Откат. Глава 21. Стас

20.05.2011 14:03 5

Откат. Глава 21. Стас

«Ай, Моська! знать, она сильна,
Что лает на Слона!»
И.А. Крылов. 1808
Откат. Глава 21. Стас

Откат. Глава 21. Стас

Стасу снилось, будто бы он идет по берегу моря. Ноги вязли в песке, идти было тяжело. Вдруг неожиданно откуда-то взялась огромная волна и она начала накатывать на него, угрожая накрыть с головой. Стас почувствовал липкий ужас, но не мог сделать ни единого движения. Волна накатила и накрыла его с головой…

Он в ужасе проснулся и сразу почувствовал боль во всем теле.

Руки, ноги, спина, каждая косточка его скелета — все болело так, словно накануне он попал под асфальтовый каток. Несмотря на теплое сентябрьское утро, его знобило. Было безумно холодно. Тиканье часов каждым звуком гулко отдавалось в больной голове, словно удары молотка и ему казалось, что стены квартиры то сдвигаются, то развигаются мерно в такт этому мучительному тиканью.

Ему было так хреново, что он не знал: на каком он свете? От дикой боли во всем теле хотелось кричать во весь голос.

Что это с ним произошло? Последнюю неделю он каждый вечер проводил время в клубе «Инмэн» в компании Штерна. Правда, в отличие от прежних посещений на этой неделе они, кажется, не занимались любовью: все больше пили и веселились.

Стас попытался вспомнить: что же там было? Каждый раз все начиналось с употребления элитных и дорогих напитков, а потом… Что же было потом? Стас вдруг поймал себя на том, что он абсолютно ничего не помнил из событий вчерашнего вечера! Полнейший провал в памяти!

Ну, теперь все понятно! Обыкновенное похмелье! Нет, надо завязывать с такими темпами употребления спиртного! А то ведь такими темпами и спиться недолго! Штерн-то сам – тот еще лось: ему хоть литр в глотку влей, хоть два литра – все едино, что слону дробинка! А Стасу с его субтильной комплекцией такое количество выпитой «огненной воды» явно противопоказано!

Впрочем, когда Штерн угощает, то ему не очень-то откажешь! Таким людям, как он, отказывать, говорить, что, мол «не пью», или «больше не могу» нельзя по определению! Несмотря на то, что Стас накопил достаточную сумму денег и вполне уже мог открыть свое собственное дело, пока что ссориться с Леопольдычем ему явно не с руки! Еще немного надо потерпеть этого старого самовлюбленного гомика – а дальше Стас смоется из этого паршивого городишки и забудет эти неприятные ощущения, как страшный сон!

Но сегодня он точно совершенно нетранспортабелен! Надо позвонить Леопольдычу и сказать, что сегодня он на работу не сможет выйти!

Звонить Корзинкину или своему непосредственному начальнику, Стас считал ниже своего достоинства.

Но с каждой минутой Стасу становилось все хуже и хуже. Он с трудом добрался до тумбочки, взял в руки трубку мобильного телефона и непослушными трясущимися пальцами набрал номер Штерна.

— Привет, Стасик, – раздался на другом конце доброжелательный голос Штерна. – Что стряслось, дорогой?

— Здравствуйте, Александр Леопольдович,  — глухим дрожащим голосом ответил Стас. – Понимаете, я тут заболел неожиданно. Можно я сегодня на работу не пойду?

— Заболел? – с тревогой в голосе переспросил Штерн. – А что такое?

— Да знобит меня что-то, — произнес Стас. – И все тело болит.

— Опаньки! – обеспокоено протянул Штерн. – Конечно, отлежись, выздоравливай. Только мы сделаем так: чтобы не связываться с больничным листом, ты врача не вызывай, а через полчаса – максимум через сорок минут, к тебе придет домой медсестра и сделает укол.

И, не дожидаясь, ответа Стаса, Штерн повесил трубку.

Вот старый козел, усмехнулся про себя Стас. Похоже, он не на шутку занервничал, узнав про то, что его любовник плохо себя чувствует. Как будто, у меня месячные!

Блин, ну до чего же мне хреново!

Когда через двадцать минут в квартире Стаса зазвонил дверной звонок, он вообще расклеился. Казалось, что смерть подошла совсем близко и он сейчас умрет.

С трудом, превозмогая боль во всем теле, заполнившую его до краев, доплетясь до двери, Стас в десятой попытки смог открыть дверной замок.

На пороге стояла невзрачная невысокая девица в короткой юбке и потрепанной джинсовой курточке. В руках у нее была яркая дамская сумочка.

— Ну, здравствуй, — хриплым прокуренным голосом произнесла девица, переминаясь с ноги на ногу. – Ты Стас, да?

— Ага, — с трудом выдавил из себя Стас. – Вы… это… как его… медсестра, да?

Он был, словно пьяный: каждое слово давалось ему с превеликим трудом.

— Можно и так сказать, — кокетливо хмыкнула девица и, пройдя мимо Стаса, скользнула в комнату. – Мне сказали, что тебе помощь нужна.

— Делай, что хочешь, — пробормотал Стас. Ему было так плохо, что он даже не мог найти в себе силы махнуть рукой.

Он развернулся, с трудом доплелся до кровати и в изнеможении рухнул на нее.

Даже не потрудившись разуться, девица подошла к кровати, на которой лежал Стас. Затем она критически и бесцеремонно осмотрела его с головы до ног.

— Так, все ясно, – небрежно выдавила она.

Раскрыв свою сумочку, привычным движением она достала из нее одноразовый шприц, прозрачную ампулу какого-то лекарства, вату и небольшой пузырек с прозрачной жидкостью. Набрав в шприц лекарство, она открыла пузырек и обмакнула в него кусочек ваты. В комнате запахло спиртом.

Сделав несколько необходимых манипуляций, она посмотрела на Стаса.

— Руку давай, — коротко и негромко произнесла девица.

Стас протянул ей руку. Привычным отточенным движением девица сделала Стасу укол в вену.

Странное дело: буквально через несколько секунд боль, еще недавно державшая Стаса в своих цепких когтях, куда-то отступила. В теле появилась необыкновенная легкость и упругость. Стас почувствовал, будто бы он перешел из тьмы на яркий свет.

— Класс! – с радостным удивлением пробормотал Стас. – Сразу все прошло!

— Ну, если оклемался, то тогда я пошла, — произнесла девица. Ее глаза ничего не выражали: ни радости, ни участия.

— Да ты погоди, — смущенно пробормотал Стас. – Сколько я тебе должен?

— Нисколько, — ответила его недавняя спасительница. – За все уже заплачено.

— А ты Александра Леопольдовича давно знаешь? – спросил Стас. Не то чтобы девица ему очень понравилось, но он хотел поддержать разговор: после укола ему захотелось приключений и подвигов.

— Кого? – с недоумением переспросила девица. – Никакого Леопольдыча я не знаю. Мне сказали, что тебе помочь надо – вот я и помогла. Еще вопросы есть?

— Вообще я смотрю ты классный специалист, — уважительно протянул Стас. – И уколола безболезненно, и вообще… Зовут-то тебя как?

— Катя, — ответила девица. — Ну ладно, я пошла.

— Не, ты погоди, — Стас уверенным движением привлек девушку к себе и попытался поцеловать. – Куда спешить, день только начинается…

— Пусти, — сердито ответила Катя и несильно оттолкнула Стаса. – Сегодня мне некогда. Вот завтра – пожалуйста.

— Так ведь завтра мне на работу надо, — игриво ответил Стас. – А сегодня я свободен, как фанера над Парижем, и душа просит любви.

Произнеся эту немыслимую ахинею, показавшейся ему самому жутко оригинальной и остроумной, Стас снова попытался обнять Катю. Та в очередной раз попыталась его оттолкнуть, теперь она это сделала уже не так настойчиво.

— На какую работу? – недоуменно переспросила Катя, слабо отбиваясь от приставаний Стаса, который уже начал весьма недвусмысленно лезть ей под юбку. – Мне сказали, что тебе три дня надо ширять. Курс провести.

— Ну, так тем лучше, — радостно подхватил Стас и начал торопливо расстегивать на Кате джинсовую курточку. Он уже ее не слушал, а лишь жадно мял свободной рукой ее упругую грудь.

Махнув рукой, Катя обняла Стаса. Он уверенным движением залез ей под юбку и запустил руку в ее тонкие трусики…

— А ты ничего, симпатичный, — оценивающе произнесла Катя, лежа рядом со Стасом и рассеянно теребя его волосы. — Заводной! Мне такие нравятся.

— Ты тоже ничего, — ответил Стас, поглаживая Катю по упругой ягодице.

— Ладно, мне пора, — извиняющимся тоном произнесла Катя.

Она встала с кровати и начала деловито одеваться, нисколько не смущаясь Стаса, который бесцеремонно разглядывал ее с головы до ног. Полежав немного, Стас лениво поднялся, надел широкие трусы и прошлепал в коридор.

— Ну что, завтра увидимся? – спросил Стас.

— Конечно, — улыбнулась Катя. – Завтра приду в это же время.

— Давай, — в тон ей ответил Стас. – Я пиво прикуплю, чипсы.

— На всякий случай, вот тебе мой телефон, — бросила через плечо Катя. Она достала из сумочки клочок бумаги и авторучку и накарябала на нем номер телефона. – Если что – звони, а то мало ли что: всякое бывает! Скажешь, что от Алены Макаровны. Тогда тебе помогут. Но, сам понимаешь: это уже будет за конкретное бабло!

— От какой Алены Макаровны? – с недоумением спросил Стас.

— Да это неважно, — ответила Катя и звонко чмокнула Стаса в щеку. – Пока!

Закрыв за Катей дверь, Стас лениво потянулся и вышел на балкон.

День складывался удачно. Стас чувствовал себя отлично. Хотелось развлечений и приключений.

Одевшись, он спустился вниз и вошел в мини-маркет. Купив пива и чипсов, он вернулся домой. Усевшись в старенькое кресло-качалку, он, не торопясь, достал из пакета банку холодного пива и откупорил ее.

Попивая из банки прохладное пиво, он время от времени довольно улыбался.

Все складывалось на редкость удачно. Когда Гильман обнаружил факт шпионажа за Штерном, Стас вначале серьезно испугался. Впрочем, это был нормальный ход: сработать на опережение. Правильно он сделал, что сразу побежал к Штерну. От такой информации генеральный пришел в совершеннейшее бешенство. Ну, правильно, как же: его любимого Стасика обижают! Похоже, этот старый хрен в него всерьез влюбился! Смех – да и только!

Впрочем, черт с ним! Стас отнюдь не питал к Штерну нежных чувств: напротив, его отношение к своему любовнику было сродни неприязни. Стас лишь терпел опостылевшие ласки Штерна исключительно из-за тех милостей и льгот, которые давал ему статус любовника генерального директора.

Наверное, именно по этой причине он ни секунды не сомневался, когда директор «Град-Проджекта» намекнул ему, что хорошо заплатит за коммерческую информацию института. Можно сказать, что это был не промышленный шпионаж, а возмещение морального вреда за эксплуатацию свей тощей задницы.

Весь день он чувствовал себя отлично, однако к вечеру ему стало несколько хуже. Проснувшись утром, он ощутил знакомое по вчерашнему дню состояние червяка, которого переехал грузовик. С трудом дождавшись визита Кати, он на сей раз с готовностью, чуть ли не у порога протянул ей руку для укола.

Следующая часть дня Стаса была как две капли воды похожа на день предыдущий за исключением того, что вечером ему позвонил Штерн.

— Ну, как ты, больной? — участливо спросил Штерн. – Лечат там тебя?

— Да, лечат, Александр Леопольдович, — ответил Стас. – Спасибо вам большое!

— Уколы тебе там делают? – деловито поинтересовался Штерн. – Не обижают?

— Да, все нормально, — ответил Стас и скривился. Как же ему надоел этот старый баран!

— Давай, лечись, — сказал Штерн. – Завтра еще отдохни, а послезавтра жду на работе.

— Так ведь послезавтра уже суббота, Александр Леопольдович, — улыбнулся Стас. – Я, наверное, только в понедельник появлюсь.

— А, ну так даже лучше! — довольным тоном крякнул Штерн. — Бывай.

Утром следующего дня, когда все повторилось, как под копирку – ужасное состояние, визит Кати, укол, эйфория, бурный секс – Стас, несмотря на свой «пофигизм», начал задумываться над тем, что с ним за последнее время происходит?

Чем же он болен? Что это за такая странная болезнь: все хорошо, к вечеру становится хуже, утром он не в состоянии даже пошевелиться и каждое движение причиняет невыносимую боль, а после укола Кати его состояние моментально улучшается? Чем вообще она его колет?

В тот день он не пошел пить пиво: на всякий случай он решил зайти в поликлинику, которая располагалась недалеко от его дома.

В регистратуре ему выписали направление к участковому врачу. Та в свою очередь, осмотрев Стаса и не найдя у него никаких признаков болезни, удивленно и подозрительно хмыкнула и выписала ему направление на анализ крови.

— А когда будет готов анализ? – спросил Стас, вытирая ваткой кровь, сочившуюся из пальца.

— Завтра все будет готово, — ответила врачиха. – Приходите к десяти часам утра.

— Завтра? — удивился Стас. — Завтра же суббота. Разве вы по субботам не отдыхаете?

— Мы работаем по субботам, — улыбнулась женщина. – Мы в понедельник отдыхаем.

К вечеру Стасу снова стало плохо. Проснувшись утром, он ощутил знакомое состояние разбитости и озноба.

Но сегодня Катя не придет: несмотря на туман, который заволакивал его мозг, он помнил это. Стас смутно помнил, что сегодня он должен что-то сделать. Но что?

Вспомнил! Сегодня же он должен идти в поликлинику и получить результаты анализа крови! А потом он пойдет к этой врачихе и она назначит ему курс лечения.

Превозмогая боль во всем теле, Стас с трудом доплелся до поликлиники. Он не видел никого вокруг себя и только один смутный образ отпечатался в его мозгу: Катя. Ее невзрачное личико ассоциировалось в воспаленном мозгу Стаса с избавлением от страданий.

Войдя в кабинет участкового врача, Стас без приглашения в изнеможении плюхнулся на стул: у него просто не было больше сил стоять на ногах.

— Вы получили результаты анализа? — не поздоровавшись, спросил Стас.

— Во-первых, здравствуйте, молодой человек, — строго сказала врачиха и как-то странно посмотрела на Стаса.

— Да, извините, — с трудом выдавил из себя Стас. – Здравствуйте.

— Во-вторых, мы получили результаты ваших анализов, — уже нормально и спокойно ответила врачихи и бросила на Стаса какой-то странный взгляд.

— И чем же я болен? – спросил Стас.

— Ваша болезнь, молодой человек, называется абстинентный синдром,  — бесцветным тоном ответила врачиха. Ее взгляд не был виден из-за толстых роговых очков, скрывавших половину лица. Она замолчала, ожидая реакции Стаса. – Или, если угодно, синдром физической зависимости.

— А что это такое? – спросил Стас. – Это что-то серьезное?

Женщина с недоумением и даже с выражением некоторой брезгливости посмотрела на Стаса.

— Синдром физической зависимости, молодой человек, это наркоманический синдром, появляющийся на определенной стадии развития болезни, включающий физическое влечение, — словно по учебнику, ответила врачиха. — Это способность достижения состояния физического комфорта в интоксикации и абстинентный синдром. Появлению синдрома физической зависимости в течение наркомании предшествуют синдром измененной реактивности и синдром психической зависимости.

— Чего? – недоуменно переспросил Стас. – А можно… того… как-нибудь попроще?

— Ну что ж, можно и попроще, — жестко ответила женщина, откинувшись на спинку стула. Она пронизывающе посмотрела на Стаса, словно хотела испепелить его взглядом. Сделав недолгую паузу, она четко произнесла:

 – У вас наркотическая ломка, молодой человек. Если ТАК вам будет более понятно.

Увидев непонимающее и ошалелое выражение лица Стаса, врачиха окончательно потеряла терпение.

— Вы наркоман, молодой человек! Причем, наркома законченный! У вас сейчас самая настоящая «ломка», если так вам будет более понятно! И хватит мне тут «включать дурака» и делать вид, будто вы ничего не понимаете! Лучше отвечайте: как давно вы употребляете наркотики?

— Наркотики? – растерянно переспросил Стас. Он ничего не понимал. – Я не понимаю… не принимаю… А… это… какие наркотики?

— Уж этого я не знаю: какие конкретно, — саркастически ответила врачиха. В порыве гнева она резким движением сорвала с себя очки и громким голосом запричитала:

– Господи, всеблагой, всемилостивейший, Господь милосердный, и чего же вам, молодым еще надо?! У вас есть все, что нужно для полноценной счастливой жизни: молодость, сила, здоровье! Перед вами открыты все двери! Впереди у вас целая жизнь! Боже мой, зачем же вам надо пихать в себя эту смертельную мерзкую дрянь?! Чего же вам еще не хватает?! Кайфа, как вы изволите выражаться?! ЧЕГО??? Боже мой, вы хотя бы раз в жизни брали в руки Священное Писание?! Или вы слушаете только попсу, смотрите исключительно порнуху, а в свободное время только пьете пиво и трахаетесь?!

Стас смотрел на нее непонимающим взором. Он искренне пытался понять: о чем же говорит ему эта старая сердитая женщина? Но, сидевшая напротив него врачиха, распалялась все больше и больше: очевидно, эта тема задела ее за живое.

— Но и это еще не все, молодой человек,  — добавила врачиха. – Мы провели анализ вашей крови на ВИЧ. И этот анализ дал положительные результаты.

— Ну, вот и хорошо, что положительные, — радостно промолвил Стас с идиотским выражением на лице. – Положительно – это ведь значит хорошо!

Врачиха посмотрела на Стаса, как на убогого дауна или несчастного калеку.

— Молодой человек, вы что сейчас издеваетесь надо мной? – строго спросила врачиха. – Вы вообще в своем уме? Вы что же, окончательно утратили возможность соображать? Вы понимаете – ЧТО я вам сейчас сказала?

— Нет, — растерянно невпопад ответил Стас. – Я, наверное, не совсем понимаю… Точнее, совсем не понимаю… Поясните, пожалуйста…

— Да СПИДом вы больны, молодой человек! – закричала врачиха. Она уже не сдерживалась. – Положительный результат – это как раз в вашем случае очень плохо! Так плохо, что и сказать нельзя!

Подобное известие разорвалось в мозгу Стаса, словно граната. Он сидел и с трудом понимал происходящее.

Наркотики?

СПИД?

Откуда все это?

На секунду ему показалось, что он спит и видит страшный сон.

— И что мне теперь делать? – растерянно спросил Стас.

— Прежде всего, думать головой, молодой человек, — резко сказала врачиха. – Я вижу две проблемы: СПИД и наркотики. Что касается первого, то есть курсы лечения. Не скрою, они весьма дорогостоящие и длительные, но все это в принципе имеется. Вы сможете вести нормальную жизнь, хотя вам это обойдется далеко не дешево. А вот что касается вашего пристрастия к наркотикам, то тут, молодой человек, все зависит от вас. Есть курсы лечения от наркомании. Но без вашего желания, без вашей силы воли все эти лечения – пустая трата времени и денег. Если же не откажетесь от этого своего пагубного пристрастия, то имейте в виду следующее: будущего у вас нет в принципе. По определению: НЕТ! Я не знаю, как давно вы употребляете наркотики. Судя по количеству следов от уколов на ваших руках, то относительно недавно. Для детального ответа необходимы более глубокие исследования, а такие анализы мы не проводим в нашей поликлинике. Но в любом случае, если вы не откажетесь от наркотиков, то максимум, что вам осталось – это четыре-пять лет. Крайне маловероятно, что больше. Дальше — решать вам.

Произнеся эти слова, женщина уткнулась в бумаги на ее столе, всем своим видом показывая, что разговор окончен.

Стас поднялся и, шатаясь, словно пьяный, побрел к выходу.

Он шел, не понимаю, куда и зачем он идет? Сквозь боль, заполнившую его тело, сквозь туман, стоящий перед его глазами, он из последний сил пытался понять: как такое стало возможным? Как это произошло?

Стас знал, что такая ломка, как сейчас у него – верный признак того, что он действительно регулярно принимает наркотики.

Но ведь он точно знал, что наркотики он не принимал!

Как же такое стало возможным?!

Он с трудом стал припоминать события последних дней. Когда же впервые его стало «ломать»? Ну, да, три дня назад, до этого момента с ним все было нормально… Но ведь вряд ли его стало бы так ломать, если бы до этого регулярно не принимал бы наркотиков. Значит, минимум неделю до этого в него вкачивали эту дрянь.

Что же было за ту неделю? Днем он, как обычно, ходил на работу. А вечером? Каждый вечер на прошлой неделе он был со Штерном в клубе «Инмэн». Вначале пили, гуляли, а потом, как всегда, трахались…

Стоп!

Они со Штерном на прошлой неделе разве трахались?

Нет, вот теперь, в эту минуту, Стас уже не мог сказать этого с уверенностью. Он вдруг поймал себя на мысли, совершенно не помнит: чем заканчивалось на прошлой неделе каждое посещение клуба. После нескольких выпитых бокалов – неважно, чего! – полнейший провал в памяти.

А утром он всегда просыпался свежий и бодрый дома в своей постели.

Значит, теоретически только в те моменты, когда он «вырубался» и валялся пьяный, как бревно, ему могли что-либо подмешивать и вливать некую дрянь.

Но ведь с ним все время был Штерн… Значит, получается, он все это видел? Следовательно, это именно он и является инициатором того, что Стаса из здорового молодого человека превратили в законченного наркомана, а заодно и носителя вируса СПИД…

Кстати, откуда взялась эта шалава Катя? Ее ведь тоже прислал ему на квартиру ни кто иной, как Штерн… И что она ему колола? Стас отчетливо вспомнил, что именно после уколов Кати ему было необыкновенно хорошо, боль мгновенно отступала. Значит, эта сучка тоже колола ему наркотики!

Вот проклятая тварь!

Стас был легкомысленный, необразованный, беспринципный, но по-житейски достаточно неглупый парень. И теперь вся картина того, что с ним стало, предстала перед ним со всей пугающей ясностью.

Получается, что наркоманом и носителем вируса СПИД Стаса сделал именно Штерн. Или во всяком случае с его ведома и согласия, а, скорее всего, по его личному приказу.

Бред какой-то! Но зачем это все нужно лично Штерну? Чем Стас ему лично не угодил? Елки-палки, неужели он обо всем узнал? Но ведь он вначале не поверил Гильману, он безоговорочно встал на защиту Стаса. Значит, Гильман каким-то образом все-таки сумел убедить Штерна в своей правоте… Как же тогда Гильман смог прорваться к Штерну? И когда это произошло? Впрочем, совершенно необязательно, чтобы Штерн узнал о подвигах Стаса через Гильмана. Он вполне мог поручить провести дополнительную проверку кому-нибудь еще: некоему независимому эксперту.

Но неужели за такую мелочь, за то, что Стас всего-то просмотрел почту генерального директора, нужно калечить ему всю оставшуюся жизнь?!

Ну, Штерн и сволочь!

Полный жалости и сочувствия к самому себе, Стас в тот момент совершенно не задумывался о том, каковы были последствия его «компьютерных шалостей». А уж то, что он обманул доверие человека, обласкавшего его и осыпавшего милостями, которые Стас явно не заслуживал – эта мысль просто не пришла ему в голову. А о том, что из-за него, Стаса, невиновный человек был уволен с работы, о том, что он оклеветал Сергея Гильмана – об этом «невинном» факте Стас в ту минуту даже не вспомнил.

К сожалению, такова уж человеческая натура: все, что идет мне, любимому, на пользу – то, разумеется, является справедливым и правильным. А то, что приносит мне, родимому, неприятности, что идет вразрез с моими интересами – то неправильно, несправедливо и подлежит осуждению!

Что же теперь с ним будет?

Все существо Стаса наполнил страх перед неизвестностью.

Но, кроме Страха, оставалась еще и Боль. Стас уже был готов на все – лишь бы прекратить эту терзающую его дикую боль, эти нечеловеческие пытки.

А, гори оно все синим пламенем! Сейчас надо прежде всего убрать эту боль, отогнать ее подальше, чтобы он мог ясно мыслить и хоть что-то соображать.

Стас взял в руки клочок бумаги, на котором кривым почерком Кати был написан телефон, и набрал указанный номер.

— Да, — нехотя ответил в трубке незнакомый хриплый мужской голос.

— Я от Алены Макаровны, — произнес Стас. Его голос уже ничего не выражал: в нем было только желание поскорее убрать эту невыносимую боль, терзающую каждую клеточку его организма. – Помочь надо…

Скачать полностью

================

Отличное детское постельное белье оптом от компании «Арт Дизайн»! Самые новые коллекции детского постельного белья, созданные неоднократными лауреатами российских и зарубежных выставок! Огромный выбор, низкие цены, гибкая система скидок!

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости