Откат. Глава 20. Трофимов

20.05.2011 14:01 73

Откат. Глава 20. Трофимов

«А потому обычай мой:
С волками иначе не делать мировой,
Как снявши шкуру с них долой».
И тут же выпустил на Волка гончих стаю.
И.А. Крылов. 1812
Откат. Глава 20. Трофимов

Откат. Глава 20. Трофимов

На следующий день после вышеописанных событий на столе Трофимова зазвонил телефон.

Он снял трубку: звонила жена.

— Слушай, Алеша, — послышался в трубке сердитый голос дорогой и любимой подруги жизни. – Я сейчас в магазине, пытаюсь оплатить покупки, но мне продавщица говорит, что на карточке нет денег. Я не понимаю: ты же сам дал мне эту карточку! В чем дело?

— Нет денег? – удивленно переспросил Трофимов. – Очень странно! Оля, а ты ничего не перепутала?

— Это ты перепутал, — обиженно ответила Оля. – А я оплачиваю той карточкой, которую ты же мне и дал!

— Хорошо, я сейчас разберусь, — ответил Трофимов. — Ты можешь перезвонить мне через десять минут?

— Да, могу, — раздраженно ответила Оля и бросила трубку.

«Ерунда какая-то, подумал Трофимов. Наверняка что-то перепутала. Ох, бабы, бабы, техника в ваших руках – хуже динамита».

Подумав об этом, Трофимов улыбнулся и включил компьютер. Ну, никак не может такого быть, чтобы на карточке не было денег: там ведь около полутора миллионов долларов!

Трофимов быстро набрал нужный код и посмотрел на состояние счета. Впервые после разговора с женой улыбка сползла с его лица.

Счет был пуст.

Не веря своим глазам, Трофимов снова и снова пытался просмотреть состояние счета.

Ошибки не было.

Трофимов тупо смотрел на экран, пытаясь понять суть происходящего. Затем, подумав немного, он взял в руку телефонную трубку и набрал нужный номер.

— Алло, барышня, — заговорил Трофимов. – Тут у меня произошла одна маленькая неприятность: мне ваша система говорит, что на моей карточке нет денег. А я точно знаю, что деньги там должны быть. Вы не могли бы проверить? Или сразу скажите: может быть у вас сбои какие-то сегодня?

— Нет, никаких сбоев нет, — ответил Трофимову мелодичный женский голос. – Я сейчас проверю. Код назовите.

Трофимов назвал код.

— Нет, все совершенно правильно, — ответила девушка после непродолжительной паузы. – На этом счете остаток равен нулю. Вы сегодня утром сами перевели эти деньги на другой свой счет.

Трофимов подумал, что ослышался.

— Что? — переспросил он. – А… это… на какой счет?

— Извините, но по телефону мы таких справок не даем, — мягко, но в то же самое время недвусмысленно и однозначно ответила девушка. — Направляйте официальный запрос в наш процессинговый центр – и мы дадим вам подробную и официальную справку. До свидания.

И в трубке раздались короткие гудки.

Снова зазвонил телефон.

Трофимов снял трубку: это снова была его дражайшая супруга.

— :Ну, ты, наконец, разобрался с этим вопросом? – раздраженно спросила она. – Я могу, наконец, идти в кассу?

— Значит так, дорогая, — ответил Трофимов. – Ты сейчас можешь идти, но не в кассу, а к прилавку. Положи все, что ты накупила, на место и возвращайся домой. С нашей карточкой случились некоторые неприятности, она заблокирована. Завтра я во всем разберусь, и ты купишь все, что хотела и даже больше. А сейчас извини, но я занят. Сегодня мне больше не звони: дома поговорим.

И, не дожидаясь ответа жены, Трофимов бросил трубку.

Он ничего не понимал. Что произошло? Куда делись деньги? Он ведь еще не сошел с ума и знает, что ничего и никуда не переводил: ни вчера, ни сегодня – никогда! Трофимов машинально, снова и снова проверял свой счет.

Пусто.

Остаток: ноль рублей, ноль копеек.

Пусто.

ПУСТО!!!

И что же ему теперь делать? До зарплаты еще две недели, на счете нет ни гроша. Даже продукты к обеду купить не на что!

Впрочем, этот вариант он сейчас может поправить. На счету его оффшорной компании на Кипре – той самой, которой он владеет на паях со Штерном – в настоящий момент должно быть около двух миллионов долларов. И у него есть доступ к управлению банковским счетом; он может прямо сейчас перевести на свой счет любую сумму.

Ну, конечно же, так и надо сделать! А потом он найдет, как объяснить Штерну свои действия. Самое главное сейчас – перевести две-три тысячи долларов на свой счет на текущие расходы. А затем надо будет тщательно обдумать свои дальнейшие действия и план разговора со Штерном. За дело!

Трофимов быстро открыл страницу, дающую ему возможность удаленного управления своим банковским счетом в оффшоре, и ввел коды доступа. Но – странное дело! – на экране появилась надпись:

«Введены неверные данные! В доступе отказано!»

Не веря своим глазам, Трофимов тщательно все проверил и медленно, по буквам, повторил ввод. На экране появилась та же самая убийственная надпись.

— Что за чушь, — пробормотал про себя Трофимов. – Как это может быть?

Может быть, он забыл пароль или код доступа? Трофимов достал из кармана бумажку, на которой были крупными буквами напечатаны вводимые данные. Все было правильно. Он снова и снова повторял ввод, но результат не изменялся.

Это просто дурной кошмарный сон: ведь еще вчера вечером он входил в свой счет! Еще накануне все было нормально – что же произошло сейчас?!

Нет, Алексей Максимович, подожди! Самое главное — не паникуй! Надо позвонить в этот треклятый банк – возможно, это просто какой-то сбой в работе системы. Если это так, то в этом случае он просто одолжит у Штерна на пару дней деньги на текущие расходы, а потом со всем разберется.

Трофимов снял трубку телефона и набрал нужный номер.

— Добрый день, служба информации приветствует вас, — раздался в трубке мелодичный женский голос.

— Добрый день, — вежливо сказал Трофимов. – Вас беспокоит ваш клиент. Я сейчас не могу войти в систему удаленного управления свои банковским счетом. Вы не могли бы мне помочь и объяснить: что происходит?

— Одну минуту, — любезно проворковал женский голос. – Я сейчас все проверю. Назовите ваш личный код доступа.

Трофимов назвал.

— Действительно, вы были зарегистрированы, как наш клиент, — спустя некоторое время отозвался голос. – Но вчера вечером вы были удалены из списка лиц, которые могут управлять данным счетом. Весьма сожалею, но поскольку все было сделано в полном соответствии с нашими правилами удаленной работы, вы не можете в настоящий момент управлять своим счетом и не имеете к нему доступа.

— То есть как это «был удален»? – опешил Трофимов. – Кем был удален? На каком основании? Зачем? Девушка, я еще не сошел с ума: вчера лично я ничего не удалял.

— Я и не говорю, что эта операция была сделана вами, — любезно ответила девушка. – Но, повторяю: поскольку все было сделано в соответствии с нашими правилами, то никаких нарушений не зафиксировано. Поэтому на ваши вопросы я сейчас, к сожалению, ответить не могу: мы не имеем права давать такие справки по телефону. Но вы можете направить нам официальный запрос либо лично прибыть в наш офис с документами, удостоверяющими вашу личность. В этом случае мы сможем дать вам официальный ответ.

— Да, я вас понял, большое спасибо, – машинально ответил Трофимов. От полученной ошеломляющей новости, он говорил, словно робот. – Пожалуй, я так и сделаю.

— До свидания, — любезно проворковала девушка дежурным тоном. – Спасибо за ваш звонок, всего хорошего!

— До свидания, — медленно произнес Трофимов и опустил трубку.

Он сидел, словно придавленный внезапно свалившимися на него проблемами.

Как такое могло произойти? Кому это понадобилось? Штерну? Бред сивой кобылы, зачем ему это нужно? Еще вчера они любезно с ним общались, вечером распили бутылочку дорогого французского коньяка, поэтому никаких оснований подозревать Штерна в том, что это сделал именно он, у Трофимова не было. Тогда кто же?

Внезапная мысль, словно молния, поразила Трофимова в самое сердце.

Гильман!

Вот кто все это сделал! Только он – и никто, кроме него!

СУКА!!!

Только Гильман мог найти в сети те файлы, на которых Трофимов хранил информацию о его оффшорных компаниях, номера банковских карточек и пароли к ним! Не полагаясь на свою память, Трофимов хранил эти данные на своем компьютере. Разумеется, он позаботился о том, чтобы защитить эту информацию, но наверняка такому специалисту, как Гильман, не составило труда взломать эту защиту!

Трофимов много раз слышал и читал про то, как хакеры взламывают банки и воруют огромные суммы денег. Разумеется, он не знал, — да и не мог знать и судить! – истинного уровня профессиональной подготовки Сергея Гильмана, но интуитивно чувствовал, что этот уровень достаточно высок.

И поэтому он боялся Сергея. Именно по этой причине он сразу посоветовал Корзинкину избавиться от Сергея. Именно поэтому он сделал все от него зависящее, чтобы очернить Сергея в глазах Штерна.

Он все понял.

Вот зачем этому гаденышу понадобилось в такой спешке срочно увольняться! Разумеется, все эти досужие разговоры о выгодной работе – все это словесный понос. А этот дурак Корзинкин и уши развесил!

Обиднее всего в этой ситуации для Трофимова было то, что он прекрасно понимал, что сам же и посоветовал Корзинкину выгнать Гильмана, как можно скорее на все четыре стороны!

Как же он мог упустить из виду такую элементарную вещь?! Почему же он не подстраховался?!

Но, с другой стороны, слушая рассказы этого законченного болвана Корзинкина, он в итоге сам уверовал в то, что Сергей – трусливый и никчемный человек. Поэтому Трофимов не мог даже помыслить о том, что Гильман может решиться на какие-то ответные действия. Увольнение Сергея было в глазах Трофимова отличной превентивной мерой для того, чтобы тот даже случайно не смог раскопать их с Корзинкиным темные делишки, которые они прокручивали за спиной Штерна.

И что же теперь ему делать?

Заявить в милицию? Скорее всего, так и следует поступить. Но в этом случае неизбежно встанет вопрос о другом: откуда у Трофимова такая громадная сумма на банковской карточке? Шутка ли: полтора миллиона долларов!!! Кроме того, он в одно мгновение лишился всего: и денег на банковской карточке, и своей оффшорной компании на Кипре! Ну, ладно, компанией на Кипре они владели вдвоем на паях со Штерном, этот факт Александр Леопольдович и сам прекрасно знает! Но о полутора миллионах долларов Штерн ни сном, ни духом не знает и не ведает!

 Но если будет возбуждено уголовное дело по факту кражи средств с его, Трофимова банковской карточки, то Штерн об этом факте неизбежно узнает! А вот тогда последствия могут быть непредсказуемыми!

Штерн чрезвычайно мстителен и злопамятен. Он в гневе страшен. И тот факт, что он, Алексей Максимович Трофимов является родственником Штерна, гнева Штерна не уменьшит, а, наоборот: в этом случае будет только хуже.

Значит, с заявлением в милицию о краже денег с его карточки следует пока немного повременить – по крайней мере, на пару часов. Надо будет для начала обратиться в банк с заявлением, чтобы эту карточку временно заблокировали. И выдали ему другую. А вот о том, что его удалили из списка лиц, которые имею право удаленного управления банковским счетом в оффшоре – об этом следует немедленно сказать Штерну. В это напротив, нет никакой опасности. Наверняка, Штерн будет в бешенстве. При этом, обладая связями на самом верху, в прокуратуре и в ФСБ, Штерн сумеет договориться о том, чтобы к расследованию были подключены самые лучшие силы.

Трофимов резким движением схватил в руки телефонную трубку мобильного телефона и набрал номер Штерна.

— Алло, — раздался в трубке ровный голос Александра Леопольдовича. – Слушаю тебя, Леша. Что случилось?

— Слушай, Саша, ты сейчас можешь меня принять? – без обычного приветствия спросил Трофимов. В институте он был одним из немногих, кто мог себе позволить называть генерального директора на «ты» и по имени без отчества. – Тут одна проблема серьезная нарисовалась, которая нас обоих касается.

— А что такое? – обеспокоено спросил Штерн.

— Да это не телефонный разговор, — уклончиво ответил Трофимов. – Так я зайду?

— Знаешь, я сейчас немного занят, — замялся Штерн. — Давай сделаем так: в двенадцать часов я освобожусь, и мы с тобой побеседуем. За полчаса уложимся?

— Скорее всего, уложимся, — быстро ответил Трофимов. Он знал, что это заведомая неправда, но он помнил и другое: Штерн очень не любил долгих разговоров и всеми правдами и неправдами старался их избегать.

— Ну и отлично, — удовлетворенно крякнул Штерн и повесил трубку.

До назначенного срока было еще полтора часа. Трофимов встал, подошел к изящному сервировочному столику и налил себе кофе.

К пятидесяти годам у Трофимова фактически не было ни друзей, ни профессии. Вся его жизнь была чередой невероятных поворотов, взлетов и падений. Окончив физический факультет университета, он долгое время часто менял места работы. Интерес к своей профессии он проявлял лишь время от времени. Он проявлял интерес лишь к тому, что могла принести ему ощутимую выгоду. Его жизнь в основном заключалась в том, что он просиживал на работе, обдумывая способы быстрого обогащения. Но в то же самое время он всегда хотел быть неоспоримым победителем: Трофимов стремился к власти.

Этот шанс судьба предоставила ему тогда, когда его родная сестра вышла замуж за Штерна. Трофимов сразу понял, какие возможности дает ему высокое положение его новоявленного родственника. Будучи от природы неплохим психологом, он сразу понял характер Александра Леопольдовича.

Он начал обхаживать Штерна издалека. Почти ежедневно он нашептывал ему страшные рассказы об ужасных последствиях того, что на высоких постах находились предатели. Рассказывая подобные истории, Трофимов при этом не уставал повторять, что только преданный родственник может обеспечить Штерну спокойствие и богатство на долгие годы. При этом он явным образом ничего не просил лично для себя.

Есть старая истина: если человеку сто раз сказать, что он свинья, то на сто первый раз человек хрюкнет. Как известно, вода и камень точит. Если человеку изо дня в день повторять одно и то же, то рано или поздно даже самый трезвомыслящий индивидуум начинает в это верить. Подобными разговорами Трофимов добился своего: Штерн пришел к выводу, что такой человек, как Алексей Максимович, ему жизненно необходим.

После того, как Штерн предложил Трофимову стать его заместителем по финансам, Трофимов недолго сопротивлялся и размышлял: он почти сразу же согласился. Несмотря на то, что в финансах он разбирался не лучше, чем пингвин в аэродинамике, он с удовольствием уселся в уютное кресло финансового директора. Правда, большую часть времени он просто бесцеремонно вмешивался в работу других подразделений, собирал сплетни, а потом в искаженной форме передавал их Штерну.

Он знал, что Штерн чрезвычайно жаден до денег. Имея доступ к финансовой информации, Трофимов очень быстро понял источники обогащения своего зятя. И стал ждать своего часа: он обладал терпением.

Этот час пришел в тот момент, когда заместителем Штерна по производству стал Корзинкин. Трофимов сразу понял, что трусливый, беспринципный и недалекий Корзинкин готов на все – лишь бы заслужить благосклонность генерального директора.

Ему не пришлось долго уговаривать Сергея Орестовича обогащаться на откатах. Он понимал, что закупки оборудования для огромного института – это золотая жила, на которой можно неплохо погреть руки…

…Трофимов вошел в кабинет Штерна, всем своим видом показывая, что случилось нечто, из ряда вон выходящее.

— Ну, рассказывай, что случилось? – участливо спросил Штерн.

— Ты давно проверял наш счет в оффшоре? – без обиняков спросил Трофимов.

— Наш счет? – удивленно переспросил Штерн. – Вчера вечером, а что такое?

— А сегодня ты его проверял? – задал другой вопрос Трофимов, пропустив мимо ушей замечание Штерна.

— Нет, не проверял, — тем же тоном ответил Штерн. – Ты можешь толком объяснить: что произошло?

— Сначала проверь наш счет, — уклонился от ответа Трофимов. – Я хочу тебе кое-что продемонстрировать. А потом тебе все объясню.

— Да, пожалуйста, — с деланным недоумением пожал плечами Штерн. – Если ты хочешь, то сейчас все проверю.

Он включил компьютер и пощелкал клавишами. Трофимов терпеливо ждал и испытующе смотрел на Штерна. Тот, сделав несколько операций, через несколько минут развернул монитор к Трофимову и с недоумением уставился на последнего.

— Ну вот, я вошел в режим удаленного управления счетом, — удовлетворенно произнес Штерн и вопросительно уставился на Трофимова. – Все деньги на месте, со вчерашнего дня ничего совершенно не изменилось. И что ты мне хотел показать?

Трофимов ожидал всего, что угодно, но только не такого развития событий. Он растерянно переводил взгляд с монитора на Штерна, молчал и напряженно думал: как же так? Штерн без проблем вошел в режим удаленного управления – значит, таинственный хакер не посмел его тронуть и заблокировал вход исключительно для одного Трофимова.

Впрочем, все понятно, тут же решил для себя Трофимов. Ничтожный и трусливый Гильман не осмелился поднять руку на самого Штерна и решил сделать мелкую пакость в отношении финансового директора. Все сходится.

Впрочем, вряд ли можно назвать «мелочью» кражу денег с его банковской карточки. Но это уже дело поправимое. Узнав, что кто-то копается в счетах его фирмы, Штерн, наверняка, придет в совершеннейшую ярость.

Ну, все, трындец котенку, то есть Гильману!

Подумав об этом, Трофимов снова пришел в отличное расположение духа.

— Итак, я не совсем понимаю, что же тебя так взбудоражило? – повторил свой вопрос Штерн, испытующе глядя на Трофимова. – Надеюсь, теперь-то ты мне все расскажешь и пояснишь: в чем, собственно, дело?

— Теперь расскажу, — утвердительно кивнув головой, ответил Трофимов. – И начну я свой рассказ с того, что, кажется, к нам на банковский счет нашей оффшорной фирмы вломился хакер. И я теперь догадываюсь, кто он конкретно.

— Иди ты…, — испуганно пробормотал Штерн. — Хакер? Ну, надо же! И что этот хакер натворил? Ты знаешь, кто он?

— Имя этому хакеру – Сергей Михайлович Гильман, — торжественно произнес Трофимов, глядя на Штерна. – И он сделал следующее: вломился на счет нашей фирмы и заблокировал мне вход в удаленное управление счетом. Точнее, он удалил меня из списка лиц, которые могут управлять данным счетом. Вот такие пироги! Но это еще не все! Он перевел куда-то деньги с моей банковской карточки и заблокировал ее! Как тебе?

— А, вот ты о чем, — неожиданно спокойно и небрежно бросил Штерн и вальяжно  развалился в своем кресле. – Насчет этого события я уже в курсе. Сергей Гильман тут совершенно ни при чем.

— Да? – растерянно и в то же время с любопытством в голосе спросил Трофимов. – А что же ты мне ничего не сказал? Что, этим уже твои друзья из прокуратуры занимаются, да? Ну, Саша, тогда я просто перед тобой преклоняюсь: молодец! Оперативно работаешь, супер! Не Гильман, говоришь? Очень интересно! А кто же это, если не секрет?

— Это я тебя удалил из списка лиц, которые могут управлять данным счетом, — спокойно ответил Штерн, не меняя ни тона, ни позы.

Если бы сейчас перед Трофимовым внезапно появился сам царь Соломон или если бы Штерн сообщил, что будет баллотироваться на пост президента Израиля – наверное, и в этом случае Трофимов не был бы так поражен услышанным.

Он подумал, что ему послышалось.

Ну, конечно же, такого просто не может быть! Разумеется же, Александр Леопольдович сказал не «я», а он, наверное, произнес «ни х…я»! Типа, «не бзди, братуха»!

Вот ведь, почудится же такая ерунда!

Трофимов на всякий случай даже тряхнул головой и через силу слегка улыбнулся.

— Извини, Саша, я просто задумался и поэтому не расслышал тебя, — сказал Трофимов и напрягся, стараясь не пропустить ни единого слова. – Что ты сейчас сказал?

— Не изображай из себя клинического идиота, — презрительно скривился Штерн. – Впрочем, его тебе и не надо из себя изображать. Леша, дорогой, все ты прекрасно слышал. И хотя говорят, что глухому попу две обедни не служат, тем не менее, повторяю: это я тебя удалил из списка лиц, которые могут управлять данным счетом. И деньги с твоей банковской карточки на свою карточку перевел тоже я. А потом я твою карточку заблокировал.

Трофимов, широко раскрыв глаза, непонимающе смотрел на Штерна.

— А…, — заикаясь, пролепетал Трофимов. – Ты… это… а… зачем?

Он сглотнул слюну и вытер со лба крупные капли пота. Несмотря на теплый день, Трофимову неожиданно вдруг стало холодно. Посмотрев на свои руки, он обнаружил, что они дрожат мелкой дрожью.

— А ты что считаешь, что можешь безнаказанно воровать у меня деньги, можешь меня кидать, копать под меня – и я это молча проглочу? – вопросом на вопрос жестко ответил Штерн. Впервые с начала разговора в его голосе послышались нотки ярости и плохо скрываемой злобы. – Ты полагал, что тебе эти художества сойдут с рук? Ты что же, родственничек хренов, думал, что можешь за моей спиной брать миллионные откаты – и я об этом никогда не узнаю? Ты на самом деле считал, что я такой дегенерат?!

— Саша, опомнись, — с трудом вымолвил Трофимов. – Подумай, что ты говоришь? Мы ведь одна семья – как ты мог обо мне такое подумать?!

— Семья? – Штерн расхохотался. – Вот только семью не приплетай! Я с тобой после всего этого на одном поле гадить не сяду!

Штерн рывком, словно фокусник, одним движением откуда-то извлек папку, достал из нее ксерокопию показаний Корзинкина и швырнул в лицо Трофимову.

— На, смотри! Да, конечно, я знаю, что сейчас ты будешь клясться мне, что это все гнусная клевета и все такое прочее! Ладно… Но, может быть, ты, сволочь, хочешь, чтобы я тебе еще и конкретные номера платежных поручений показал? Так ты только скажи: это, пожалуйста: на, любуйся! – Штерн выхватил из той же папки другой документ и со всего размаха припечатал его к столу перед самым носом Трофимова.

— А, может быть, тебе и этого мало? Нет, ну вы только посмотрите, господа присяжные заседатели, мой подзащитный, оказывается, редкостный упрямец! – саркастически проговорил Штерн. – Тогда я представляю суду сравнительный анализ цен на оказанные услуги, взятые мной по запросу в пяти фирмах города, среди которых есть вышеозначенная фирма «Комплект-Юнит». Смотрите, ваша честь, а точнее, ваша нечисть!

Произнеся эти слова, Штерн схватил в руки другую толстую папку, лежавшую на столе и со всего размаха хлопнул ею на стол перед Трофимовым.

— Причем, обратите внимание, господа присяжные заседатели, — язвительно продолжал Штерн прямо в лицо Трофимова. – Суммы завышения в фирме «Комплект-Юнит» поразительно совпадают с половиной тех денежных сумм, которые оказались на банковской карточке моего подзащитного! Странно, не правда ли?

Трофимов сидел ни жив, ни мертв. Он глотал ртом воздух, словно рыба, вытащенная из воды, но не произносил ни единого слова.

— Разве не правда? – громовым голосом заорал Штерн, брызгая слюной, приведя Трофимова в содрогание.

— Ну и в завершении своей речи, господа присяжные заседатели, хотелось бы предоставить вашему вниманию одну магнитофонную запись, — театрально продолжал Штерн. – Предупреждаю сразу, что эта запись одна из многих, но, полагаю, что и ее вполне достаточно.

Штерн ткнул в клавиатуру. В наступившей тишине из динамиков послышался четкий голос Трофимова:

«Мы с тобой заработали по полтора миллиона долларов на брата! И Гильман уже ничего не докажет!».

— Ну, что ты на это скажешь, родственничек Леша? — саркастически спросил Штерн. – Говори, Леша, думай, что ты можешь сказать в свое оправдание. Ведь чем длиннее паузе, тем больше это обстоятельство работает против тебя! Ну, скажи же хоть что-нибудь!

Но Трофимов молчал. Он пытался что-то сказать, но все слова, которые он еще час назад с такой тщательностью обдумывал, разом вылетели у него из головы. Его глаза бегали по комнате, словно ища хоть какую-нибудь поддержку, подсказку, но, как назло, он каждый раз натыкался взглядом то на докладную записку Корзинкина, то на сравнительный анализ цен, то на злополучные компьютерные динамики, из которых только что прозвучал его голос, то на самого Штерна, который сидел напротив и выглядел загадочно, словно сфинкс.

— В таком случае я кончил, господа присяжные заседатели, — насмешливо произнес Штерн и замолчал, с презрением уставившись на своего родственника.

Трофимов пытался что-то сказать, но не находил слова. Наконец, собравшись с силами, он сглотнул слюну, набрал в легкие воздух и произнес:

— И что же мне теперь делать?

Штерн не ответил. Усмехнувшись, он взял со стола чистый лист бумаги и небрежно швырнул его Трофимову.

— Пиши заявление об уходе, — Штерн говорил негромко, но каждое слово Штерна отдавалось в голове Трофимова, словно удар. – Чтобы я тебя больше не видел. Я не звоню Руденко и не сообщаю ему о твоих художествах только по одной причине: не хочу марать свое имя. Но учти: если хотя бы раз ты появишься в поле моего зрения, — пеняй на себя.

Трофимов все понял. Ухватившись за шанс уйти с миром, восприняв этот вариант, словно спасательный круг, он быстро написал заявление и протянул его Штерну.

— Ну вот, — удовлетворенно хмыкнул Штерн, бегло пробежав глазами написанное. – Теперь пошел вон и чтобы больше я тебя не видел.

Трофимов попытался что-то сказать, но, опустив глаза, быстро поднялся и направился к выходы.

— Да, чуть не забыл, — раздался за спиной насмешливый голос Штерна. – Через два часа тебя супруга твоя ждет.

Трофимов вздрогнул от неожиданности, услышав последние слова Штерна, и резко обернулся.

— Чего? – растерянно переспросил Трофимов. – Кто ждет? Кого ждет?

— Да ты, оказывается, совсем дурак, — презрительно хмыкнул Штерн. – Тебя твоя жена ждет через два часа. В ЗАГСе она тебя ждет. На развод она подает, Леша — разводится с таким болваном. Я уже договорился – разведут вас безо всяких проблем. Да, и вот еще что учти: при разводе все имущество ей остается. Ты ей добровольно все свое имущество отдаешь. Мой тебе добрый совет: сделай так, чтобы она осталась довольна. Если она сегодня вечером мне позвонит и скажет, что были какие-то проблемы и что-то пошло не так – лучше сам себе харакири сделай.

Услышав последние слова, Трофимову показалось, что под ним зашатался пол. Он понимал, что Штерн не шутит. С другой стороны, он отчетливо понимал и другое: его успешная обеспеченная жизнь кончилась.

Можно было сказать, что она вообще кончилась.

Скачать полностью

==================

Отличные современные бетонные полы и пропитка для бетона от HUNTSMAN-NMG — российско-американского производителя полимерных материалов и полимерных полов! Мы делаем промышленные полы из самых современных материалов: Полиплан 1001 (материал для полиуретановых наливных полов), Полиплан 1002 (материал для антистатических наливных полов), Полиплан 206 (материал для эпоксидных наливных полов), Праймер 1101 (полиуретановая упрочняющая пропитка для бетона) и Полифлекс (эмаль для бетонного пола). Высочайшее качество, низкие цены, гибкая система скидок!

Источник: http://armopol.ru/materialyi-i-tsenyi.htm

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости