Фармация. Глава 11. Эдик

12.10.2011 12:47 2

За всю свою жизнь Эдик Фомин ни разу не совершал ничего дурного. Он воспитывался в семье военного, в которой отец почти не бывал дома, сутками пропадая на службе. Поэтому, несмотря на властный и жесткий характер отца, воспитанием Эдика занималась его мать: кроткая, тихая и домашняя женщина, для которой Эдик, единственный ребенок в семье, был светом в окошке.

В основе любого поведения человека лежат какие-то потребности — материальные, физиологические, духовные, потребность в общении. На основе этих потребностей формируются мотивы поведения – своеобразный ответ на вопрос «почему» человек совершает тот или иной поступок. Причины своего поведения человек может осознавать или не осознавать. И никогда нельзя сказать, что что-то в своей жизни человек совершил «просто так»: каждому поступку, каждому действию есть причина — просто она может не осознаваться.

Бывают люди, которые за свою жизнь не совершают не только ничего противозаконного, но даже самых невинных проступков. Окружающие часто воспринимают это как свидетельство надежности и высоких моральных принципов. Но при этом забывают, что такое поведение является следствием не внутренней убежденности, не наличием строгих моральных принципов, за которые человек готов драться до конца, а из-за страха, наполняющего всю его внутреннюю сущность. Страха быть пойманным, изобличенным и наказанным. И этот страх наказания, страх ответственности парализует волю, парализует способность действовать самостоятельно, способность вырабатывать моральные устои. Но если перед таким человеком предстает возможность что-то совершить и при этом существует гарантия полной безнаказанности, если при этом присутствуют непомерные амбиции и тщеславие – тогда берегись! Нет такого преступления, нет такой низости, на которое подобный субъект не пошел бы, если его влечет выгода и отсутствует перспектива быть пойманным за руку!

Таким был Эдик. Он, как огня, боялся своего отца. В школе он боялся учителей, в институте боялся преподавателей. Боялся начальства, боялся милиции, боялся всего на свете. И именно этот страх, управляющий всеми его поступками, подсказал ему единственно правильную линию жизни: делать все, как говорят.

Он никому никогда не создавал проблем. Учителя всегда ставили его в пример, как тихого и спокойного ребенка. Но, будучи внешне тихим и смирным, Эдик всегда напряженно думал: о себе, о своей жизни, о своем будущем.

Ничто и никто ему не поможет, если только он сам не сумеет помочь себе. Эту истину Эдик твердо усвоил. Лет в пятнадцать, даже немного раньше, Эдик начал понимать, что к его судьбе родители отнеслись, к сожалению, очень небрежно. У его родителей нет больших денег, нет связей, ему не поступить в престижный столичный университет, не получить хорошую профессию, скажем, дипломата или крупного чиновника, не занять какой-нибудь крупный и важный пост, на котором он смог бы безбедно жить и стать богатым человеком. Теперь ему трудно будет наверстать упущенное, поскольку в более состоятельных семьях детей специально учат, готовя к той или иной престижной профессии. С чего он мог начать при таких условиях? С пятнадцати лет он стал просматривать газеты и из объявлений узнал, что всюду требуются либо высококвалифицированные работники, либо представители таких профессий, которые ничуть его не интересовали. К возможной карьере военного, к профессии отца, он относился с плохо скрываемым отвращением. Вот еще: постоянные переезды с места на место, унылая жизнь в каком-нибудь дальнем гарнизоне – нет, это явно не для него! Простой физический труд он также считал явно ниже своего достоинства и даже не рассматривал такую возможность. Зачем стоять у станка, укладывать кирпичи, водить такси, когда такие же, как он, молодые люди становятся переводчиками, дипломатами или бухгалтерами в банках и различных конторах! Что за жалкая, унизительная жизнь, ничуть не лучше той, какую он вел до сих пор: ходить в старом платье, спозаранку подыматься по утрам и выполнять всю ту нудную работу, которой приходится заниматься людям физического труда!

Впрочем, карьера программиста или инженера также не привлекала Эдика: еще в школе, несмотря на свое усердие, он понял, что точные науки – явно не его стихия. Он вообще не задумывался над вопросом: чем бы он хотел заниматься? Что ему интересно?

Интересы людей различаются их содержанием: предметом или областью действительности, на которую эти интересы направлены. Оцениваются интересы по их общественной значимости: одни – как положительные, высокие, благородные, другие – как отрицательные, мелкие и даже низменные. Индивидуальность человека характеризуется не только наличием общественных интересов, но и их соотношением с личными. Наиболее духовно богатым является человек, у которого общественные интересы стоят выше личных или совпадают с ними. Другим свойством интересов является их широта, которая нисколько не исключает наличия одного, главного, центрального интереса как основного жизненного стержня, объединяющего все другие интересы. Наконец, интересы людей характеризуются их устойчивостью, т.е. степенью постоянства, и силой. Сильный интерес побуждает человека к активности, помогает преодолевать всякие препятствия, закаляет волю и характер.

Сильный и устойчивый интерес к профессиональной деятельности, мастерству и совершенству зачастую является основой общей направленности работника, составляет главное содержание его жизни, определяет формирование всех сторон его психики. Познание этой направленности и влияющих на нее факторов помогает определить устремления работника.

Из мотивов, побуждающих человека к труду, преобладающими должны быть те, которые вызывают у него удовлетворение от самого процесса работы и ее результатов, а не степень вознаграждения или занимаемое им общественное положение. Если работник, приступая к определенной работе, руководствуется лишь заработком и не находит привлекательности в функциях, им выполняемых, качество работы, касающейся переданных ему полномочий, будет низкое из-за безразличия к конечным результатам, а иногда и прямого уклонения от работы.

Эдик был типичным представителем именно последней категории людей. Ни одна профессия не привлекала его именно своим содержанием. В своих мечтах на все занятия, изобретенные мыслью человека, он смотрел лишь с точки зрения выгод и тех материальных благ, которые он может приобрести.

Впрочем, одна мечта у него была: он мечтал путешествовать. Вот если бы у него были бы деньги, то тогда бы он объездил бы весь мир! В каких только странах они бы ни побывал!

Эдик был из породы тех людей, которые считают себя особенными, не похожими на других. Он никогда не чувствовал себя неотделимой частицей своей семьи, и не сознавал по-настоящему, что чем-то обязан тем, благодаря кому появился на свет. Наоборот, он был склонен осуждать своих родителей, — правда, не слишком резко и сурово, с полным пониманием их качеств и способностей. Но, умея столь здраво судить о других, он, однако, до шестнадцати лет не был способен составить какой-то план действий для самого себя и хватался то за одно, то за другое.

Разумеется, он не был законченным негодяем. Просто судьбы окружающих никогда не представляли для Эдика никакого интереса. Безумную любовь матери он воспринимал, как нечто само собой разумеющееся.

Как и положено в природе, со временем в нем заговорил голос пола: его влекла и волновала красота девушек, и ему хотелось знать, может ли он тоже нравиться им. И теперь он, естественно, был немало озабочен собственной внешностью и одеждой: какой у него вид по сравнению с другими молодыми людьми? Он мучился, сознавая, что одет беднее, чем некоторые его одноклассники. Что за несчастье быть сыном таких никчемных неудачников, ниоткуда не ждать помощи и быть не в силах помочь самому себе!

Стараясь изучить себя во всех зеркалах, какие только ему попадались, Эдик убеждался, что он вовсе не урод: прямой, точеный нос, высокий белый лоб, волнистые блестящие черные волосы и черные глаза. Однако сознание, что его семья так жалка и что из-за профессии и окружения его родителей у него никогда не было и не будет настоящей карьеры и богатства, все больше и больше угнетало его и порождало меланхолию, которая не обещала для него в будущем ничего хорошего. Иногда он пробовал мысленно взбунтоваться, а затем впадал в оцепенение. Поглощенный мыслью о родителях, он забывал о своей внешности и истолковывал не в свою пользу заинтересованные, пренебрежительные и в то же время манящие взгляды, которые бросали на него девушки на дискотеках – эти девушки принадлежали к совсем другому кругу. Но даже в те минуты он старался узнать, нравятся они ему или нет, смелый он или трусишка.

Однако задолго то того момента, прежде чем он стал хоть что-то зарабатывать, он вечно мечтал: ах, если бы у него были, как у некоторых молодых людей, дорогой и элегантный костюм, шикарная машина, роскошная вилла и квартира! На пальце у него обязательно будет перстень с печаткой, на галстуке золотая заколка — ведь столько вокруг преуспевающих молодых людей щеголяют всем этим! Многие его ровесники, у которых богатые и влиятельные родители, уже владеют собственными фирмами, живут в собственных квартирах, ездят в зарубежные поездки, отдыхают на лучших мировых курортах! Некоторые родители дарили своим сыновьям — его ровесникам — автомобили в полную собственность. Эдик видел, как они, словно мухи, летали взад и вперед по главным улицам города. И с ними были ослепительные девушки. А у него ничего нет. И никогда не было. И вряд ли будет.

И эти мысли наполняли его душу осознанием собственного ничтожества.

А мир так богат возможностями, и столько вокруг счастливых, преуспевающих людей. За что же ему взяться? Какой путь избрать? Какое изучить дело, которое дало бы ему возможность выдвинуться? Он не мог ответить. Он не знал. А эти совершенно бесполезные люди — его родители — сами ничего не добились в жизни и ничего не могли ему посоветовать.

Он мечтал получить все и сразу. Но стоило ему только начать обдумывать какой-либо план быстрого обогащения, ему немедленно начинали мерещиться различные ужасы. Окружающий мир он воспринимал, как враждебную среду. Он считал всех своими врагами. А вдруг он откроет свою фирму и разорится? А вдруг ему придется иметь дело с бандитами? А вдруг его обманут сотрудники? И все эти «вдруг» сковывали его волю, страх ответственности отбивал всякое желание к конкретным действиям.

Но к моменту окончания школы, когда Эдик с оцепенением и ужасом думал о своей судьбе, он получил неожиданный подарок. Его родители, которые тяжелым трудом смогли накопить немного денег, наняли ему репетиторов, благодаря которым Эдик смог неплохо подготовиться и поступить в экономический университет. Каким трудом это далось его родителям, сколько сил и средств они на это потратили, Эдик не знал, да и не интересовался. Неожиданный подарок судьбы он воспринял как неслыханную удачу. Его мысли были уже далеко. В мечтах он представлял себя крупным бизнесменом и богатым человеком, считал, что судьба достаточно вознаградила его по заслугам.

После того, как заветная корочка диплома о высшем образовании стала собственностью Эдика, он был счастлив. Сбываются самые заветные мечты! Все дороги к богатству и счастью открыты! Теперь у него есть престижная профессия! Он принадлежит к элите общества!

Эдик, как и многие другие молодые люди в его возрасте, полагал, что по окончании учебы перед ним откроются все двери и он сразу получит постоянную должность с прекрасным жалованьем.

Однако жизнь доказала, что это не так.

Получив вожделенный диплом, Эдик очень скоро убедился, что для жизненного успеха одного диплома мало: необходимо, как минимум, устроиться на работу. Получив диплом бухгалтера, Эдик попытался устроиться на работу в различные фирмы, но особого успеха не добился. Он устроился на работу в какую-то мелкую фирму вначале бухгалтером, потом в другую фирму главным бухгалтером, но эта работа не принесла ему ни положения в обществе, ни вожделенного богатства. Зарплату ему платили не очень большую, но зато ответственность была огромная. Кроме того, как это часто бывает в современной России, приходилось вести «двойную бухгалтерию», а это наполняло душу Эдика липким страхом. Он хотел иного: больших доходов при минимуме ответственности.

Есть поговорка: «хотеть вовсе не вредно». Эдик не мог понять простую истину: большие доходы всегда связаны с напряженной работой и большой ответственностью. Он хотел несовместимых вещей: быть большим начальником, уважаемым и солидным человеком, командовать людьми, получать большие доходы – и при этом ни за что не отвечать и жить спокойно.

Важнейшими чертами характера руководителя являются целеустремленность, решительность, настойчивость, инициативность. Воспитываются они, прежде всего, мировоззрением и убежденностью. Из твердых убеждений рождается ясность целей, которая является необходимым условием последовательности действий. Люди без твердых убеждений никогда не могут иметь и твердого характера. Однако мировоззрение и убеждение создают только базу, стремление, тенденции к выработке определенных черт характера. Эти тенденции могут превратиться в черты характера лишь в том случае, если человек будет сознательно работать над самовоспитанием положительных и устранением отрицательных черт, постоянно и неуклонно поступать соответствующим образом. Единственный способ сделать себя дисциплинированным – всегда и везде поступать дисциплинированно; чтобы стать вежливым, надо постоянно вести себя вежливо. Мужество формируются в процессе мужественных поступков.

Этих качеств у Эдика не было. У него не было убеждений – и потому не было твердого характера. Цели его были расплывчаты и неопределенны: точь-в-точь, как Манилов, он лишь мечтал о богатстве и положении, ничего не желая для этого делать. Вот почему, несмотря на диплом в кармане, он чувствовал себя лишь жалким неудачником.

Но рано или поздно, каждому человеку Судьба дает в жизни Шанс. И вскоре Эдик снова получил неожиданную помощь – причем оттуда, откуда он ее совершенно не ожидал.

Был день рожденья его матери Анны Сергеевны. С утра нарядная и моложавая, она носилась по квартире в ожидании гостей, когда раздался телефонный звонок.

— Слушаю, — ответила она, заранее предвкушая чье-то внимание и последующее поздравление, а потому улыбаясь.

— С днем рожденья, милая сестренка, — раздался в трубке мужской голос. – Здоровья тебе, вечной молодости, счастья и всяческих благ!

— Ой, Вадик, — ахнула Анна Сергеевна. – Братишка, родной! Как же я рада тебя слышать!

— А уж я как рад, — довольно засмеялся мужчина на другом конце трубки. – Сколько же мы с тобой не виделись – страшно подумать! Но в день рожденья моей дорогой Анюты я просто не мог не поздравить мою дорогую, любимую и – заметь!- единственную и неповторимую старшую сестричку.

— Спасибо, милый! – от радости и Анны Сергеевны перехватило дыхание, а на глазах заблестели слезы. – Где же ты, родной мой чертенок? Когда же ты к нам, наконец, приедешь?

— Ну, если ты у тебя появится для родного братца немного времени, то можем встретиться хоть сейчас, — со смехом сказал Вадим. – Ты не возражаешь?

— Как это «сейчас»? – растерянно спросила Анна Сергеевна. От радости она плохо соображала. – Ты что, в нашем городе? Когда же ты приехал? Почему сразу не зашел?

— А ты входную дверь открой, — ухмыльнулся Вадим. – Может быть, за ней ты увидишь что-нибудь интересное.

Выронив трубку, Анна Сергеевна кинулась к входной двери, распахнула ее и попала сразу в крепкие объятья брата. Он держал в руках огромный букет цветов и коробку. Анна Сергеевна со слезами на глазах исступленно целовала брата.

— Господи, Вадик, дорогой ты мой чертенок! Как же я по тебе соскучилась! Спасибо тебе, милый! Ты просто не представляешь, какой подарок ты мне сделал! Пойдем скорее, я тебя с сыном познакомлю!

До поздней ночи они сидели на кухне Анны Сергеевны, говорили и никак не могли наговориться. Вадим недавно переехал в их город: ему предложили пост директора филиала крупной фирмы по оптовой торговле медикаментами. Анна Сергеевна подробно расспрашивала брата о его делах и искренне радовалась его успехам.

— Да что мы все обо мне, да обо мне, — с шутливой досадой в голосе сказал, наконец, Корецкий. Он погасил сигарету и взял руки Анны Сергеевны в свои крепкие ладони. – Лучше о себе расскажи. Как у тебя дела? Как сын? Я смотрю, прекрасного парня вырастила! Впрочем, ты всегда была отличным воспитателем!

— У меня-то все хорошо, — вздохнула Анна Сергеевна. – Живу, работаю. Муж все время на службе, уже полковник, скоро на пенсию уйдет. А вот с сыном у меня проблемы, Вадик.

— А ну-ка, с этого момента подробнее, — Корецкий слегка прищурился и внимательно посмотрел на сестру. Он даже слегка удивился, услышав подобное, ибо Эдик произвел на него благоприятное впечатление: приятный молодой человек, воспитанный, явно не глуп. – Давай, рассказывай, что стряслось? С виду, вроде, нормальный молодой человек, девушки, небось, сохнут по нему. В чем дело?

— Да ты не подумай, Вадик, у Эдика вроде все нормально. Другая у него проблема: нормальную работу найти никак не может. Два года назад экономический университет закончил, внешне все нормально, а вот с работой – никак. То в одну фирму устроится, то в другую – либо платят ему копейки, либо дела в фирме какие-то полукриминальные. Я уже ночами не сплю, все думаю: как бы ему помочь? Да какой из меня в этих делах помощник? Ни денег, ни связей. У мужа те же проблемы. Эдик у меня мальчик послушный, дисциплинированный, да вот только характер у него – не для нынешнего времени. Как бы тебе сказать – не «зубастый» он. По нынешним временам надо крепкие зубы иметь, характер твердый – вот, например, как у тебя. То, что ты в жизни многого добьешься, я никогда даже на секунду не сомневалась. А вот Эдик – он другой. И что мне делать – даже не знаю.

Корецкий задумался. В его фирме, как назло, не было ни одной свободной вакансии, кроме заведующего фармацевтическим складом. Предыдущего заведующего недавно перевели в Москву, и именно сейчас Корецкий подыскивал ему замену.

Разумеется, Корецкому не очень улыбалась перспектива получить в качестве заведующего складом молодого и неопытного парня. Он также не пришел в восторг от мысли, что его подчиненным будет близкий родственник. Мало ли какие пойдут разговоры? И как на это посмотрят в головном предприятии? Хотя… У Эдика другая фамилия…

Решающим в выборе Корецкого было то обстоятельство, что он не мог ни в чем отказать сестре. Он искренне был привязан к Анне, которая в детстве заменила ему рано умерших родителей. Анна вырастила Вадима, нежно любила его и опекала с подлинно материнской заботой.

— Давай так договоримся, Анюта, — хитро прищурился Корецкий. – Это слишком серьезный разговор и с наскока такие вопросы не решаются. Мне тут кое-что обмозговать нужно, да и выпили мы сегодня – короче, не та сейчас ситуация для принятия ответственных решений. Мы сделаем по-другому: вы с Эдиком послезавтра приходите ко мне вечером в гости. Прямо домой, часиков в семь вечера. Мы с твоим сыном побеседуем, кое-какие вопросы обсудим – может быть, мы и найдем выход из этого положения.

От радости за сына Анна Сергеевна расплакалась.

Эдик очень волновался перед визитом к дяде. В его представлении директор такой крупной фирмы должен был быть богачом. Он оделся в свой лучший костюм, в течение дня он неоднократно перед зеркалом репетировал возможные вопросы, которые ему будут задавать и свои ответы. Он хотел произвести наилучшее впечатление. Он совершенно не поинтересовался у матери – на какую должность его берут, каковы должностные обязанности.

Когда они с матерью вошли в квартиру Корецкого, то Эдик остро ощутил тот резкий контраст окружающей обстановки с убожеством квартиры его родителей. И незрелую и, в сущности, слепую и темную душу Эдика вдруг охватило странное настроение, подобное тому, какое вызывают розы, блеск огней, духи и музыка. Какая красота! Какая роскошь! Никому из членов его собственной семьи и не снилось, что дядя живет так! Какое великолепие! А его родители так несчастны, так бедны! Какой потрясающий контраст! Но это нужно скрывать как можно тщательнее. Эдик снова приуныл.

Черт побери! Кто он, в конце концов? Что он, в сущности, собой представляет? Чего он может ожидать от этого великолепного мира, если узнают, почему он сюда явился? Эдик готов был повернуть назад: он был угнетен и даже противен самому себе, ибо разом почувствовал себя совершеннейшим ничтожеством.

— Здравствуйте, Эдуард Андреевич, — Корецкий крепко пожал руку Эдику и жестом пригласил обоих присесть.

Душа Эдика наполнилась гордостью и осознанием собственной значимости: такой человек, как Корецкий, директор крупной фирмы, обращается к нему по имени-отчеству!

… Они говорили довольно долго. Анна Сергеевна во время разговора сидела в углу в кресле, молчала, делала вид, что листает журнал, но постоянно с тревогой поглядывала на Эдика. Тот рассказал о себе, ответил на вопросы Корецкого.

«В принципе, неплохой парень, подумал Корецкий. Привык работать по инструкциям, боится самых мелких нарушений, покладистый, педантичный. Пожалуй, он справится».

— Слушай, Анюта, — Корецкий посмотрел на сестру и ласково ей улыбнулся. – Ты не могла бы выйти ненадолго и оставить нас наедине?

Анна Сергеевна немедленно встала, бросила последний тревожный взгляд на сына, вышла из комнаты и дверь за ней закрылась

— Только давайте сразу договоримся, Эдуард Андреевич, чтобы в дальнейшем между нами не возникало никаких недоразумений, — сказал Корецкий сухим и официальным тоном, как только они с Эдиком остались одни. – С этого момента забудьте раз и навсегда о том, что Аня моя родная и любимая сестра, а я ваш дядя. С этого момента я для вас только Вадим Сергеевич, ваш директор и непосредственный начальник. Никто в филиале, ни при каких обстоятельствах, – особо подчеркиваю: ни одна живая душа и ни при каких! — не должен знать о наших родственных отношениях. Никаких преимуществ на правах родственника вы не получите: ни в заработной плате, ни в условиях труда, ни в отношении к вам. Кстати, на последнее хочу обратить ваше особое внимание, ибо я буду относиться к вам точно так же, как и к остальным сотрудникам, и вы не будете иметь в этом вопросе никакого преимущества. Если вы провинитесь или нарушите внутренние инструкции и правила, то будете оштрафованы на общих основаниях. Хочу чтобы вы знали и не питали в этом вопросе никаких иллюзий. Если вы не справитесь с работой, то будете уволены точно так же, как и любой другой сотрудник на вашем месте. Если вы нарушите наше сегодняшнее соглашение – ну, например, станете выставлять напоказ нашу родственную связь или станете плохо работать — то предупреждаю вас: у нас очень сильно испортятся отношения. А с теми, с кем у меня портятся отношения, я быстро и без сожаления расстаюсь и исключений в этом вопросе ни для кого не делаю. Надеюсь, мы с вами поняли друг друга?

Корецкий говорил внешне очень спокойно – даже подчеркнуто спокойно! – но в его голосе звучала властность и скрытая угроза. Эдик уловил это с полуслова, и его душа наполнилась страхом. Он поспешно закивал головой:

— Да, конечно, Вадим Сергеевич, я все понял, — Эдик от возбуждения даже вскочил со стула, встал по стойке «смирно» и зачем-то поклонился. — Поверьте, я вас не подведу, и у меня даже в мыслях не было афишировать нашу родственную связь! Вы оказываете мне огромную услугу уже тем, что берете меня на работу. Я считаю, что с этого момента бесконечно вам обязан и, поверьте, вам не придется усомниться в моей глубочайшей признательности! Вам не придется краснеть за меня. Я буду хорошо работать, вот увидите. Вы не пожалеете, что берете меня на работу!

— Надеюсь на это, — так же спокойно сказал Корецкий и слегка улыбнулся. Слова Эдика ему понравились. – Тогда можем поговорить о деле. Первое — и самое главное. В нашей фирме вся работа регламентирована приказами и инструкциями, которые нам присылает головное предприятие, находящееся в Москве. Вы должны не обсуждать эти приказы и инструкции, а строго их выполнять – независимо от того, нравятся они вам или нет, согласны вы с ними или нет. На этом принципе основана вся наша работа. Если вы не готовы к такому стилю работы, то лучше сказать об этом сразу – и мы расстанемся без взаимных претензий. Это вам понятно?

— Разумеется, Вадим Сергеевич, — поспешно согласился Эдик. – Я буду четко все исполнять, можете в этом не сомневаться.

— Отлично, — удовлетворенно сказал Корецкий. – Теперь второе. За препараты на складе все сотрудники склада, включая вас, несут полную материальную ответственность. Если будет обнаружена недостача товара, то она погашается из зарплаты все сотрудников склада в равных долях, включая вас. Это же касается бракованного товара. Вы понимаете, что это означает?

— Конечно, Вадим Сергеевич, — с готовностью кивнул головой Эдик. – Хочу заверить вас, что пока я буду руководить складом, в нем будет идеальный порядок и никаких недостач не будет!

— Ну, что ж, посмотрим, — улыбнулся Корецкий. – Мне нравится ваш душевный настрой. Но из этого правила, Эдуард Андреевич, есть одно исключение – причем, весьма существенное. По правилам нашей фирмы, за дорогостоящие, сильнодействующие и наркосодержащие препараты несет полную материальную ответственность заведующий складом, то есть вы. Причем, несет ее лично – и никто, кроме вас. Перечень этих препаратов определен. Учтите это.

— Я все понял, Вадим Сергеевич, — Эдик всем телом подался к Корецкому. – Я лично ежедневно буду их пересчитывать, а в мой кабинет, кроме меня и вас не войдет ни одна живая душа – даю вам слово!

— Было бы замечательно, если все будет так, как вы говорите, — усмехнулся Корецкий. Эдик все больше ему нравился. – И последнее. Если вам будет что-то непонятно, если вы не будете знать, как поступить, нужно не заниматься самодеятельностью, а спрашивать.

— Конечно, — кивнул Эдик. – У меня никогда даже в мыслях не было, что я все знаю! Мне еще нужно учиться и учиться. И я надеюсь, что многому смогу научиться у вас. Ведь я только начинаю свой трудовой путь, а у вас такой богатый опыт!

— Тогда считайте, что мы договорились, — тепло улыбнулся Корецкий. – С завтрашнего дня приходите и оформляетесь на работу.

Вскоре после того, как Эдик приступил к работе, Корецкий понял, что не ошибся в своем выборе. Эдик сдержал слово: он ничем не афишировал их родственную связь и никто в филиале и, тем более, в головном предприятии, не узнал об их отношения. Он строго соблюдал абсолютно все инструкции, делал все правильно. Благодаря его педантичности, дела на складе шли вполне нормально.

Очень скоро Корецкий привык полностью доверять Эдику. Он совершенно не вмешивался в дела склада. Но, к сожалению, он не замечал тех внутренних процессов, которые, подобно заразе, стали распространяться на складе.

Никакой процесс – даже самый простой! – невозможно вместить в жесткие рамки инструкций. Любое дело требует не только указаний и инструкций. И тем более, когда это касается такого сложного механизма, каковым является крупный фармацевтический склад. Любая человеческая деятельность выдвигает требования к личным качествам человека. Своеобразие руководства также определяется тем, как руководители воспринимают окружающих людей. Их представления о том, что заставляет людей «шевелиться», буде определять не только их методы, но и результаты. Корни поведения людей всегда многочисленны, и переплетены друг с другом. И только самый проницательный руководитель проявляет мудрость и вырабатывает преданное и ответственное отношение к делу у своих работников.

Этими качествами Эдик не обладал. Он по сути своей никогда не был лидером. Должность заведующего крупным складом тяготила его. При возникновении любой нештатной ситуации, которая не была предусмотрена в инструкции, он требовал от подчиненных написания объяснительных, служебных записок. Все сводилось к тому, чтобы сбросить себя груз ответственности и переложить его на подчиненных. Если же происходило наоборот — если подчиненный приходил к Эдику с какой-то новой идеей – то в этом случае он поступал по-другому: он делал все для того, чтобы «заболтать» дело. Он заставлял подчиненного писать служебные записки, получив которую, он начинал придираться не к сути того, что в ней изложено, а к форме и стилю изложения. Из-за этого все подчиненные очень быстро поняли, что с новым начальником каши не сваришь, и любая инициатива на складе была полностью остановлена.

Нет такого характера, который нельзя было бы переделать. Человек всегда должен уметь управлять собой и своим характером. При этом определенное значение в становлении или изменении характера имеет поведение лиц, наиболее авторитетных для данного человека. Часто примером для подражания подчиненных является менеджер или бизнесмен. А это накладывает на последних определенные нравственные обязанности. В еще большей, подчас решающей степени становление характера зависит от общественного мнения коллектива, взаимоотношений внутри него, принципиальности и чуткости, требовательности и справедливости, соблюдения норм морали.

Любой руководитель должен изучать и понимать мотивы и закономерности поведения людей, жестко контролировать свое поведение, повышать требовательность к себе, предотвращать возможность возникновения и накопления раздражения в коллективе, психической напряженности, внутренней подавленности работника, сглаживать и предупреждать возможные предконфликтные ситуации. Достигнуть этого можно путем изучения своих подчиненных, мотивов их деятельности и уровня работоспособности, отношения к работе и взаимоотношений в коллективе, образования, стремлений к повышению его уровня, жизненных интересов и общественной деятельности.

Но Эдик не пытался себя переделывать. Ему казалось, что соблюдение всех приказов и инструкций и есть руководство. Ему не приходила в голову простая мысль, что если бы это на самом деле было бы так, то в этом случае отпала бы сама необходимость в руководителе.

Подчиненные не любили Эдика и даже, можно сказать, относились к нему неприязненно и не уважали его. Разумеется, по работе все обращались к нему почтительно, по имени-отчеству – Эдик строго требовал именно такого обращения и никакой фамильярности не допускал! – но за глаза презрительно звали его «Эдик–педик». Всем казалось, что ими руководит не живой человек, а какая-то бездушная машина, с которой бесполезно разговаривать по-человечески, бесполезно просить о чем-либо. Эдик делал все строго по инструкции.

Особенно неприязнь усилилась после одного случая.

Однажды к Эдику обратилась Катя Слепнева, молодая женщина, которая работала на складе наборщицей. Ей срочно нужно было уйти с работы на полчаса пораньше, чтобы отвести ребенка в поликлинику. Такая просьба не показалась ей чем-то предосудительным – тем более, что с подобной просьбой она обращалась к руководству впервые, а причина, по ее мнению, была уважительной.

За полчаса до конца смены она вошла в кабинет Эдика.

По своему обыкновению, он сидел за столом и проверял накладные. Услышав, что кто-то вошел к нему в кабинет, он поднял голову и посмотрел на вошедшую Катю.

— Эдуард Андреевич, — почтительно обратилась она к Эдику. – Можно мне сегодня на полчаса раньше с работы уйти? Мне надо с ребенком в поликлинику попасть.

Эдик на секунду оторвался от своего занятия, поднял голову и строго посмотрел на Катю.

— Через полчаса конец смены, вот тогда и иди, куда хочешь, — безапелляционным тоном произнес он и уткнулся в бумаги. Он счел разговор оконченным.

— Но как же, — растерянно пробормотала Катя и униженно добавила: – Ну, пожалуйста, Эдуард Андреевич. Ведь это всего на полчаса раньше. Я завтра отработаю, сколько скажете, просто сегодня у меня особые обстоятельства.

Трудно сказать, на что она рассчитывала, произнося эту фразу. Может быть она думала, что Эдик не расслышал ее и не понял. Или она думала разжалобить его: ей действительно именно в тот день нужно было попасть в поликлинику с больным ребенком.

— Я, кажется, ясно тебе сказал, — раздраженно и грубо ответил Эдик. — После окончания рабочего дня можешь идти по своим делам. А сейчас иди и работай. Все, не мешай мне.

Секунду Катя переваривала обиду. Потом развернулась и, глотая слезы, вышла из кабинета начальника.

Роль руководителя состоит и в том, чтобы создавать условия, при которых человек не только работал бы, производя материальные или духовные ценности, но и утверждал бы себя в жизни, в коллективе как личность. Важным для этого является умение создать нормальную психологическую атмосферу взаимоотношений в коллективе. Это необходимо для сплочения коллектива, поскольку только в сплоченном коллективе возможен производительный и эффективный труд.

Но мысли и чаяния сотрудников, их житейские проблемы совершенно не интересовали Эдика. К своим подчиненным он относился, как к шестеренкам и винтикам в механизме.

Жизнь человека всегда многогранна и не ограничивается работой. Молодой человек – особенно если ему всего двадцать три года! – всегда интересуется девушками. Но в этом вопросе душа Эдика всегда находилась между Сциллой и Харибдой: между желанием, влечением и страхом возможных последствий. Разумеется, в университете у него были легкие романы, которые всегда заканчивались одинаково: девушки бросали Эдика. Ибо, какой же девушке понравится молодой человек, который всегда озабочен далеко не романтическими вопросами. Хватит ли ему денег на вечер в кафе? Не слишком ли далеко живет его подружка – как он потом доберется домой? Не подхватит ли он от нее какую-нибудь болезнь? А вдруг она забеременеет? А вдруг она имеет на него какие-то виды и затем начнет предъявлять какие-то претензии? Что если у нее еще кто-то есть и ему предстоят неприятные объяснения с ее кавалером?

То, что молодой человек пытается заглянуть в будущее, предусмотрителен – это всегда говорит в его пользу. Но когда эта предусмотрительность ставится на первое место, заслоняя любые человеческие чувства, – которых, кстати, у Эдика никогда не было! – если молодой человек, переспав с девушкой, тут же торопится улизнуть – таких людей на личном фронте, как правило, ждет фиаско. Поэтому, несмотря на свой возраст, Эдик не мог похвастать длительными и серьезными отношениями ни с одной девушкой.

Впрочем, мать не вмешивалась в эту сторону жизни Эдика, руководствуясь старой житейской мудростью: «Сын – не дочь, в подоле не принесет». В этом вопросе Анна Сергеевна не без основания считала, что личные вопросы Эдик должен решить самостоятельно, без посторонней помощи.

Несмотря на то, что среди подчиненных Эдика было немало красивых и свободных девушек, он не обращал на них никакого внимания, считая себя намного выше их, а потому недостойных его ухаживаний. В своих мечтах он хотел жениться на дочери какого-нибудь богача. Но дальше пустых мечтаний он не двигался, и все оставалось по-старому.

Работа на оптовом складе организуется таким образом, что заведующему складом всегда приходится взаимодействовать с менеджерами по продажам. Эти рабочие моменты далеко не всегда бывают приятными: работа есть работа, случалось всякое. Поэтому Эдик относился к менеджерам с неприязнью, считая их основным источником всех неприятностей.

Кроме одной девушки.

Она была ни хороша, ни дурна собой. Стройная, с милым личиком, она привлекла к себе внимание Эдика другим: умом, логикой и рассудительностью. Единственная изо всех менеджеров она не требовала, а предлагала, причем ее идеи были действительно оптимальны и вполне разумны. Она давала Эдику весьма дельные советы, не выпячивая себя, а выдвигая именно его на первый план.

Ему было хорошо с ней. В постели она оказалась восхитительной любовницей, а во всем остальном совершенно ему не надоедала, ни на что не обижалась и жила своей жизнью, предоставляя ему полную свободу и совершенно на него не претендуя. Они даже не поселились вместе: лишь время от времени встречались на ее квартире.

Была ли это любовь? Эдик никогда не задумывался об этом. Ему просто было очень удобно и спокойно с ней. Он чувствовал явно не женский ум своей подруги, ее железную логику, дальновидность и предусмотрительность.

Вскоре Эдик с удивлением убедился, что он привык к своей подруге и почти не может без нее обойтись. Особенно остро он понял это после того, как подошло время проводить инвентаризацию на складе.

На любом складе время от времени необходимо проводить инвентаризацию, чтобы сверить данные компьютерного учета с тем количеством товара, которое фактически имеется в наличии. Инвентаризация на фармацевтическом складе – процесс сложный и трудоемкий. Сотрудники, которые пересчитывают препараты, заносят в специальные таблицы результаты подсчетов. Причем, то количество, которое должно быть по данным компьютерного учета, в момент физического пересчета заранее им неизвестно: чтобы исключить подтасовку фактов. После того, как препараты пересчитаны один раз, другая группа людей пересчитывает эти же препараты. Так делается для того, чтобы исключить ошибки в подсчетах. Если же результаты по каким-то препаратам по данным этих двух групп людей не совпадают, то эти позиции пересчитывают третий раз.

Но после того как все данные получены, сведением результатов занимается заведующий складом. Он получает три типа данных: препараты, количество которых совпало с данными компьютерного учета, препараты, по которым обнаружена недостача, а также бракованные препараты, и препараты, по которым обнаружены излишки. Излишки приходуются на склад, а за недостачу платит весь коллектив склада в равных долях.

Недостача и излишки на крупном фармацевтическом складе – обычное дело и ничего в этом нет особенного. На складе работают обычные люди и часто бывают случаи, когда клиентам могут недодать товар или, наоборот, дать сверх того количества, которое клиент заказывал. Причем, это может быть сделано совершенно без злого умысла. Конечно, часто бывают и случаи воровства. Но от этого как раз легко защититься: во многих фирмах охрана осуществляет личный досмотр работников склада и ограничивается доступ на склад посторонних лиц.

Проведя инвентаризацию и подведя итоги, Эдик обнаружил, что на складе имеется некоторая недостача товара. Он всерьез испугался. Как же так вышло? Он ведь все делал правильно и по инструкции! Что теперь скажет Вадим Сергеевич?

С лицом, посеревшим от волнения и страха, он сидел в своем кабинете и в сотый раз пересчитывал результаты, когда услышал стук в дверь. Он недовольно поднял голову, но его черты смягчились, когда он увидел перед собой свою подругу.

— Что ты, милый, загрустил, голову повесил? – шутливо спросил она. – Что произошло: сидишь весь зеленый, как с похмелья?

— Мне сейчас не до шуток, — глухо отозвался Эдик. — У меня недостача на складе. И излишки есть. Что теперь делать – ума не приложу!

— И большая недостача? – деловито спросила она.

— Большая, — с отчаяньем в голосе произнес Эдик. – Очень большая! Около двух тысяч долларов! И излишки примерно на ту же сумму, даже чуть больше! Да что мне с того? Излишки просто оприходуют, а недостачу гасить придется из своего кармана! А что директор скажет?

Реакция девушки оказалась неожиданной для Эдика: она рассмеялась.

— Эх ты, глупышка! – спокойно и весело сказала она. – Да разве это большая недостача? Сам подсчитай: ежемесячный оборот фирмы составляет около двадцати миллионов долларов в месяц. Твоя недостача составляет лишь одну сотую долю процента. Да это вполне нормально! Но даже и это вполне можно поправить. Вспомни: когда тебе надо подвести окончательные итоги инвентаризации и отослать их в головное предприятие? Только послезавтра. А когда из Москвы приходит машина с товаром? Правильно, уже завтра. А на какую сумму там товара? Примерно на полмиллиона долларов. Причем, учти: у тебя ведь недостача обнаружилась по самым ходовым позициям, которые завтра тебе тоже доставят. Сделай проще: напиши в головное предприятие претензию, что при доставке был брак, что часть препаратов было испорчено, а часть просто не доложили на самом складе в Москве. Оставь недостачу на мелкую сумму: допустим, долларов на двести. Чтобы подозрений не было, потому что отсутствие недостачи на таком складе просто немыслимо! Вот и все. Да тебя директор еще и похвалит за это! А с излишками мы с тобой проще поступим: я тихо продам их своим аптекам за наличные деньги, а выручку мы с тобой разделим. Ну, как, договорились?

Когда она произнесла это Эдику, он вначале испугался. Внутренне он понимал, что с этого момента вступает на преступный путь. А вдруг все вскроется?

— Да ты не бойся, — все так же спокойно сказала она. – Твой предшественник делал то же самое. И все так делают. Просто надо не зарываться, не жадничать и не попадаться. Я все устрою, ты не переживай. Поверь мне. Если что-то будет не так – можешь все валить на меня. Но я права и ты сам в этом послезавтра убедишься.

Самое удивительное для самого Эдика было то, что он поверил своей подруге. Хотя всю ночь он не сомкнул глаз от нервного напряжения, на следующий день он убедился, что она действительно оказалась полностью права. И в том, что эту махинацию никто не заметил, и даже в том, что на планерке директор поблагодарил Эдика за грамотно организованную работу склада.

— Такой мелкой недостачи еще ни разу не было за всю историю нашей фирмы, — говорил Корецкий на планерке. – Вот, господа, учитесь, как надо работать! Смотрите все: пусть у Эдуарда Андреевича мало опыта, но он соблюдает все инструкции головного предприятия, он делает все четко – и склад работает, как часы! Если вы все будете работать так, как он, то я убежден, что вскоре вы все забудете слово «штраф».

Эдик сидел весь красный от удовольствия и гордости. С этого момента он безоговорочно верил своей подруге.

Когда девушка предложила Эдику по подложным накладным продавать наркотики, он уже колебался значительно меньше. Теперь его доходы значительно возросли. Он чувствовал себя значительным и уважаемым человеком.

Конечно, по сравнению с прежними временами, деньги у Эдика теперь водились. Но все-таки это было не настоящее богатство. Он многое не мог себе позволить. И потому по-прежнему мечтал добиться в жизни настоящего богатства, настоящих денег.

Но вскоре судьба преподнесла Эдику серьезный и неприятный сюрприз. Его подруга неожиданно решила уволиться и уйти в другую фирму. Испуганный, он встретился с ней и поинтересовался причиной такого неожиданного решения.

— А в чем проблема? – спокойно спросила она. – Я нашла лучшее место – что же в этом такого? С тобой мы будем продолжать встречаться – если, конечно, ты этого хочешь! — и на наши отношения мое новое место работы никак не повлияет. Не переживай. Только держи меня в курсе дел в фирме, а я по-прежнему буду тебе помогать.

Она не обманула Эдика. Уже через несколько дней она пришла к нему и изложила в мельчайших подробностях такой план быстрого обогащения, выслушав который у Эдика захватило дух, и закружилась голова. Она предложила ему участие в ограблении его фирмы: воровать деньги со счета в Интернете.

— Смотри, — убеждала она. – Мой брат написал программу, которая будет незаметно переводить комиссионный сбор на наш счет. Это почти невозможно заметить, если вручную не пересчитывать. Кроме того, программа моего брата работает таким образом, что будет выдавать директору фиктивную распечатку, на которой ничего не заметно. А кто же будет пересчитывать – да еще вручную! – десятки тысяч записей ежедневно? Уверяю тебя, месяца два-три они точно ничего не заметят! А наш доход за месяц составит около двух миллионов долларов! Сам подумай, какие это деньги? А потом мы с тобой уедем за границу и поселимся там, где нас никто не найдет. Подумай, мы ведь получим огромную сумму денег – и получим ее сразу. Мы больше никогда ни в чем не будем нуждаться! Ты ведь меня знаешь – я хоть раз тебя обманула? Я хотя бы один раз ошиблась? Сам прекрасно знаешь, что нет. Мы с тобой неоднократно скрывали недостачу – хоть кто-нибудь что-нибудь заметил? Нет, никто даже не дернулся! Сколько раз мы с тобой продавали излишки товара – и никто даже не подумал, что мы что-то совершаем! Сколько раз мы по подложным накладным продавали наркотики – и никто нас не поймал и не поймает, потому что все продумано! Сколько раз я скрывала твою недостачу – и никому даже в голову не пришло, что здесь есть какой-то подвох! Не бойся, я все продумала и в этот раз! Тебе надо будет просто запустить эту программу, а все остальное она сделает сама без нашего с тобой участия.

Эдик слушал гнусный план девушки и в его душе боролись два чувства: соблазн и страх. Его подруга играл на самой чувствительной струне его естества: желании получить все и сразу. Он хотел этого, он жаждал этого, он подсознательно стремился к этому. Но еще в Эдике жил СТРАХ. Этот страх парализовывал его волю, именно страх рисовал в его воспаленном соблазном мозгу картины возможного разоблачения. Но демон соблазна в лице красивой и сексуальной девушки убеждал его в полной безнаказанности.

Его не очень привлекала перспектива прожить с ней до конца своих дней. Он даже не думал об этом. Она или другая – не все ли равно? Решающим в выборе Эдика оказалось другое: за время их романа и сомнительно совместного бизнеса он привык верить своей подруге и во всем на нее полагаться. Все их махинации проходили гладко и безупречно. Она всегда тщательно все продумывала, заботилась о конспирации и безопасности так виртуозно, что ни у кого даже мысли не возникало о каких-то преступных действиях. И теперь, даже, несмотря на страх и сомнения, продолжавшие терзать его, он убеждался в том, что она права.

— Кто нас заподозрит в сговоре? Кто тебя заподозрит? Никто! Все знают, что ты все делаешь по инструкции и без приказа директора даже шагу не ступишь! Все знают, что ты очень плохо разбираешься в компьютерах – это подтвердят все! Мы совершенно ничем не рискуем, потому что нас никто даже не заподозрит. Ну, хорошо, давай предположим худшее: утечку денег обнаружили. Ну и что? Во-первых, на проверку этого вручную уйдет несколько недель. Во-вторых, как только это будет обнаружено, директор запани, а это будет заметно. Более того, если сюда приедут представители головного предприятия, ты тоже об этом сразу узнаешь. И это будет нам сигналом к тому, что пора «свертывать лавочку». Мы переведем деньги на зарубежные счета в оффшоре и смоемся вдвоем туда, где нас никто не найдет!

Но Эдик все равно сомневался. Как он сможет запустить какую-то программу? Ведь он почти не разбирается в компьютерах.

— Все сделает мой брат, — горячо убеждала его девушка. – Он гениальный программист и все сделает в лучшем виде. А привести эту программу в действие сможет даже грудной младенец.

Так, постепенно, она убедила Эдика. Впрочем, он недолго колебался.

В системе ценностей Эдика было место только для одного человека: для себя, безмерно любимого. Судьбы других людей никогда его не интересовали. И тот факт, что своими действиями он подставляет других людей, своего дядю – человека, который дал ему высокооплачиваемую работу и положение в обществе! — Эдик даже не подумал. Такая мысль просто не пришла ему в голову. Он также не задумался и о дальнейшей судьбе родителей. Его совершенно не волновали чувства отца и матери в случае его неожиданного и бесследного исчезновения.

Он согласился на предложение своей возлюбленной по двум причинам. Именно безнаказанность и возможность получить сразу крупную сумму денег заставили заговорить самые тайные струны его души.

Именно тот факт, что на него, Эдика Фомина, никто не сможет даже подумать, сыграл роковую роль, и заставили его сделать этот шаг.

Безопасность и безнаказанность.

Все и сразу.

Скачать полностью

 

Источник:

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости