Программист. Глава 10. Друзья

— Вставай, подымайся, рабочий народ! Сейчас будем делать Большой Йыкыргын, что в переводе означает Великий Народный Хурал!

— О, вот это я понимаю: спит, как пожарник: двадцать четыре часа в сутки! Вот что значит здоровый и молодой организм! Раз так крепко спит, значит, жизненно важные органы не повреждены!

— Ну, ты здоров харю давить! Уж вечер скоро, а он все дрыхнет! Вставай пришел, Гуля-дорогуля! Здоровье поправлять будем вкусной и полезной пищей, которая в переводе на великий и могучий русский язык означает «пиво»!

— Эк тебя разукрасили-то, братуха! Ай-яй-яй! Ну, ничего, гусара украшают усы и шрамы. Шрамы у тебя уже есть, а усы отрастишь, какие твои годы. «Шрам на морде – украшенье грубых мужчин, шрам на попе – украшенье нежных женщин». Отсюда следует, что твое лицо несколько отличается от задницы, но готов немедленно тебя успокоить: твой фейс отличается от ануса явно в лучшую сторону и с большим преимуществом! Так что, дорогуша, рейтинг несомненно в твою пользу!

Сергей с трудом продрал глаза и поднял голову. На него смотрели четыре смеющиеся, до боли знакомые физиономии: его друзья. Еще не проснувшись, как следует, он протер глаза и улыбнулся.

— Вот он, герой, во всей красе, — произнес Игорь, широким жестом указывая на Сергея. – Ладно, ближе к телу, други мои любезные, нас ждут великие дела. Серег, давай вставай, у нас много дел. Вот тут мы тебе кое-какие шмотки принесли, давай, одевайся. Вы тут располагайтесь, а я пойду, что-нибудь сварганю пожевать, чайку попить, ну и закусочку сообразим. Сядем, выпьем по рюмочке чая и о делах наших скорбных калякать будем.

Вскоре друзья сидели за столом, ели бутерброды, запивая их пивом, и внимательно слушали рассказ Сергея.

— Ну и какие будут мнения господа хорошие? – спросил Игорь, когда Сергей, наконец, замолчал. – Что делать будем?

— Блин, Серега, и на хрена ты вообще полез в этот «Кора-Банк», — в сердцах сказал Толстов, — Тебе что, своей зарплаты не хватало? Нет же: нашел на свою задницу приключений!

— А тебе что, всегда своей зарплаты хватает? – с обидой ответил Сергей. – Ты от калымов никогда не отказываешься?

— Мне другое подозрительно, — подал голос Бочкарев. – Почему это вдруг Костя стал платить тебе такие деньги? Зачем платить сисадмину – пусть даже такому, как ты! – тридцать тысяч долларов в месяц, когда на рынке труда очень много предложений от людей, готовых работать за значительно меньшую сумму?

— Леша, не все так просто, — возразил Сергей. – Я не цену себе набиваю, но послушай то, что я тебе скажу. Есть старинная поговорка: скупой платит дважды. Квалифицированный специалист не может стоить дешево, так же, как ты не сможешь найти новый Мерседес за двадцать тысяч баксов! Чем выше квалификация специалиста, тем выгоднее организации нанимать себе такого, ибо итогом его работы будет неизмеримо меньше простоев в работе системы, а это самое главное. Например, посчитайте, ребята, во сколько фирме обойдется простой в один час — когда вообще все не работает? Или подумайте, чем чреваты периодические перебои в работе в течение хотя бы одного дня – когда принтер не печатает или почта не уходит, а то и телефоны в организации не звонят? Вот вам и ответ на вопрос!

— Не согласен! – горячо воскликнул Бочкарев. — Хорошо, допустим, но тогда зачем мне один сисадмин за такую дикую сумму? Пусть будут трое, четверо, пятеро, но за меньшие деньги! Кроме того, есть и еще одно соображение: если работают несколько человек, то они как бы страхуют друг друга. А в данном случае еще и контролируют и у каждого меньше соблазна совершить некие противоправные действия – уж слишком большие деньги стоят на кону! Костя – бизнесмен. И он бы смог сэкономить деньги! Что-то эта щедрость мне в данном случае подозрительна!

— Нет, не сэкономил бы, — покачал головой Сергей. — Наоборот, в подобной ситуации и Костя, и любой другой на его месте потеряет гораздо больше! Сисадмины — не токари у станка и не землекопы. Да, три землекопа выроют траншею быстрее, чем один. Согласен и с тем, что три токаря выточат больше деталей, чем один за то же время! Но поверьте, братцы, совершенно бессмысленно ожидать от трех-четырех-пяти сисадминов за скромные деньги того, что они разберутся с проблемой быстрее и лучше, чем один за большие деньги! Плюс у трех-четырех-пяти сисадминов за такую цену не будет такого же опыта, как у одного за большие. К сожалению, опыт — это такая величина, которая очень редко поддается суммированию.

— Ладно, предположим, что ты прав, — ответил Бочкарев. – Но тогда почему Костя не нанял изначально высококлассного специалиста себе на работу, а не десяток папенькиных сынков? Нанял бы тебя одного на работу при создании банка — и ты делал бы ему все на свете! Ведь ты же все знаешь в программировании!

Сергей засмеялся.

— Леша, мне, конечно, очень лестно, что ты обо мне придерживаешься такого высокого мнения, но ты никогда не задумывался: почему хирургу ассистируют медсестры? – ответил Сергей вопросом на вопрос. — Почему хирург не делает все одновременно? Тогда задумайся! Пойми, Леша, что сисадмин – это тебе не многорукий Шива. Нет, он может, конечно, одновременно по телефону выяснять с секретаршей, почему у нее принтер ничего не печатает, и в то же самое время выяснять, почему на сайте показываются неактуальные цены, а программа «Клиент-Банк» не выдает распечатку транзакций… Теоретически может. Но будет делать это хреново… Попроси своего главного бухгалтера одновременно с выставлением счетов партнерам объяснять клиенту что-нибудь, предложи своему дантисту одновременно с лечением твоих зубов оформлять тебе счета на оплату и заодно поддерживать чистоту в своем кабинете – и ты все поймешь моментально. Хорошие сисадмины обычно являются профессионалами в своей узкой области. Поэтому не стоит специалиста по сетям заставлять администрировать веб-сайт, а разработчика приложений заставлять администрировать программу «Клиент-Банк». И наоборот. Ничего хорошего из этого совмещения должностей обычно не получается. Хотя, конечно, тебе может повезти, и ты можешь найти многопрофильного специалиста, который сможет и шлюз для подключения сотрудников из дома настроить, и создать сайт для компании, и разработать какую-нибудь полезную программу – и при этом сделать это высокопрофессионально и быстро. Но такие уникумы встречаются на практике крайне редко и лично я пока что с такими не сталкивался!

— А как узнать о том, что системный администратор хороший? – спросил Толстов. — Ведь на лице же у него это не написано?

— Вот это вопрос вопросов! – развел руками Сергей. — Могу лишь ответить на него – что НЕ надо делать! Ни в коем случае нельзя полагаться на наличие или отсутствие профессиональных сертификатов. Что такое сертификаты? Это просто подтверждение того, что человек заплатил деньги, прослушал курсы и правильно поставил галочки на экзамене – И ВСЕ! Максимум, что вы можете предположить — это наличие базовых знаний по предмету. Я знаю людей, которые могут гордо показать различные мыслимые и немыслимые сертификаты, стоимость которых сравнима со стоимостью хорошей тачки, но все их попытки завести сервер так, чтобы он не требовал к себе внимания хотя бы неделю, тщетны. И, напротив, я знаю и людей, которые не имеют никаких сертификатов, но, тем не менее, способны легко построить бесперебойно работающую сеть в десятке филиалов. Лично у меня, например, никаких сертификатов не было, нет и вряд ли будет, потому что они мне не нужны и я считаю для себя это занятие совершенно бессмысленной тратой денег и непроизводительной потерей времени! По крайней мере, поговорите с сисадмином из дружественной компании и выясните реальную ценность сертификата. Единственно гарантированно работающий способ, который я знаю — это присматриваться к сисадмину в течение испытательного срока. Если сисадмин хороший, ваша компания не должна даже заметить, что появился новый человек (если до этого все работало хорошо) или все стало работать лучше (если до этого момента все работало плохо и нестабильно). Если же примерно дня через два после того, как приняли на работу сисадмина, компанию начало лихорадить и лихорадило с день-два-неделю, а потом все вошло в норму и стало еще лучше — сисадмин нормальный, но опыта маловато. А вот если все залихорадило и продолжает лихорадить (сисадмин бегает от сотрудника к сотруднику и так далее) — срочно изменяйте свою шкалу зарплаты для сисадмина и ищите нового. В общем, рекомендации для выбора сисадмина в основном те же, что и для выбора главного бухгалтера. Вообще, ребята, я могу дать вам некоторые маленькие рекомендации.

— Интересно, — произнес Игорь Симаков. – Вот с этого момента подробнее, пожалуйста. Мне как раз сейчас хороший системный администратор нужен – и что же ты можешь мне посоветовать?

— Если есть возможность, Игорек, то прежде всего выдели для системного администратора просторную комнату и дай ему некоторую свободу действий, — нравоучительно произнес Сергей. — Хороший сисадмин через некоторое время стащит в эту комнату все важное для работы компании оборудование. Обеспечьте этой комнате железную дверь (еще лучше, чтобы и охранник неподалеку сидел) и нормальную вентиляцию (сервера имеют тенденцию очень быстро греть воздух, но сами в жаре работать не любят). Отныне эта комната — серверная. В ней бьется электронное сердце вашей компании. Если серверная уже есть, пусть сисадмин сидит где-нибудь неподалеку. Вы же не просите бухгалтера составить баланс, находясь дома. Ради Бога, уберите подальше от него сотрудников с кучей телефонов. Или наоборот, уберите сисадмина от них. Постоянные звонки при отладке оборудования раздражают гораздо сильнее, чем плохая секретарша. И хоть иногда прислушивайтесь к тому, что говорит вам сисадмин. да, иногда он разговаривает на другом языке, но понять его можно, особенно если выделить ему хотя бы полчаса и уведомить его об этом не за пять минут.

— Тебе бы, Серега, в кадровом агентстве работать и лекции читать, — со смехом произнес Игорь. – Вот если бы мне пришлось сисадмина выбирать (тебя не зову – у нас зарплата маленькая) – как мне это сделать?

— Я могу тебе сформулировать признаки хорошего сисадмина, — ответил Сергей. – Как ни странно, но это не так сложно. Во-первых, это в меру здоровая лень. Хороший сисадмин никогда на вопрос «Что делаешь?» не ответит: «Вот, вышла новая софтина, ставлю на сервер». Если примерно добрую половину рабочего времени сисадмин пьет чай и у вас все работает — сильно радуйтесь, очень сильно радуйтесь, ибо вы даже не представляете: насколько вам повезло! Во-вторых, никогда не спрашивай у сисадмина «Что ты делаешь?». Спроси его: «Что ты сделал?» или «Что ты будешь делать?». Многие сисадмины работают в прерывистом режиме: общаются с друзьями, подумают, что-то подправят, читают документацию и так далее по кругу. Это совершенно нормальный ритм работы. Хороший сисадмин всегда готов предоставить полную информацию о системе, начиная с того, сколько проработал сервер, и заканчивая почасовым разбиением объема скачанного на компьютер сотрудника «дядя Вася». И я тебя умоляю: не увлекайся паранойей! Не читает сисадмин вашу почту, не читает! Нужна ему ваша почта, как бегемоту белые тапочки! Но зато он готов дать вам информацию, сколько вы писем отправили, и какого они были объема. Хороший сисадмин всегда держит резервные копии. И просьба «Мне нужен этот файл таким, каким он был четыре месяца назад» не должна его удивлять. Привыкни к тому, что сисадмины — вечерне-ночные существа. Дело в том, что серьезные работы лучше делать тогда, когда сервера меньше всего загружены. Хороший сисадмин обычно умеет очень хорошо говорить. Это легко вывести из предыдущих пунктов. Есть немного свободного времени — почему бы не почитать что-нибудь из художественной литературы и отдохнуть? Дело начинается обычно с фантастики и заканчивается классикой. Он никогда не бросает работу на полпути. Если что-то сломалось, он уходит в авральный круглосуточный режим до починки. Если вы позаботитесь о том, чтобы ему в два часа ночи привезли пиццу к серверу, находящемуся в починке, то он будет благодарен вам и в будущем горы для вас свернет. У хороших сисадминов что-то ломается редко. Это не их стиль работы. И последнее: он не пьет пиво, вино, водку и прочий алкоголь на рабочем месте. Кофе или чай — легко. Алкоголем он нагружается в специально отведенных для этого местах. И чем выше качество — заметьте: именно качество, а не количество! — алкоголя, тем лучше.

— Ладно, господа гусары, все это прекрасно и безумно интересно, но все-таки давайте не отвлекаться от цели нашего высокого собрания, — заметил Кулагин. – Давайте оставим наши теоретические изыски и подумаем, что делать в данной ситуации.

В комнате воцарилась тишина.

Первым молчание нарушил Толстов.

— Мне этот «Кора-Банк» всегда не нравился: мутные они какие-то. Одно слово: бандюганы! Я бы не стал с ними связываться.

— Саня, да что вы с Лешкой, сегодня сговорились, что ли? – с раздражением оборвал его Игорь. – Что толку мусолить и пережевывать возможные варианты прошлого? Парни мы сейчас переливаем из пустого в порожнее вместо того, чтобы говорить о деле! Что сделано – то сделано, давай принимать это, как неизменное статус кво. Будем исходить из того, что это данность, которую не изменить. Что делать-то сейчас, в данной ситуации?

— Ты не дал мне договорить, — обиженно сказал Толстов. – Вот я и предлагаю в дальнейшем с ними не бодаться, а свалить куда-нибудь подальше.

Все вопросительно посмотрели на Толстова.

— Да, свалить. Иными словами – бежать, утвердительно сказал Толстов. — И не смотрите на меня, как солдат на вошь, а лучше послушайте. Лет десять назад был у меня сосед по лестничной площадке. Он в годы перестройки в конце восьмидесятых он набрал долгов – аж на сто штук баксов! Вроде, бизнес какой-то разворачивал, планов было громадье, мнил себя новоявленным Рокфеллером – ну да теперь это не так важно. Дело в том, что взять-то денежки он взял, а вот вернуть должок, как это в большинстве случаев бывает, вовремя не смог. Почему не смог – сказать сейчас не могу, не знаю, может, не заладился бизнес, может, его самого кинули, а возможно, он с самого начала решил кинуть своих кредиторов, да теперь не в том дело. Пришла пора возвращать долги, а он не возвращает. С той поры бандиты на него насели крепко! Он и ударился в бега. Теперь они его разыскивают, да только ищи ветра в поле: у него ведь ни жены, ни детей, ни родни. Кстати, тогда даже ко мне два гоблина приходили, все выспрашивали про него, да про его родственников. Только какой с меня спрос? Ну, знал я, где его дача, где его погреб, где картошка на зиму хранится – ну и что же им с того? Шесть мешков картошки, которые эти быки нашли в его погребе, ста тысяч долларов явно не покрывали! От тех сведений, что я им сообщил, им тоже вряд ли легче стало. А сосед свалил неизвестно куда и с тех пор ни разу в городе не объявился. Небось, за бугром сейчас загорает, зараза – и в ус не дует! Вот моя мысль к тому и сводится: и Сереге нашему надо поступить точно так же!

— Ты, Санек, не прав, — негромко проговорил Бочкарев. – Тут иной расклад. Смыться-то не проблема: я, например, ради Сереги готов даже свою старую «копейку» ему отдать. Кстати, не смотри, что она старая: она еще о-го-го: вполне на ходу! Но ведь не в машине дело, поймите, ребята! Ста штук баксов, как в твоем примере, мы ему при всем желании не наберем: в лучшем случае у нас на пятерых как раз две-три тысячи долларов в сумме со всех и наберется, вряд ли больше. Мы же не Рокфеллеры, в конце концов! А вот теперь ты и прикинь: далеко ли он с такой суммой уедет? И долго ли протянет?

Вопрос Алексея остался без ответа: все молчали и внимательно слушали.

— Да к тому же без документов за бугор не уедешь, значит, надо будет в другой город ехать, — продолжал Алексей. — А что он в чужом городе без документов, без квартиры и без прописки делать будет? Грузчиком на рынке работать? Сторожем в магазине? Или, может быть, дворником устроится? А вот ты теперь на него посмотри-ка повнимательнее: он на это пойдет? Он станет грузчиком или сторожем работать? Ты вот попробуй: отбери у него компьютер хотя бы на две недели – он ведь с тоски помрет!

После этих слов Сергей молча хмуро кивнул.

— Ну, жизнь-то поважнее компьютера будет. Ежели приспичит – так и грузчиком поработает, и сторожем потрудится, ничего! Хотя, этот вариант с побегом я бы не отметал до конца, — проговорил Игорь. – Может так случиться, что нам в итоге и этот крайне неприятный вариант рассматривать придется. Но пока надо что-нибудь другое придумать.

— Слушай, Наполеон, — Александр Толстов вдруг повернулся к Кулагину. – А может быть, Сереге имеет смысл в милицию пойти? И рассказать все, как было на самом – так сказать, оформить явку с повинной. Что ты на это скажешь, как сотрудник органов внутренних дел?

Виталий секунду подумал, потом отрицательно покачал головой.

— Знаете, братцы, не верю я нашей доблестной милиции, не люблю ментов и предпочитаю держаться от них в этой жизни подальше. Как говорится, целее буду, — недовольно проговорил Сергей. Потом, спохватившись, он повернулся к Кулагину и виновато продолжил. – Хотя, конечно, Виталя, к тебе это не относится.

Все засмеялись.

— Да не в любви тут дело, — усмехнувшись, проговорил Кулагин. – Просто не годится этот вариант. Причем, по многим причинам. Пойми, Серега, я на твоей стороне и за тебя глотку порву, но прошу, сейчас выслушай меня очень внимательно. Посудите сами, мужики. Во-первых, в данной ситуации самый главный обвиняемый как раз именно ты, Серега. Вспомни: разве не ты взломал «Кора-Банк»? По всему раскладу получается, что именно ты его хакнул. Разве не ты влез в компьютерную сеть этого банка? Ты влез, а то кто же еще? По нашим законам сам факт несанкционированного проникновения в чужую компьютерную сеть уже есть преступление – независимо от того: сделал ты там что-либо или не сделал! При этом, заметьте, господа, что разговоры про этого твоего какого-то виртуального компьютерного Мегазавра со стороны, для непредвзятого слушателя, выглядят, по меньшей мере, просто несерьезно. Ну, хорошо, допустим, придешь ты в милицию с повинной – и дальше что? Сам подумай — что ты там скажешь? Дяденьки простите засранца, влез я в компьютерную сеть банка, но ничего не взял, все украдено до нас, да? Ребята, ну будьте же вы реалистами, согласитесь, что это звучит, по меньшей мере, наивно! Во-вторых, судя по твоему рассказу, этот твой друг Костя первым же от тебя и откажется. Кстати, прошу обратить особое внимание, он же тебя честно об этом в вашем первом разговоре и предупредил, так что обижаться на него за это не имеет ни малейшего смысла. А если он уйдет в глухую несознанку, то чем Серега сможет подтвердить свои слова? Сотовым телефоном? Диском с программой «Клиент-Банк»? Не говорите ерунды, всегда можно сказать, что все эти предметы были банально украдены! Согласны? Вижу по глазам, что, как это ни печально, но согласны. И поэтому для всех пострадавших опять-таки главным объектом выколачивания денег будешь именно ты, Серега, — и никто другой, кроме тебя. И именно за тебя, а не за Мегазавра банкиры с удовольствием и возьмутся. А в-третьих, милый друг, весь парадокс нашей жизни состоит в том, что в тюрьме человека при желании достать гораздо проще, чем на воле. Поверьте, ребята, я знаю эту систему, потому что работаю в ней, живу в ней, и поэтому знаю, что говорю: как говорят блатные, «за базар отвечаю, начальник». А если ты, Серый, сядешь в тюрягу, то тогда в этой ситуации тебе уже никто не поможет – никакая милиция тебя не защитит. Эти два клоуна, которые тебя отметелили в твоей же собственной квартире, в тюряге достанут  — это, брат, как два пальца показать!

— Утешил, нечего сказать, — недовольно проговорил Бочкарев. – И что же теперь делать? Что конкретно ты предлагаешь?

— С моей точки зрения, единственный приемлемый вариант – это самим искать тех, кто в действительности хакнул «Кора-Банк», — твердо проговорил Кулагин. – Взять их за жабры, неопровержимо доказать их вину и после этого тепленькими предъявить на всеобщее обозрение. А вот когда мы их возьмем, когда их вина будет неопровержимо доказана – вот тогда и будем торговаться с банком. В этом случае, при таком раскладе я могу обеспечить Сереге реальную, а не формальную помощь милиции. Поймите, что если в данном случае на горизонте будет маячить угроза скандала с привлечением органов внутренних дел – Серегу никто и никогда даже пальцем не тронет, ибо все в данной ситуации будут на виду. Ведь не отмороженные же они, в самом деле!

— Слушай, — вдруг спросил Толстов, повернувшись к Сергею. – А не может этот твой Птеродактиль непосредственно в банке работать?

— Мегазавр, а не Птеродактиль, — улыбнулся Сергей.– Нет, Саня, это исключено. Эту версию я сразу напрочь отметаю. Понимаешь, Санек, любой банк – это организация в которой самым главным принципом является четкое соблюдение инструкций. А такие, как Мегазавр, не работают в организациях, где главное – это порядок, дисциплина и соблюдение инструкций. Там ему скучно будет, тесно, не сможет он работать «от» и «до», не выдержит он «хождения строем». А притворяться дебилом он никогда не станет: не тот у него характер. Я ведь, в сущности, сам такой же, как он, поэтому знаю, что говорю. А этот Мегазавр мнит себя компьютерным божеством. Нет, скорее всего, его просто использовали. Кто-то в банке направлял и организовывал его работу. А заодно и список со счетами подсунул. Нет, братцы, Мегазавр хоть и причастен к этой афере, он не главное действующее лицо. Кто-то за ним стоит, в этом я уверен. В одиночку, без посторонней помощи Мегазавр такую головокружительную аферу бы не провернул.

— Ну, тогда, други мои милые, с моей точки зрения остаются только две кандидатуры, которые могут стоять за твоим компьютерным Игуанодоном и направлять его действия, — сказал Бочкарев, почесав подбородок. – Либо это банковский сисадмин, либо начальник службы безопасности банка: больше просто некому. И вот почему. Сисадмин, как сказал Сереге Костя — сын одного из учредителей банка, следовательно, может стараться как в интересах своего папаши, так и в своих собственных интересах, хотя первое предположение выглядит, на мой взгляд, наиболее вероятным. А вот тот факт, что тебя, Серый, так быстро вычислили, наводит на мысль, что кабинет твоего Кости прослушивался. Причем, так, что он сам об этом и понятия не имел. Впрочем, это сделать совсем несложно: ставь диктофон — например, есть такой диктофон edic mini — не найдешь! Следовательно, о том, что ты будешь искать злоумышленников  в банковской сети, они уже знали в тот момент, когда ты выходил из кабинета твоего Кости. Тогда выходит, что они просто ждали того момента, когда ты войдешь в банковскую сеть, чтобы иметь формальный повод тебя обвинить во всех смертных грехах. И, как мы сейчас видим, их расчет оказался совершенно правильным. А практически организовать наезд двух гоблинов – это как раз в стиле начальника службы безопасности, нежели заштатного системного администратора. Хотя… Вообще-то, рассуждая логически, в принципе и папаша сисадмина мог такую пакость организовать.

— Впрочем, — добавил Бочкарев. — Я даже не исключаю, что это сговор начальника службы безопасности и программиста. Тогда вообще все сходится идеально и задачка решена.

— Ну, как раз такой вариант маловероятен, — произнес Кулагин. – Тут этот твой Костя был абсолютно прав: когда речь идет о таких деньгах, начинаются иные взаимоотношения. Поэтому вводить дополнительных фигурантов в такое дело невыгодно.

— Это все прекрасно, но что мне-то теперь делать? – недовольно спросил Сергей. – От того, что вы тут наговорили, мне не легче.

— Ошибаешься, дружище, — произнес Кулагин.- Сейчас как раз стало намного легче. По-моему теперь тебе как раз самое время пообщаться с твоим крутым банкиром Костей. Число фигурантов сильно сократилось, поэтому разговор с тобой —  в его интересах. Тем более он обещал свою неофициальную помощь.

— А как я его теперь найду? – хмуро спросил Сергей. – Надеюсь, вы не станете мне предлагать переться в «Кора-Банк» и записаться на прием к управляющему при всем честном народе? Я ведь с Костей по сотовому телефону связывался, а его номер был записан в памяти телефонного аппарата. С помощью сотовых телефонов, компьютеров и электронных записных книжек мы сами создали себе слишком легкую жизнь. Мы не тренируем память, нам не надо ничего запоминать. Все легко: за тебя все помнит компьютер, сотовый телефон, электронная записная книжка — все прекрасно! Но в этой кажущейся легкости таится и наша слабость. Лишившись такого приятного наркотика, мы оказываемся беспомощными. Мы плохо считаем в уме, не запоминаем номера телефонов, не держим в памяти важные даты – зачем этот информационный мусор, когда за тебя все помнит техника? Поэтому мы становимся рабами такой легкой жизни. А в критических ситуация, как у меня – жертвами. Вот скажи, Леш: ты сам запоминаешь номер сотового телефона своей супруги, например?

— Да, ты прав, для меня это теперь мусорная информация и такие вещи я действительно не держу в голове, — согласился Алексей. – Но в этом деле как раз именно я и могу тебе помочь. Ты, надеюсь, не забыл, где я работаю? Правильно, техническим директором сотовой компании. И вся эта информация хранится в базе данных наших серверов. Так вот, други мои милые, в три часа ночи в нашем городе не слишком много народа общаются по сотовым телефонам. Ты сам сказал, Серега, что вы с Костей общались достаточно долго. Поэтому поднять список абонентов и определить номер телефон – это дело времени и техники. И тогда нам останется вычислить два звонка, у которых совпадают номера исходящий и входящий. Вот и все.

Внезапно беседу ребят прервал громкий телефонный звонок. Он был настолько неожиданным и показался присутствующим в сложившейся ситуации настолько оглушительным, что все непроизвольно вздрогнули. Симаков сделал рукой всем знак замолчать, взял телефонную трубку, на всякий случай нажал кнопку громкоговорящей связи и ответил:

— Да, слушаю.

— Могу я поговорить с Сергеем Михайловичем? — спросил нежный женский голос, в котором, несмотря на вежливое обращение, сразу явно почувствовалась легкая требовательность и право приказывать.

Все, словно по команде, посмотрели на Сергея, на лице у которого отразилась растерянность: голос был явно ему незнаком.

— Кто это? – шепотом спросил Толстов. – Вроде бы это не Ленка.

— Понятия не имею, — прошептал в ответ Сергей. – Не Ленка – это ты прав. Но ответить надо. Значит, меня все-таки выследили. А если меня тут вычислили, то отпираться бессмысленно. Если сейчас не подойду к телефону, то и сам сгорю, как спичка, и вас за собой потяну. Я-то сам во все это дерьмо вляпался, а вы тут ни при чем, мужики? А, гори оно все синим пламенем, семь бед – один ответ, давай трубку!

Последние слова относились к Игорю. Тот неуверенно отошел от столика, на котором стоял телефон и с тревогой посмотрел на своего друга.

— Я вас слушаю, — стараясь придать своему голосу побольше уверенности и бодрости, произнес Сергей.

-Сергей Михайлович,это Алевтина Викентьевна, — раздался в трубке женский голос. — Соедините меня с Аркадием Петровичем.

Подобная просьба со стороны незнакомой дамы оказалась настолько неожиданной и прозвучала настолько нелепо, что Сергей сразу все понял, осознал ситуацию и поэтому моментально успокоился.

— Здравствуйте, Алевтина Викентьевна! — изобразив на лице искреннюю радость, ответил Сергей. – Сколько лет, сколько зим! Вы просто не представляете – до чего же я рад вас слышать! Да вот только вопрос один, Алевтина Викентьевна, имеется! Вы так-таки прямо сразу с ним самим говорить хотите или, может быть, мы с вами мило пообщаемся? Или вы вот так, без предисловия, без пожелания доброго времени суток — и в лоб, прямо с самим Аркадием Петровичем говорить хотите?

— Э-э, — раздалось на другом конце трубки. Видимо, неизвестная Алевтина Викентьевна от такого неожиданного ответа пришла в некоторое легкое замешательство. Она  не ожидала подобного начала телефонного разговора и поэтому сразу не сообразила, что ответить на подобный нахальный ответ телефонного собеседника. — Я предпочла бы,Сергей Михайлович,все-таки с ним поговорить!

— А вы, Алевтина Викентьевна, по какому делу звоните? – спросил Сергей и подмигнул ребятам, взиравшим на все происходящее в полнейшем недоумении. — По личному делу или работе побеспокоить Аркадия Петровича решили?

— По личному! – после некоторой паузы уверенным тоном произнесла Алевтина Викентьевна. В ее тоне почувствовались уже нотки раздражения и требовательности. Чувствовалось, что подобный допрос Сергея Михайловича с пристрастием оказался для нее явной неожиданностью и был крайне неприятен.

— По личном делам он принимает только в первой половине дня, — с деланным сожалением ответил Сергей. – А сейчас – увы, но соединить вас с ним никак невозможно – и не просите!

— Вы меня соедините с ним, — уже явно раздраженно сказала Алевтина Викентьевна. — А уж он сам решит, слушать ему меня или нет! Такие вопросы решать ему, а не вам,Сергей Михайлович!

— Э, нет, — возразил Сергей, растягивая слова. – Так дело не пойдет! Мне потом в лоб получать не хочется, поэтому позвоните в понедельник с утра!

— Вы просто хам,Сергей Михайлович!– послышался крайнее раздраженный визгливый голос Алевтины Викентьевны. — Когда я поговорю с Аркадием Петровичем, он с вами разберется по полной программе!

И в трубке раздались короткие гудки.

Сергей спокойно выключил громкую связь, повесил трубку и невозмутимо подошел к столу, с которого взял очередной бутерброд и бутылку пива. В комнате воцарилась тишина. Все непонимающе смотрели на Сергея.

— Слушай, — нарушил всеобщее молчание Алексей. В его тоне явно были слышны нотки тревоги, неизвестности и некоторого раздражения. – На кой черт ты нарываешься на дополнительные неприятности? Тебе что, сейчас других проблем мало, что ты дополнительно нарываешься на еще один геморрой на свою многострадальную задницу? Мало тебе тех двух гоблинов? Кто это была, черт возьми? Что это за Алевтина Викентьевна? Откуда она знает, что ты здесь? Да и вообще: кто такой этот Аркадий Петрович? Ты можешь внятно объяснить, что, черт побери, вообще происходит? Да положи ты этот дурацкий бутерброд и объясни: мы ведь здесь тебя выручать собрались, так что имеем право все знать!!!

Сергей оторвался от бутерброда и удивленно посмотрел на Алексея.

— Да я вообще не знаю, ни эту Алевтину Викентьевну, ни того, кто на самом деле этот Аркадий Петрович! Что ты ко мне пристал, дай поесть спокойно!

— Ничего не понимаю, – пробормотал ошарашенный Алексей. До него еще не дошел комизм всего происходящего. — То есть как это «не знаешь»? А что ты тогда ей тут полчаса по ушам ездил?

— Да я так полагаю, что эта Алевтина Викентьевна, видимо, просто номером ошиблась, — ответил Сергей с невинным видом. – Это ж я так, разговор хотел с приятной барышней поддержать. А она почему-то обиделась. А я тут при чем? Как я ее с Аркадием Петровичем соединю – ума не приложу!

После этих слов, глядя на непонимающее лицо Алексея, Сергей от души расхохотался.

Через секунду и до остальных дошел весь комизм ситуации. Все весело и от души захохотали. Обстановка разрядилась, все расслабились.

— Ха-ха-ха, — сквозь слезы и смех простонал Толстов. – Ну, Серый! Ну, ты и клоун! Вот уж называется, развел дамочку, так развел! Можно сказать, обломил в лучших чувствах! Бедная Алевтина Викентьевна! А вдруг она любовница этого самого Аркадия Петровича и хотела свидание ему назначить? А мы-то, мы-то, как лохи на этот цирк повелись! Ну, Серега, один-ноль в твою пользу! Пять баллов! Ой, не могу!

— Мать моя, — хохотал Алексей. – Я себе сейчас представил физиономию этой Алевтины Викентьевны! Страшно подумать, что она теперь сделает с тем, другим Сергеем Михайловичем! Ну, все, теперь как говорится, трындец котенку! Прибьет она его, наверное, это уж, как пить дать прибьет! А ведь такая может!

— А заодно и Аркадию Петровичу достанется на орехи, — хохотал Игорь. – Скажет она ему: набрал, мол, себе хамов и дегенератов в подчинение, а они меня, Великую Алевтину Викентьевну не признают и с тобой не соединяют!

— Так ведь эта Алевтина Викентьевна сама виновата, — смеялся Сергей. – Здороваться надо, вежливой быть надо. Я к ней, можно сказать, со всей душой, о здоровье, о детишках поговорить собирался… А она, понимаешь, ни «здрасьте» тебе, ни «до свидания» — выложи ей Аркадия Петровича на блюдечке с голубой каемочкой – и баста! Нет, братцы, мне такие дамочки не нравятся! Хоть бы поинтересовалась вначале – куда, мол, я попала? Так нет же: сразу начинает что-то там требовать! Вот и получила, то, что заслужила.

— Все-таки злой ты, Серега, — сквозь смех проговорил Виталий. – Не подумал о своем тезке: что теперь с ним будет! Но все-таки надо же так попасть! Вот развел, так развел! Не только Алевтину Викентьевну, но заодно и нас вместе с ней! Лично я чуть не поседел: думал, правда, вычислили нас всех и пора сухари сушить!

— Ладно, парни, повеселились – и будет, – остановил всеобщее веселье Игорь. – Давайте ближе к делу, нечего тянуть кота за хвост, вернемся к нашим баранам. Леша сейчас подал великолепную идею: надо покопаться в его базе данных. Так вот, я предлагаю не откладывать это хорошее дело в долгий ящик. Компьютер с модемом у меня есть дома. Серега великолепный программист, хакер – от Бога, кроме того, и Лешка нам поможет, так что мы сейчас прямо войдем в твой компьютер и посмотрим этот гребаный список сотовых абонентов. Вряд ли эти гады в банке настолько мудры, что смогли просчитать так далеко: что у Сереги есть друзья, один из которых работает в сотовой компании. Итак, вперед, гасконец, нас ждут великие дела!

— А что, это мысль! – обрадовался Сергей. – Игорек, ты просто гений! А что, это вполне реально осуществить! Через пятнадцать минут список у нас будет – если, конечно, Леша укажет мне некоторые точки входа, чтобы на поиски время не тратить!

— Да точки-то входа я тебе укажу, — усмехнулся Алексей. – И адреса наших серверов я тебе сказать могу. Только, Серега, ты смотри, чтобы тебя наши компьютерщики не засекли, А то ведь у меня работают ребята несколько более квалифицированные, чем те дебилы, которых Костя себе по блату в «Кора-Банк» набрал. Если мои орлы засекут твое присутствие в нашей сети, то в этом случае они перекроют тебе кислород в два счета.

Это был вызов. Сергей его принял.

— Не учи ученого, Копченый! Не боись, дружище, мы не пальцем деланы – для этого будут использованы некоторые нестандартные примы и инструменты, — с хитрой улыбочкой проговорил Сергей. – Твои ребята, конечно, профи, спорить с тобой не стану, только поверь мне: передо мной они сущие салаги. Они меня не увидят и не поймают – это уже моя забота. Они даже не поймут, что в сети есть кто-то посторонний.

Ребята гурьбой вошли в соседнюю комнату, где стоял компьютер. Сергей включил его. Друзья столпились у него за спиной и с любопытством следили за его действиями.

Сергей оказался прав: уже через несколько минут он влез в сеть сотовой компании и просматривал список рабочих станций.

— Который компьютер твой? – спросил Сергей Алексея.

Тот молча ткнул пальцем в экран и молча протянул бумажку с написанным паролем. Сергей пренебрежительно, с усмешкой, отвел руку Алексея в сторону и некоторое время щелкал клавишами.

— Это мне без надобности. Смотри, дружище, и запоминай, как настоящий профессионал работает. Ну вот, — удовлетворенно сказал Сергей. – Фирма веников не вяжет, а если вяжет, то исключительно фирменные. Теперь ты сам покопайся в своей базе данных и поищи список клиентов: ведь в своем хозяйстве ты лучше меня ориентируешься.

Теперь настала очередь Алексея. Он сел за компьютер и несколько минут что-то молча искал. Потом поднял голову и посмотрел на Сергея.

— В котором часу ты с ним вчера разговаривал по телефону и как долго эти беседы продолжались?

— Я говорил с ним ночью и дважды. Оба раза звонил ему я. Значит, номера входящего и исходящего телефонов должны совпасть. Первый раз я звонил в первом часу ночи – точнее сказать, к сожалению, не могу, а вот время второго звонка могу сказать точно: на часах было половина пятого утра. Я тогда еще на часы посмотрел и некоторое время думал: звонить или не звонить – все-таки время было позднее. Оба раза разговор продолжался явно больше десяти минут.

— Тогда это уже кое-что. Ну-ка давайте посмотрим. Очень интересно! Смотрите: вчера в период после полуночи в городе было только восемнадцать разговоров больше десяти минут. Но только два из них повторились – я имею в виду то, что повторились номер исходящий и номер входящий, следовательно, говорили одни и те же. Твоя правда, Серега: первый разговор был в ноль часов восемнадцать минут, а вот второй действительно начался в четыре тридцать одну. Первый разговор продолжался восемнадцать минут, а вот второй разговор длился двадцать семь минут. Номер исходящий и номер входящий совпадают в обоих зарегистрированных случаях. Значит, теперь нет сомнений: входящий номер – это номер телефона твоего Кости. А исходящий номер – несложными логическими рассуждениями приходим к выводу, что тот телефон, который ты, Серега, в руках держал.

Алексей замолчал и еще некоторое время щелкал клавишами.

— И еще есть одна забавная информация, — удивленно хмыкнув, произнес Бочкарев. – Я сейчас посмотрел, какие вообще переговоры велись по этим двум телефонам. И получается забавная картина: НИКАКИХ. Никакие другие переговоры по этим телефонам больше не велись. С моей точки зрения, это дополнительно указывает на то, что мы с вами, мужики, кажется, попали в самую точку.

— Леш, а когда эти телефоны были зарегистрированы? – спросил Симаков.

— И эта информация у нас также имеется, — победным тоном произнес Алексей. — Секундочку, сейчас посмотрим…

Он на секунду умолк.

— Еще интереснее! – воскликнул Бочкарев. – Оба эти телефона были зарегистрированы ровно два дня назад, причем, практически в одно и то же время и салоне связи на улице Строителей. Мужики, точно вам говорю: мы не ошибаемся!

— Слушай, Леш, скажи, а можно получить информацию, на кого эти номера зарегистрированы? — спросил Толстов. – Может быть, если мы узнаем, кто владельцы этих телефонных номеров, то нам все сразу ясно станет?

— Сань, маловероятно, что все сразу станет ясно. Телефон можно зарегистрировать и на подставное лицо, и на несуществующее лицо. Иногда в суматохе дня девочки в салоне сотовой связи могут даже и паспорт у клиента не спросить: я уже сталкивался с подобными случаями. Каждый раз мы ругаем продавцов, но бороться с этим бессмысленно: это все равно, что воевать с ветряными мельницами! Так что на этот счет ты не очень-то обольщайся. Но, тем не менее, я с тобой, пожалуй, соглашусь: давайте посмотрим формальных владельцев, к тому же это не сложно сделать. Для начала начнем с входящего телефона. Итак, смотрим: номер зарегистрирован на Костенко Анну Кузьминичну, 1920 года рожденья, паспорт прописан в селе Знаменка Костромской области. Кому-нибудь из присутствующих это имя хоть о чем-нибудь говорит?

Все дружно отрицательно замотали головами.

— Я больше того тебе скажу: это не мать Константина, в этом я абсолютно убежден, — уверенно сказал Сергей. – Год рожденья его матушки не знаю, врать не стану, но прописана она в Питере. Костя сам мне об этом говорил еще когда мы с ним вместе работали. Да и видел я ее один раз. Моложавая женщина, ей явно лет за пятьдесят, не спорю, она не первой молодости. Хотя это было почти десять лет назад, но все равно: не может она быть восьмидесятилетней старухой, физически не может! Конечно, теоретически это может быть его бабушка, но это опять-таки исключено: все его бабушки еще в пятидесятых годах умерли, он сам мне об этом рассказывал еще десять лет назад – в то время, когда мы с ним бизнесом занимались. Что ж он, столько лет паспорта хранил? Ребята, это бред, этого быть не может!

— Значит, Костя сказал тебе правду: этот номер действительно зарегистрирован на несуществующее постороннее лицо, и мы его вычислить не сможем, — решительно сказал Кулагин. – Значит, мы не станем на него время тратить. Но на всякий случай я этот номерок взял на карандаш и то же самое рекомендую сделать всем присутствующим. Тем более, что по нему нам еще звонить придется и, скорее всего – не один раз. Давай посмотрим теперь номер телефона, который ты, Серега, в руках держал. Леша, глянь, кто числится его владельцем?

— Сейчас посмотрим, — довольно ответил Бочкарев. – Так, вот он родимый! Посмотрим, кто его хозяин.

Бочкарев нажал несколько клавиш, посмотрел на экран, потом перевел взгляд на Сергея. Глаза его округлились от удивления. Он молча ткнул пальцем в экран, после чего встал из-за компьютера и отошел в сторону.

Ребята молчали и ждали. Только Бочкарев подошел к тумбочке, взял сигарету, щелкнул зажигалкой и закурил. Все кроме Сергея с удивлением повернулись к нему.

— Ты ж не куришь, — с удивлением проговорил Толстов.

— Закуришь тут, — хрипло пробормотал Бочкарев, закашлявшись от дыма. Он резким движением затушил сигарету о подоконник и с остервенением выбросил ее в окно. – Как говорится, чем дальше в лес, тем толще и наглее партизаны. Знаете, мужики, мне в жизни всякое видывать приходилось, но это – подстава первый сорт! Я балдею, дорогая редакция! Просто высший пилотаж – ну, слов нет!

— А что там? – спросил Толстов.

— Посмотри сам и увидишь, — со злостью ответил Бочкарев. – Вон погляди: главный фигурант дела сидит довольный, как стадо барсиков и охреневает от удовольствия.

— Ну и что там? — спросил Игорь. – Кто хозяин исходящего телефона?

— Он, — только и смог пролепетать Алексей, ткнув пальцев и Сергея. – Они на него телефон заранее оформили.

Сергей сел на освободившееся место, прочитал и разинул рот от удивления.

— Ни хрена себе, мужики, — раздался растерянный голос Сергея. Это были единственные слова, которые он смог выговорить. – Вот тебе, бабушка, и Птеродактиль в сметане, жареный на Юрьев день. Ни хрена не понимаю.

Не веря своим глазам, Сергей еще раз ошалело посмотрел список зарегистрированных сотовых телефонов. Потом перевел взгляд на друзей, потом снова посмотрел на список. Номер телефона, который ему вручил Костя, был зарегистрирован Сергея Михайловича Гильмана.

На его фамилию.

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости