных правил не является нарушением – разумеется, если действие происходит вне территории церкви.

Поэтому непонятно: а что будут делать «православные дружинники» вне территории храмов – если они позиционируют себя именно как дружинники, то есть, как люди, помогающие полиции поддерживать на улицах порядок? Если речь идет именно о «дружинниках» — при чем тут «православие»? Если упор делается именно на православии – при чем тут дружинники?

Дело в том, что если эти так называемые «православные дружинники» начнут самостоятельно патрулировать улицы вне территорий храмов и приставать к гражданам на предмет некоего «оскорбления православных святынь» или «богохульных надписей на одежде», то они не просто моментально выходят за рамки закона, но и попадают под действие статьи 210 УК РФ: организация преступного сообщества или участие в нем.

Вообще, с моей точки зрения, если речь идет именно о «дружинах», то такая идея представляется мне крайне опасной. И вовсе не потому, что вслед за этим мусульмане станут создавать «исламские дружины», евреи создадут «иудейские дружины», а атеисты будут создавать «атеистические дружины». Я боюсь, что этим ребятам игры в «православных Робин Гудов» очень скоро наскучат, и они либо начнут действовать по аналогии с «Союзом Михаила Архангела», либо просто начнут делать свой «бизнес» по аналогии с бандитами девяностых, которые, кстати, часто пытались изображать из себя Робин Гудов или играть роль Юрия Деточкина.

Потому что найти повод к тому, что тебя что-то оскорбляет – как два пальца показать. Мусульманина оскорбит шашлык из свинины, православного оскорбит какая-то надпись на одежде или девушка «в маечке на пол-пузика и юбочке на пол-попочки», а атеиста оскорбит крест на одежде.

Это – прямой путь к открытым гражданским столкновениям.

Православные дружины: комментарий юриста

Иван Отраковский

Источник:

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости