Фармация. Глава 22. Смерть

12.10.2011 12:56 8

 

Наташа примчалась к Олесе через сорок минут после ее звонка. Подбежав к входной двери, она нервно нажала на кнопку дверного звонка.

Дверь никто не открывал.

Наташа кулаком забарабанила в дверь.

— Олеся! – закричала она. – Олеся, Даша, Леша! Откройте!

Из-за двери послышался какой-то сдавленный стон, лай Джека, но дверь по-прежнему не открывали.

— Олеся! – отчаянно закричала Наташа. – Да что у вас там происходит? Это я, Наташа!

Наконец из-за двери послышался топот детских ножек.

— Кто там? – раздался сонный голос Даши.

— Дашенька, солнышко, это я, тетя Наташа, — радостно отозвалась Наташа. – Что у вас случилось? Мне мама позвонила, попросила приехать.

— Я спала и вдруг проснулась, — ответила Даша. – А мама сейчас лежит на полу и ничего не говорит. Наверное, она спит. А вы правда тетя Наташа? Вы меня не обманываете? А то у меня тут рядом стоит Джек и он меня защитит!

— Правда, Дашенька, правда, — сердце Наташи сжалось от предчувствия чего-то страшного. – Просто мама заболела, а я ей помогу и дам лекарство. Ты открой мне, пожалуйста.

— Хорошо, — раздался из-за двери голос Даши. – Сейчас открою.

За дверью послышалось сосредоточенное сопение Даши: видимо, она не могла справиться с дверным замком. Наконец, дверь приоткрылась и Наташа пулей влетела в квартиру.

Первое, что она увидела, было распростертое на полу тело Олеси. Глаза у нее были закрыты, из-под ресниц текли крупные слезы, дыхание со свистом вырывалось изо рта. Время от времени раздавался лишь слабый стон.

Наташа быстро схватила Олесю за запястье – пульс бешено колотился под пальцами. Понятно, высокое давление.

Наташа приходилось и раньше ухаживать за больными, поэтому она знала, что делать и понимала, что дорога каждая секунда. Она пулей подлетела к прикроватной тумбочке – на правах близкой подруги она знала, где у Олеси лежат разные таблетки и женские мелочи – достала лекарство, взяла стакан воды и подошла к Олесе. Осторожно подняв ее голову, смочила губы водой.

Заботливый уход Наташи сделали свое дело: Олеся пришла в себя.

— Как ты? – вместо приветствия с тревогой спросила Наташа.

— Ничего, — тихо ответила Олеся и через силу улыбнулась. – Уже лучше.

— А если лучше, то нечего на полу валяться, — уже обычным тоном, по-хозяйски произнесла Наташа. — Давай-ка я тебя на диван уложу.

Она помогла Олесе подняться и уложила ее на диван.

Вскоре лекарство подействовало: цвет лица Олеси восстановился, дыхание стало более ровным.

— Так, подруга, теперь давай, рассказывай, — деловито спросила Наташа. – Что тут у вас произошло? Где твой благоверный?

Олеся открыла было рот, чтобы все рассказать Наташе, но ее вдруг поразила мысль: а что она может рассказать? Сказать, что они поссорились с Алексеем из-за того, что он решил украсть деньги? Немыслимо! Тогда уж точно Алексей никогда ей этого не простит: в этом случае получится, что она не только выгнала его из дома, но еще к тому же и выдала! Нет, говорить всю правду ни в коем случае нельзя – даже Наташе, своей лучшей и любимой подруге! Но что тогда сказать? Олеся знала, что врать она не умеет, ее всегда выдает лицо. Но сейчас она чувствовала себя настолько плохо, что решила соврать: авось, Наташа не заметит!

— Да так, — тихо сказала Олеся. – Поссорились мы с Лешей. Он из дома ушел.

— Что? – изумленно переспросила Наташа. – Вы – и вдруг поссорились? Ты что, подруга, мне тут сказки рассказываешь? Из-за чего поссорились? Он что, напился? Или ты у него в кармане чужой лифчик нашла? В чем дело?

— Нет, что ты, — переведя дух, с трудом ответила Олеся и отвела глаза. Боль снова зашевелилась в сердце. – Мы из-за денег поссорились.

— Вы – из-за денег? – спросила Наташа? – Что-то ты подруга не договариваешь. Если уж твой Лешка дома не ночевал, а ты в полуобморочном состоянии на полу валяешься – значит тут что-то еще и намного серьезнее. Ладно, сейчас не буду тебя мучить, ты и так еле живая. Когда поправишься, тогда расскажешь. Лучше скажи другое: ты знаешь, где он сейчас?

— Не знаю, — так же тихо ответила Олеся, отвернулась к стене и заплакала.

— Ладно, — громогласно заявила Наташа. – Тогда сейчас будем тебя лечить другими средствами. Вот сейчас я позвоню Лешке и если этот паразит через десять минут сюда не примчится, то я его, волка позорного, за ноги к потолку подвешу!

— Не надо, прошу тебя, — попросила Олеся. – Он сам придет, вот увидишь! Мы же не можем друг без друга. Ну посердится он, но все равно придет.

— Ну как скажешь, — недовольно произнесла Наташа. – Но тогда я «скорую» тебе вызову. А то ж на тебе лица нет!

— Да ты не беспокойся, — тихо сказала Олеся. Боль усилилась и сжала сердце. – Само пройдет. Вот придет Леша – и пройдет. Только у меня просьба к тебе есть.

— Какая? – спросила Наташа.

— Если со мной что-то случится, — Олеся сделала паузу и перевела дух. — Если со мной что – ту не оставляй Дашу. И Лешу. Обещаешь?

— Э, подруга, мне твое настроение не нравится, — нахмурилась Наташа. – Это что за пессимизм? Просто ты перенервничала, давление подскочило – ну и что? Ну, поругались вы – и что? Обычное дело: милые бранятся – только тешатся! От этого еще никто не умирал! Так что перестань немедленно думать о плохом!

— Да я и не думаю, — грустно улыбнулась Олеся. Ей стало трудно дышать, поэтому говорила она с трудом. – Ты только обещай мне, ладно?

— Ох, да куда они от меня денутся? – улыбнулась Наташа, но в глазах ее затаилась тревога: ее с каждой минутой все больше и больше беспокоило состояние Олеси. – Пусть даже и не надеются: я в любом случае ни тебя, ни Лешку, ни Дашку в покое не оставлю! Да ведь Дашка мне как родная. Можно считать, что я ее тетка!

Наташа балагурила и шутила, но на самом деле тревога ее росла. Состояние Олеси ухудшалось с каждой минутой.

А, будь, что будет, подумала Наташа. Надо звонить Лешке, а там решим.

Она вышла в коридор, прикрыла дверь в комнату и набрала номер телефона Алексея.

— Слушаю, Наташ, — раздался в трубке вежливый и ровный голос Алексея.

— Леша, срочно приезжай домой, — взволнованно и быстро сказала Наташа. – Олесе очень плохо.

— Что случилось? – испуганно спросил Алексей.

— Я не врач, а потому не знаю, — ответила Наташа. – Что-то с сердцем. Очень высокое давление. Леша, ты ей очень нужен. Я не знаю, что между вами произошло, но сейчас это совершенно неважно, да и не мое это дело. Между собой вы сами разберетесь. Но сейчас приезжай к ней как можно скорее!

Наташа повесила трубку.

Когда она вошла в комнату, Олеся лежала на диване с закрытыми глазами и тихо стонала, держась за сердце. Обеспокоенная Наташа снова взяла трубку и после недолгого колебания, набрала номер «скорой помощи».

Спустя полчаса подъехал Алексей. Когда он вошел в квартиру, там уже хлопотали врачи «скорой помощи». Олеся лежала под капельницей. Рядом с ней сидела Наташа и гладила Олесю по голове. Врач, пожилая женщина в больших роговых очках собирала медицинские принадлежности и уже собиралась уходить.

Первым порывом Алексея было кинуться к Олесе, но врач остановила его и жестом пригласила выйти в коридор.

— Что с ней? – с тревогой спросил Алексей, когда дверь в комнату, где лежала Олеся, оказалась закрыта.

Врач внимательно и строго посмотрела на Алексея.

— Острая сердечная недостаточность, — ответила она. Помолчав немного, она спросила – Вы кто ей будете, молодой человек?

— Муж, — ответил Алексей. – Скажите, от чего это может быть? И вообще, это серьезно?

— Вы кто будете по профессии? – неожиданно спросила врач.

— Программист, — нетерпеливо ответил Алексей. – Вообще, какое это имеет значение? Вы не ответили: насколько это серьезно? И от чего это?

— Очень серьезно, — медленно ответила женщина. Она сняла очки, достала из кармана платок и стала протирать стекла. – Скажите, вы вчера с ней ссорились?

Алексей потупил глаза.

— Ну ссорились, — нехотя ответил он. – Как раз вчера вечером. Ну поругались – мало ли между супругами споров бывает!

— А вообще вы часто ссоритесь между собой? – спросила женщина и испытующе посмотрела на Алексея.

— Да нет же! – горячо возразил Алексей. – Мы вообще практически не ссоримся!

— Просто вчера, — тут он запнулся. — Ну, в общем, вчера… Короче, вчера это случайно получилось! А так – нет! Слушайте, вы скажете мне, наконец, все толком?! Что вы меня мучаете вопросами: «ссорились», «не ссорились»?

— Послушайте меня, молодой человек, — веско сказала женщина. – Выслушайте очень внимательно. У вашей супруги острая сердечная недостаточность. И это было вызвано сильнейшим нервным стрессом. Такое бывает. Мы сделали все, что могли, ввели ей успокоительное и сейчас она спит. Но поверьте: в целом ситуация очень и очень серьезная. Подобные вещи иногда могут закончиться трагически. Это как болевой шок – только для нервной системы. Ей необходим полный покой. Вообще в ее состоянии самое лучшее решение – это госпитализация. Учитывая ее просьбу, мы решили пока не тревожить больную и оставим ее дома. Но имейте в виду: если до завтра состояние ее не улучшиться или, не приведи Господи, ей станет хуже, немедленно вызывайте скорую! Учтите, это не шутки!

— Так что же мне сейчас делать? – растерянно спросил Алексей.

— Только одно, — ответила врач. – Обеспечьте ей полный покой. Не оставляйте ее одну. Список необходимых лекарств я оставила подруге вашей жены.

— И долго это будет продолжаться? – спросил Алексей.

— Как вам сказать, — задумчиво ответила женщина. – Если повезет, то, думаю, через недельку она придет в норму. А сейчас — еще раз повторяю: полнейший покой! Сейчас ее нельзя беспокоить. Примерно через пару часов она проснется. До свидания.

— До свидания, — машинально ответил Алексей.

Закрыв за врачами дверь, он на цыпочках вошел в комнату. Наташа сидела у изголовья Олеси и смотрела на нее.

Алексей посмотрел на Олесю. Она лежала на диване разом похудевшая и неузнаваемо бледная.

Он подошел к дивану, поставил рядом стул и сел на него.

— Как она? – шепотом спросил он Наташу.

— Сейчас уже немного получше, — тихо ответила Наташа. – Когда я пришла ночью к вам, то чуть с ума не сошла. Лежала на полу без сознания с таким видом, что краше только в гроб кладут. Еще хорошо, что от моих стуков в дверь Дашка проснулась и открыла мне дверь. Если бы она меня не впустила, то вообще не представляю, что бы было!

— Спасибо тебе, Наташ, — с чувством сказал Алексей.

— Да ладно, — махнула рукой Наташа. – Лучше расскажи: что у вас тут произошло-то? Когда Олеся мне сказала, что вы с ней поссорились, то я чуть не одурела! Что случилось?

— Да так, — потупил глаза Алексей. Он посопел немного. – Обычное дело. Ну, поругались муж с женой, ну и что? Ты разве со своим мужем не ругаешься?

— Сравнил, — тихонько, стараясь не разбудить Олесю, засмеялась Наташа.- У нас с моим благоверным идут такие битвы, что пух и перья летят! То он «на бровях» домой припрется, то я затею поездку на дачу в тот день, когда у него другие планы. Да только ты не сравнивай: мы – обычная среднестатистическая семья. А у вас с Олеськой ЛЮБОВЬ! С большой буквы любовь! Честно тебе скажу, Леш, я такой любви никогда не встречала. И потому, если честно, завидую Олеське белой завистью. Поэтому ругань между вами, да еще такая, что ты из дома ушел – это, Леша, более чем удивительно. Тут причина такая нужна, что не дай тебе Бог!

– А что, разве Олеся тебе ничего не рассказала? – спросил Алексей.

— Практически ничего не рассказала, — простодушно ответила Наташа. – Ерунду какую-то сказала: что вы из-за денег поссорились.

— Да в принципе, так и есть, — нехотя сказал Алексей. – Слово за слово – вот и дошло до ругани. Короче, сам я во всем виноват. Казню себя, а что теперь-то сделаешь?

— Ты пойми, я в чужую жизнь не лезу, — сказала Наташа. — Поэтому, если не хочешь, то не говори. Но имей в виду: Олеся – моя лучшая подруга. И обижать ее я не позволю никому, а тебе – тем более!

— Да ты что, Наташ! – возмутился Алексей. – Ведь для меня Олеся дороже всего на свете! Я же все готов для нее сделать!

— Вот поэтому я так и говорю, — сказала Наташа. – Олеся никого так не любила, как тебя. Потому и боюсь за нее. Если ты уйдешь от нее, то она погибнет. А если с ней из-за тебя что-нибудь случится, то имей в виду: я тебе этого никогда не прощу.

— Могла бы мне этого и не говорить, — хмуро ответил Алексей. – Я Олесю никогда не брошу. Вчерашний случай будет мне, дураку, хорошим уроком.

Их разговор прервал слабый вздох Олеси. Наташа подошла к ее изголовью, а Алексей, осторожно, стараясь не потревожить Олесю, сел на край дивана рядом с ней и нежно взял ее за руку.

Ощутив прикосновение Алексея, Олеся открыла глаза. Увидев перед собой лицо Алексея, она слабо улыбнулась.

— Леша, — тихим голосом произнесла она. – Ты пришел.

— Конечно, пришел! – радостно улыбнулся Алексей. – Леся, милая, как же я мог к тебе не прийти?

Он кинулся целовать Олесю.

— Леся, милая, теперь я тебя никогда не оставлю! – горячо заговорил Алексей. – Все будет так, как ты хочешь! К черту деньги – лишь бы ты была здорова!

— Ты не представляешь, как ты меня обрадовал, — улыбнулась Олеся. – А во всем остальном как дела? У тебя все хорошо?

— Все хорошо, — кивнул головой Алексей. Он боялся, что его вранье отразится на лице и постарался улыбнуться. – А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо!

— Ну ладно, голубки, — вмешалась в разговор Наташа. – Я тут сбегаю в аптеку, куплю лекарств, а вы пока пообщайтесь.

— Смотри у меня! – она погрозила кулаком Алексею. – Не дури больше!

— Не буду, мать-генеральша, — улыбнулся Алексей. – Теперь уж точно не буду.

— Ну, рассказывай, — Олеся посмотрела на Алексея, когда за Наташей закрылась дверь. – Где ты был?

— Что я могу сказать, — он развел руками. – Походил по городу, выпил пива, остыл и понял, что ты совершенно права: незачем руки марать, чистая совесть дороже денег. Переночевал в зале ожидания на вокзале. А утром, когда я проснулся и собрался возвращаться, мне Наташа позвонила – вот я и примчался. Вот, собственно, и все.

— Вот и хорошо, — с облегчением вздохнула Олеся. – Леш, только ты больше не уходи, хорошо?

— Конечно, Леся, о чем ты говоришь! – ответил Алексей. – Мы теперь всегда будем вместе! Ну, как, мир?

Он протянул ей ладонь.

— Конечно, мир, — улыбнулась Олеся и слабо пожала руку Алексея. – Поцелуй меня, пожалуйста.

Алексей привлек к себе Олесю и нежно поцеловал.

Вскоре вернулась Наташа, нагруженная сумками. Весь день они разговаривали, шутили и смеялись. Олеся была весела, только не вставала с дивана и была бледнее обычного.

В тот день Наташа не пошла домой и на всякий случай решила остаться ночевать у них.

Утром Алексея разбудил телефонный звонок Дмитрия Сокурова.

— Добрый день, Алексей, — раздался в трубке голос Сокурова. – Мы уже прибыли и нам с вами необходимо предварительно встретиться.

— Добрый день, Дмитрий Ильич, — ответил Алексей и мысленно чертыхнулся. Блин, как не вовремя! Полностью поглощенный состоянием Олеси, он совсем забыл о том, какую кашу заварил, и теперь внутренне уже раскаивался. Но теперь поздно было что-то менять. – У меня тут неожиданно возникли проблемы. Тяжело заболела жена.

— Сочувствую вам, Алексей, — произнес Сокуров. Но в его голосе не чувствовалось ни сострадания, ни жалости. – Но, тем не менее, встретиться нам с вами необходимо. Причем, прямо сейчас. Мы долго вас не задержим. Но нам необходима предварительная информация.

— Хорошо, — вежливым тоном ответил Алексей, с трудом скрыв неудовольствие. – Где мы можем встретиться?

— Мы сейчас стоим у вашего подъезда, — сказал Сокуров. – Мы на машине, у нас с собой есть все необходимое. От вас не потребуется ничего, кроме некоторых дополнительных разъяснений.

— Тогда давайте сделаем так, — ответил Алексей. – Сами понимаете: жена неожиданно заболела и все такое… Я перезвоню вам через десять минут, и мы договоримся о времени и месте встречи.

— Договорились, — ответил Сокуров и повесил трубку.

Алексей вошел в комнату и подошел к Олесе.

— Ну, как ты, солнышко? – ласково спросил он.

— Уже лучше, — слабо улыбнулась Олеся. – Когда ты со мной, то мне всегда хорошо. А где Наташа?

— Она на кухне, завтрак готовит, — ответил Алексей. – Слушай, малыш, тут такое дело: москвичи приехали. Они сами обнаружили утечку денег со счета и просят у меня срочных разъяснений. Ты позволишь мне на пару часов отлучиться? Я только объясню им, что к чему, и сразу вернусь. Не возражаешь?

— Иди, конечно, — ответила Олеся, но лицо ее омрачилось. – Только ты не задерживайся, ладно? Мне плохо без тебя.

— Конечно, Леся, милая, конечно! – поспешно согласился Алексей. – Я ненадолго, вот увидишь!

Он вышел из подъезда и сразу увидел огромный черный джип с тонированными стеклами и московскими номерами. Рядом с водителем на переднем сиденье сидел Дмитрий Сокуров.

— Здравствуйте, Алексей, — Сокуров пожал ему руку и сделал приглашающий жест. – Садитесь и рассказывайте, что у вас произошло.

Тем временем Наташа сидела рядом с Олесей и своей болтовней отвлекала ее от невеселых мыслей. Прошло уже четыре часа, но Алексея все не было. Олеся начала волноваться.

— Где же Леша? – все время обеспокоено спрашивала Олеся. – Почему его до сих пор нет?

— Ты не волнуйся: я ему звонила, — врала Наташа. – Он сказал, что его москвичи никак не отпускают. Он скоро придет, у него все в порядке.

Но обманчивый прилив сил у Олеси после примирения с Алексеем быстро прошел, и вскоре ей стало хуже.

— Мне холодно, — тихо сказала Олеся. – Накрой меня, пожалуйста.

В комнате было тепло, даже, скорее жарко. Наташа укрыла Олесю теплым одеялом и села рядом с ней.

— Вот что, подруга, ты не раскисай, — говорила Наташа. – Вы ж с Лешкой помирились, значит теперь все у вас будет нормально. Давай-ка приходи в норму: ты ему здоровая нужна!

…Алексей не сдержал слово, данное Олесе: вместо обещанных двух часов он явился домой только под вечер. Навстречу ему вышла Наташа. Она была явно рассержена.

— Где ты шляешься? – зло прошипела Наташа. – Олеське хуже.

Обеспокоенный Алексей прошел в комнату и замер в дверях, объятый страшным предчувствием.

Отчего у него замерло сердце? Что он увидел? Почему он не обменялся с Наташей ни единым словом? Пусть на это ответит тот, кому пришлось перенести смерть близкого человека, кто видел на его челе еле уловимые, но не оставляющие никаких надежд признаки неотвратимого конца.

Олеся лежала в постели, тело ее под одеялом казалось совсем худеньким и плоским, как у девочки. Закрытые глаза были обведены багровыми кругами. При этом зрелище Алексей замер и остановился. Колени его задрожали. Чтобы не упасть, он прислонился к двери. Несмотря на полумрак в комнате, он увидел, что лицо Олеси — желто-воскового цвета. Жизнь уходила из нее, нос заострился.

Мозг Алексея гнал от себя страшную истину. Он отказывался смириться с очевидным. Олеся угасала, словно свеча на ветру, но Алексей отказывался это воспринять. Олеся не может умереть. Это невозможно. Бог не допустит, чтобы она умерла, — ведь она так нужна ему! Эта мысль пронзила его до глубины души. Алексей почувствовал, что не сможет жить без нее. Идя на цыпочках через комнату к тихо лежавшей фигуре, чувствуя, как от панического страха сжимается сердце, Алексей понял, что именно Олеся была его силой и утешением.

Услышав шаги Алексея, Олеся открыла глаза.

— Наташ, — сказала Олеся, с трудом выговаривая слова. – Ты извини, но не могла бы ты пойти и поиграть с Дашей? Мне тут с Лешей поговорить надо.

— Конечно, подруга, о чем ты говоришь? – Наташа с готовностью поднялась, с тревогой посмотрела на Олесю, затем прошла в соседнюю комнату к Даше и прикрыла дверь, откуда вскоре послышалась веселая возня.

— Леш, ты прости меня, — с трудом сказала Олеся. Ей было трудно дышать. Было видно, что слова даются ей уже с трудом.

— Леся, солнышко мое, любимая моя, что ты! – Алексей не дал договорить Олесе. – Это ты меня прости! Это я, урод, во всем виноват! Это я заставил тебя нервничать и довел до такого состояния! Все, нет больше никаких махинаций, ничего нет, кроме тебя! Я люблю тебя больше жизни! Не нужны мне никакие деньги, мне абсолютно ничего не нужно, кроме тебя! За что же мне тебя прощать? Ты ни в чем не виновата! Ты старалась удержать меня от глупостей, а я, дурак, тебя не слушал!

— Леша, что ты, — ответила Олеся. – Это я во всем виновата. Это я не смогла тебя убедить и не поняла, что ты ведь стараешься для меня и для Даши. Ты же хотел, как лучше, а я предала тебя. Прости меня, милый! Ты простишь меня, правда?

— Хорошо, хорошо, Леся, конечно! – торопливо сказал Алексей. – Конечно, я прощаю тебя! А ты? Ты простишь меня, дурака?

— Конечно, Леша, — еле слышно прошептала Олеся. – Я ведь люблю тебя и всегда любила. Ведь ты для меня – весь мир. Ты подарил мне такое счастье, о котором можно только мечтать. Только у меня к тебе одна просьба…

— Какая, Леся? – с тревогой спросил Алексей. – Ты только, ради Бога, не волнуйся! Тебе ведь нельзя волноваться!

— Ты… позаботься… о Даше…, — прошептала Олеся. – Будь ей… хорошим отцом…

— Леся, милая, конечно, — горячо ответил Алексей. Он сжал своими сильными руками ладонь Олесь, которая была уже холодна, как лед. – Мы вместе о ней будем заботиться! И все у нас будет хорошо, вот увидишь!

— Вот… и… хорошо…, — из последних сил прошептала Олеся. – Поцелуй… меня… Я… люблю… тебя…

Алексей наклонился и поцеловал Олесю. Ее губы показались ему холодными, как лед. Она слегка улыбнулась, а потом словно сон смежил ее веки.

— Леся, любимая моя, ты только не волнуйся, — ласково сказал Алексей. – Все у нас будет хорошо.

Она не ответила.

— Леся, — осторожно позвал Алексей.

Он погладил ее по щеке. Щека была холодная.

Он схватил ее за руку.

Пульса не было.

Он приложил руку к ее груди и попытался услышать биение сердца.

Оно не билось.

— ЛЕСЯ!!! – отчаянно закричал Алексей.

В комнату вбежала Наташа. Она подлетела к Олесе и пощупала пульс. Не найдя его, она дико вскрикнула и зарыдала, закрыв лицо руками.

Будучи не в силах произнести ни единого слова от охватившего его горя и ужаса, Алексей, глядя в пространство невидящими глазами, держал в руках безжизненную руку Олеси. До него никак не мог дойти все смысл того, что случилось.

Произошедшее казалось ему дурным сном. Вот сейчас, он проснется, стряхнет с себя это чудовищное наваждение – и рядом окажется Олеся, молодая, веселая, полная жизни и радости. Это был сон, просто сон, они теперь будут всегда вместе. И ничего не было: ни дьявольского соблазна, ни Корецкого, ни аферы, ни этих проклятых денег — ничего не было, ничего нет, кроме их любви!

ГОСПОДИ, НУ СДЕЛАЙ ЖЕ ЧТО НИБУДЬ!!!

Алексей упал к ногам Олеси. Он обнял ее и впервые в жизни заплакал. Слезы градом катились у него по щекам.

— Леся, родная моя, радость моя, прости меня! Вернись ко мне, умоляю! Не уходи! Я не могу без тебя! Господи, что угодно, но только не это! Верни мне ее! Леся, скажи хоть что-нибудь!!!

Олеся не отзывалась.

Наташа сидела рядом с изголовьем Олеси и горько плакала. Вытерев глаза, она посмотрела на Алексея и сказала:

— Нужно зеркала занавесить. Так положено.

Алексей поднялся, безучастным взором оглядел комнату и вдруг увидел свое отражение в зеркале.

На него тридцатилетнего Алексея смотрел пятидесятилетний старик с лицом, полным муки и безграничного отчаянья.

У него были внешние черты Алексея.

Только этот человек был совсем седой.

Скачать полностью

==============

Надувные матрасы IntexНаша компания достаточно давно специализируемся на продаже надувных матрасах и готовы предложить потребителям разнообразные модели, которые больше всего будут соответствовать вашим требованиям. Все надувные матрасы и кровати поставляется непосредственно производителями, что позволяет нам предлагать потребителям продукцию по приемлемым ценам.

Источник: http://www.comfort-shop.ru/

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости