Точка опоры для Украины: функционал

17.08.2017 17:00 7

Точка опоры для Украины: функционал

После всех крамольных мыслей в текстах Точка опоры для Украины: биология, Точка опоры для Украины: власть, Точка опоры для Украины: законодательство выскажу еще одну. Исполнительная власть в нынешнем виде в рациональном государстве не нужна.

Представим, что мы, общество, субъекты, с помощью наших компьютеров-симбионтов:

  • разработали, приняли и имеем на руках детально прописанные и взаимоувязанные законы, регламенты, требования и программы во всех областях деятельности
  • имеем детальную и real time информацию о реальном состоянии дел, наличных ресурсах и всей общественной активности на основе собственной открытости, заинтересованности и постоянного фидбека и обмена информацией между субъектами и их компьютерами
  • имеем возможность рационально планировать как локальные, кратковременные, так и глобальные, долговременные задачи и проекты, а также постоянно отслеживать выполнение и своевременно корректировать планы
  • имеем возможность обсудить, согласовать, принять к выполнению и донести их до всех субъектов, раздать каждому посильную задачу, при этом показать оптимальный алгоритм действий для наилучшего ее выполнения
  • имеем систему стимулирования активности и качества выполнения задач, а также наказания за невыполнение на основе персональных (а может быть, и коллективных) рейтингов
  • имеем множество других рациональных ништяков, перечислять которые слишком долго и утомительно

Скажите, не является ли такой метод планирования и управления более адекватным, эффективным, надежным и способным исправлять ошибки, чем нынешняя громоздкая, избыточная, тугая и оторванная от земли система исполнительной власти?

Я утверждаю, что является.

Остается ли необходимость в наличии специальных людей и/или институтов исполнительной власти?

Думаю, все же остается. Но их роль и функция должна кардинально измениться, а количество и масштабы — существенно сократиться.

У айтишников есть такой фетиш, который они вспоминают по поводу и без повода, и пытаются применить везде, где только возможно, и где невозможно — тоже. Называется методология гибкой разработки Agile, с производными типа Scrum, Kanban etc. То, о чем я пишу, может быть проиллюстрировано на их примере. Конечно, аналогия не совсем прямая, но важные особенности продемонстрирует. Возьмем Скрам. Кто не знаком с терминологией, погуглите.

Предположим, мы собрались вместе, чтобы сделать некий продукт, в данном случае -государство, или город, или район, неважно. Мы — это скрам-команда, команда разработчиков, граждане, жители. Мы — руки, мы — ресурсы, человеческие и временные. Мы — делаем.

Есть владелец продукта, который должен знать, чего он хочет, который заинтересован в качестве конечного продукта, должен видеть будущий продукт, представлять, как он работает, что в нем важно и первоочередно, а что может подождать. Это — голова. Она — думает.

В отличие от скрама, у нас скрам-команда и владелец продукта — одни и те же люди, т.е. все мы. Мы и думаем, и делаем. Более того, мы еще и стейкхолдеры, заинтересованные на всем этом заработать. Может это только к лучшему — нет возможности свалить ответственность на кого-то другого, и за планирование и за реализацию отвечаем только мы сами.

В соответствии с принципом тайм-менеджмента, все действия команды разделяются на определенные этапы, или спринты, имеющие четкие временные рамки и горизонты планирования.

Планирование спринта производится в ходе совещания, на котором владелец продукта определяет приоритеты заданий, которые он хотел бы увидеть выполненными по истечении спринта. Команда оценивает по времени, сколько из желаемого они могут выполнить. В итоге получается список заданий, который не может меняться в течение спринта, и к концу спринта должен быть полностью выполнен.

Очевидно, в нашем случае команда договаривается между собой, что и как мы будем делать на данном этапе. Договорились — побежали делать.

Спринт закончился — нужно оценить, что и как сделано, что не сделано и почему, наказать невиновных и наградить непричастных. В Скраме это называется ретроспектива.

В ходе ретроспективы нужно присмотреться, какие проблемы существуют, понять, как улучшить процесс, выработать рекомендации, донести их и объяснить всем участникам процесса. И, наверное, не только в ходе ретроспективы. Этим нужно заниматься постоянно, на протяжении всего процесса работы.

И вот здесь могут потребоваться (и наверняка потребуются) специально выделенные люди, которые в Скраме называются скрам-мастерами, а в нашем случае — это будут формальные преемники исполнительной власти.

Однако, их функции, цели и задачи совершенно другие. Они не участвуют в процессе непосредственно, они им не командуют, они не могут разрешить, запретить, приказать или даже рекомендовать члену команды что-то сделать или не сделать.

Они нужны для другого.

Они — мастера настройки взаимодействия, коммуникации и кооперации.

Они помогают команде и каждому ее члену видеть общий план, свое место в нем, вклад в общее дело, мотивировать команду, обучать и делиться новым, улучшать микросреду и микроклимат в команде, налаживать взаимодействие, устранять противоречия, разрешать и гасить конфликты.

Это — важное дело и ценная функция. Но совсем не административная, и даже не координационная. А, скорее, идеологическая.

И, очевидно, она не требует для своего выполнения ни монструозных зданий типа Кабмина или КМДА, ни армии ушлых и пронырливых бюрократов, ни стада крашеных секретарш, ни гаражей с членовозами.

Здания пустим под дата-центры, некоторым, самым красивым и смышленым секретаршам доверим вытирать пыль с серверов, а бюрократов — не жалко, пусть переквалифицируются в управдомы. Только да, в управдомы их тоже вряд ли возьмут. На уровне дома тоже может применяться модель прямой демократии. Так что, придется им становиться честными людьми.

Уже слышу возражения.

Возражение 1

Что, мол, нельзя вот так просто избавиться от исполнительной власти. Что существуют целые сегменты и области жизнедеятельности общества, требующие непосредственного человеческого руководства. Что не все, и даже не большинство, людей будет сидеть в интернете и участвовать в описанной кооперативной сети. Очень многие, в силу возраста, образования, ума, в конце концов, не смогут и/или не захотят в ней участвовать, посему они продолжат жить по старинке, их придется как-то организовывать, и им все же потребуются руководители в лице исполнительной власти.

Со многим тут нужно согласиться. Да, действительно, не все захотят быть ответственными гражданами и принимать участие в управлении страной, и не все смогут. С другой стороны — все равно эти люди останутся интегрированными в общество, в какие-то его структуры. Все равно они, так или иначе, принимают участи в жизни предприятия, где работают, района или дома, где живут, школы, где учат своих детей, транспортных и прочих систем, которыми пользуются. Так что они не останутся брошенными на произвол судьбы. Они в любом случае будут «охвачены» организацией там и тогда, когда это им потребуется. Ну, и когда потребуется обществу.

Правда, есть специфическая группа — пенсионеры. Они, в основном, уже не очень активны в социальном смысле, однако как-бы непосредственно коммуницируют с государством, которое платит им пенсию, и поэтому часто претендуют на повышенную степень близости с ним. Этим сейчас часто пользуются разномастные популисты от политики. Все помнят гречку и любимых бабушек.

В предлагаемой системе такие вещи исключены. Та часть пенсионеров, которая сохранит высокую степень социальной активности и ответственности, вполне сможет продолжать участвовать в делах государства, имея не низкий рейтинг. В силу этого они будут невосприимчивы к популизму.

Остальная часть, которая по разным причинам отойдет от дел, автоматически потеряет рейтинг и возможность существенно влиять на результаты голосований, и поэтому перестанет быть интересной популистам. И это, я надеюсь, совершенно не скажется на уровне их жизни, а самочувствие даже улучшится, незачем будет тратить нервы на всяческие митинги и выяснение, кто кому больше нравится, чи йуля, чи Ляшко, чи може комуністи недорізані…

Это касается и не только пенсионеров. Пока люди представляют собой электоральный ресурс, всегда найдется кто-то, кто захочет их организовать, ими руководить и манипулировать. И естественно, этот кто-то однозначно будет против упразднения исполнительной власти в нынешнем виде. Иначе как организовывать раздачу гречки?

В целом, я как-то сомневаюсь, что люди не смогут без этого обойтись.

Возражение 2

А как же государственные и коммунальные предприятия, учреждения, организации, полиция, армия, наконец? Ими что, не нужно руководить? Что, солдатам не нужны офицеры, и они сами будут голосовать в интернете, пойти в атаку или отступить с позиций?

Нет, конечно. Не нужно утрировать.

С технической точки зрения, армия — это прежде всего система обмена информацией и управления, и только потом — оружие.

Современная (и тем более, будущая) армия насыщается компьютерными и прочими высокотехнологическими системами разведки, связи, управления, передачи информации, электронного и компьютерного противодействия, организации взаимодействия, планирования, моделирования и т.д., увязанными в единую информационную систему от поля боя до самых высоких штабов.

Оперировать в рамках подобной системы, и при этом действовать активно и эффективно, могут только люди, в совершенстве освоившие компьютерную технику, находящиеся с ней в практически симбиотических отношениях, привыкшие четко следовать планам и предписаниям, и при этом не боящиеся и умеющие проявлять уместную инициативу, корректировать планы и выдвигать идеи.

Это почти тождественное описание сообщества ответственных граждан и их компьютеров-симбионтов, о котором много говорилось ранее.

Одновременно в компьютеризированной армии нет места (или скоро не будет) людям неорганизованным, немотивированным, безответственным и пассивным. Они — балласт и пушечное мясо. Армия также нуждается в фильтрации балласта, привлечении профессионалов и отборе лучших, как и гражданский сектор.

Поэтому вывод: армия — модель общества. Как устроено общество, так будет устроена и армия. И если симбиотическая модель позволяет улучшить армию, значит, она же улучшит и общество.

Да, армия более ориентирована на выполнение приказов и предписаний, фаза обсуждений и принятия решений отделена от фазы их выполнения во времени и часто в пространстве. Это ее специфика. Но это не означает, конечно, что одни — думают и решают, а другие — выполняют и умирают. Думать приходится всем и всегда, да и умирать тоже. Но успех зависит от того, как: а) быстро и качественно принимаются решения, б) быстро и надежно они доводятся до исполнителей, в) точно и своевременно исполняются, и г) четко и быстро функционирует обратная связь для коррекции и адаптации решений к меняющейся обстановке.

Есть еще одна особенность. На войне никогда не бывает достаточно информации, она никогда не бывает полной и никогда не хватает времени для продумывания и принятия полностью просчитанного и логичного решения. Причем всегда и везде, от тактического до стратегического уровней. Поэтому компьютеры там не справляются (возможно, пока). Именно поэтому там командуют (и будут командовать) люди, с их опытом, интуицией, нестандартными подходами и нешаблонным мышлением. Только люди могут принять решение и взять на себя ответственность в ситуации неизвестности, неопределенности или заведомой безнадеги. И только люди могут пойти и повести за собой других на смерть ради победы.

Поэтому Героям Слава, и люди всегда будут незаменимы в тех областях, где не справляются компьютеры. В этом, собственно, и есть суть симбиоза: компьютеры помогают нам там, где мы не сильны, а мы помогаем компьютерам там, где не сильны они.

А мы вернемся к не столь героической стороне нашего общества и государства.

Паноптикум

Вот есть у нас громадный государственный сектор экономики. Есть бюджетная сфера, образование, медицина, ЖКХ и пр., и пр., и пр. Вы скажете, что во всем этом задействована масса людей и всех их надо окормлять соответствующим управлением, как то делает церковь или исполнительная власть. И будете безусловно правы. Однако, возможно, вы согласитесь, что способ, которым это делается сейчас, на удивление дик и неэффективен.

Возьмем для примера какое-нибудь госпредприятие или учреждение. В нем обязательно сидит руководитель, и часто с кучей замов. В чем их функция должна быть? Брать решения вышестоящих органов и претворять их в жизнь, как говорили при союзе. Адаптировать к местной специфике, планировать мероприятия по имплементации, нарезать подчиненным задачи и контролировать выполнение. Т.е. директор госпредприятия не обязан, не должен и не может принимать никаких государственных решений, тем более стратегических. Его дело — наполнение стратегии тактикой, планирование и отчетность.

И что, по вашему, с этим не справится компьютерная система планирования и управления предприятием и/или проектами, вооруженная описанным выше детальным и функциональным законодательством и программами деятельности?

Справится, и гораздо лучше пересічного директора-человека. И не только потому, что компьютер с каждым годом становится все умнее и функциональнее, а пересічний директор чаще всего туп и не образован. А в первую очередь потому, что компьютер не будет воровать, не потребует служебный мэрс с водилой и кабинет с дорогим ремонтом и сговорчивой секретаршей, не будет тратить время и силы на понты, интриги и карьеризм, а вместо атмосферы наушничества и лизоблюдства создаст в коллективе здоровый функциональный микроклимат, как важнейшее условие эффективной работы. Одно только это снимет с предприятия громадную кучу накладных расходов, поднимет его эффективность и рентабельность в разы, а то и на порядки.

Еще один штрих к портрету. Сейчас на каждом таком предприятии, в конторе, школе, больнице и т.д., сидит еще один паразит (а то и несколько). Это — бухгалтер. Вам не кажется дикостью, что организация, существующая на государственные/бюджетные деньги, вынуждена нанимать специальных людей, единственная работа которых состоит в обеспечении правильности и своевременности расчетов и других финансовых отношений с государством/бюджетом? Вы представляете, во что это выливается в масштабах страны? А налоговые, пенсионные, непрацездатності, и прочие дармоеды? Не владею статистикой, но подозреваю, что число занятых в околофинансовой сфере в государственном секторе существенно превышает число занятых в производственной. Да и зарплаты у них в среднем повыше, чем у простых работяг. А основные фонды, здания, помещения, которые они занимают? Свет, отопление, бумага для принтеров, скрепки канцелярские и банкеты по случаю Нового Года, дня бухгалтера и тезоименитства руководства?

Если просто снять это с шеи госпредприятия и заменить обычной ERP программой, это даст просто безумный скачок продуктивности и эффективности государства.

А финансы?

Финансы в наше время — это проще простого. Если в государстве вменяемая и простая в эксплуатации налоговая система, если отлажена система безналичных транзакций, если отсутствует за ненадобностью черная и серая бухгалтерия, то полное финансовое обслуживание любого предприятия, государственного или частного, организации, учреждения или частного лица может осуществляться удаленно, в виде некоторой службы облачного или централизованного государственного сервера. Это обслуживание может включать в себя как все налоговые вопросы, отчетность, статистику и финансовый мониторинг, так и весь спектр банковских услуг, как то расчетно-кассовое обслуживание, кредитование, внешнеэкономические и валютные операции и многое другое. В настоящее время нет логики в том, что всеми этими вещами занимается множество различных учреждений, каждое их которых норовит откусить кусочек от финансового пирога себе в прибыль, а бизнесу в убыток, тем самым увеличивая операционные и транзакционные издержки любой деятельности вплоть до границы ее рентабельности.

Мыслимы также более экзотические применения такой интегрированной системы, например эмиссия неинфляционных инвестиционных денег для финансирования масштабных проектов общегосударственного уровня. Это неосуществимо в рамках навязанной МВФом открытой финансовой системы, однако вполне может быть реализовано внутри замкнутой подсистемы государственной экономики.

Или предоставление полноценного доступа к мировому рынку для самого мелкого и среднего бизнеса, поддержка его конкурентоспособности и даже протекционизм. Почему три китайца из какой-то богом забытой провинции с помощью Алибабы и государственного стимулирования продают свои сарайные поделки по всему миру, зарабатывают валюту, кормят свои семьи и финансируют своими налогами китайскую космическую программу, а три украинца в лучшем случае способны только раздавить на кухне пляшку на троих от скуки и безнадеги?

Это я к тому, что государство может предоставить такие же услуги и частному бизнесу, при условии его перехода в эту открытую экосистему. Как это может выглядеть?

Государственный корпоративизм?

Бизнес открывается государству, полностью переводя свою деятельность и свои финансовые операции в прозрачный и открытый вид. Государство снимает с бизнеса все заботы по правильному и своевременному начислению и уплате налогов. Это производится автоматически, с учетом текущей финансовой ситуации бизнеса, его планов, договоров и т.д.

Государство обеспечивает банковское обслуживание, включая кредитование, размещение свободных средств, доступ к финансовым инструментам. Государство не зарабатывает на этом, или же зарабатывает только чтобы покрыть операционные расходы, а бизнес не несет издержек на удовлетворение аппетитов коммерческих банков. Зато финансовая система государства становится сбалансированной и инвестиционно-ориентированной.

Государство инвестирует в бизнес и привлекает его к реализации госпрограмм, проектов, закупок и т.д. на основе открытых и прозрачных тендерных процедур и/или прямых договоров, если это целесообразно. Бизнес имеет надежный источник инвестиций, гарантированные заказы и предсказуемость будущего.

Для того чтобы иметь возможность работать с государством, предприятие предоставляет ему и другим участникам экосистемы полную и актуальную информацию о своих мощностях, загрузке, складах, ценах, условиях и сроках выполнения работ или поставки продукции. Нет лучше рекламы, чем реальная информация.

Информация о предприятии, степень правдивости обещаний и точности их выполнения, а также история участия предприятия в тендерах, заключении и выполнении контрактов, претензий, рекламаций, штрафных санкций, во-первых, полностью открыта, а во-вторых, влияет на рейтинг предприятия, который является определяющим показателем при выборе потенциального контрагента.

Выше рейтинг — значит предприятие надежно, обязательства выполняет, поэтому оно должно иметь преференции в виде заказов, высоких цен, авансирования, налоговых льгот, снижения процентов по кредиту и т.д. и т.п.

Ниже рейтинг — работаем еще, зарабатываем реноме…

Обманул, кинул — нах с экосистемы, рейтинг ноль, торгуй селедкой на базаре.

Кстати, обмануть — сложно, бизнес открыт. Завышать цены и/или надеяться на сверхприбыль — нереально, все договора, сметы, калькуляции, транзакции доступны и прозрачны. Государство само за этим следит, потому как ведет налоговый учет.

Что, мало 15% прибыли? Хочется 30? Уменьшай себестоимость, внедряй новые технологии.

Государство за долю малую обеспечит тебя доступом к патентной и технологической базе, информацией и рекомендациями по внедрению, посчитает, спланирует и сведет с нужными специалистами, прокредитует закупку оборудования, протестирует и сертифицирует производство, может обеспечить контроль качества и безопасности. Точнее, все это сделает не государство, а вовлеченные в умную государственную экосистему специализированные фирмы/предприятия/специалисты, которые собственно и занимаются подобными вещами. Роль государства — свести их вместе, проинвестировать и проконтролировать.

В рациональной экономике это — рутина.

Почему же так не происходит сейчас?

Потому что все потенциальные участники такого процесса, а также присосавшиеся к ним паразиты из власти, хотят урвать побольше, обмануть, кинуть, недоделать, недопоставить или поставить дерьмо вместо качественного товара. Оценка надежности контрагентов, потенций и устойчивости их покровителей, балансирование их жлобства, планирование и хеджирование рисков может превратиться в неразрешимую проблему и/или вывести смету и сроки проекта за любые разумные пределы. Поэтому в настоящее время проще вообще ничего не делать.

Вторая причина — это распространенный и привычный для нас способ устанавливать взаимоотношения и вести дела внутри предприятия. То, что должно называться корпоративной культурой и этикой, но по факту у нас они оными не является. Здесь опять пригодятся инструменты планирования и рейтингования. Только применяться они будут не на уровне государства, а на уровне предприятия/корпорации.

О-о-о, корпоративная культура и деловая этика — это вообще бесконечная и неподъемная тема. Каждый из вас много раз сталкивался с нашей «спецификой» в этой области. Каждому есть что рассказать. Я тоже собирался развернуться тут с размахом и почином, но потом передумал. Лучше потратить время не на констатацию того, как все плохо, а на предложения как все улучшить.

Попробую.

Микрокосмос

Людям, непосредственно участвующим в управлении государством, городом, общиной в режиме прямой электронной демократии, сложно будет продолжать терпеть самодурство, самоуправство и понукание со стороны директоров, начальников или владельцев бизнесов и предприятий, на которых они работают. Они естественным образом попытаются и здесь внедрить принципы кооперативности и симбиотического управления вместо жесткой иерархичности отношений начальник-подчиненный. И не ради «любви к искусству», а ради достижения рациональности, эффективности и ответственности. Адекватно настроенные собственники бизнесов должны разделять эти цели, поэтому воспримут изменения с пониманием. Неадекватные — будут сопротивляться, но в конечном итоге либо поймут, либо проиграют.

В историческом плане ситуация напоминает переход в военном деле от массовой к профессиональной армии. Если в первом случае основной контингент в армии — призывники, набираемые и удерживаемые силой и принуждением, то во втором — профессиональные солдаты или наемники, которых еще нужно привлечь и удержать достойной оплатой, обеспечить амуницией и постоянной работой, в смысле — войной. И если массовую армию нужно вести в бой под дулом пистолета или с заградотрядами за спиной, то профессиональная армия сама ищет сражений и побед. Поэтому кошмар полководца в первом случае — немотивированная армия сдалась, дезертировала и разбежалась по домам, а во втором — наемная армия воюет сама за себя или ушла служить врагу.

То же самое уже происходит внутри предприятий и корпораций. Особенно явно это видно в программной индустрии, которая в смысле социальных новаций далеко обогнала все остальные секторы экономики. Именно там была осознана необходимость пересмотра взаимоотношений внутри компании, изменены подходы к работе в сторону придания им большей гибкости и адаптивности (вспомните эджайл, о котором уже говорилось), внедрены механизмы эффективных коммуникаций, командообразования, стимулирования ответственности. Именно там сотрудниками дорожат, хорошо им платят, к их мнению прислушиваются, носятся с ними как со звездами, и очень опасаются их ухода к конкурентам.

Что в результате? Apple и Alphabet (материнская компания Google) — самые дорогие и успешные компании в мире.

Те же подходы, очевидно, постепенно будут внедрены везде и всюду. Нет другого выхода. Только ставка на новые и эффективные организационные и социальные технологии внутри фирм и предприятий обеспечат им конкурентоспособность и выживание на глобальном рынке. Как и государствам. Но об этом мы уже говорили достаточно. Давайте спустимся на пару этажей ниже, до уровня обычного украинского предприятия.

Еще алхимики говорили; «что наверху, то и внизу». Что происходит в государстве, повторяется в уменьшенном и утрированном виде на уровне предприятия. И наоборот.

И если я тут вызвался давать советы по переустройству государства, то и предприятия я предлагаю лечить тем же способом.

Четкая формализация отношений, прав и обязанностей сотрудников и руководства предприятия в виде аналога электронного законодательства, построенного на тех же принципах, что и законодательство государства, на основе объединения компетентности и профессиональных инициатив всех сотрудников. Аналог прямой демократии.

Полная открытость и прозрачность всех аспектов деятельности сотрудников, руководства, а также предприятия в целом.

Система учета активности, эффективности и ответственности сотрудников и руководства на основе рейтинга, а также пропорционального участия в принятии решений. Аналог ответственного гражданства.

Гибкие методологии планирования и осуществления деятельности, расширенные с просто процесса разработки на все аспекты функционирования предприятия.

И все это с помощью объективных и бесстрастных свидетелей, контролеров и помощников — компьютеров, в полностью автоматическом режиме, согласно умным алгоритмам, без участия фактора человеческого жлобства и самомнения.

Если подобное сработает на уровне государства, то на уровне фирмы сработает и подавно, это даже будет намного проще. Не исключено, что с этого и следует начать.

И очень даже возможно, что построенная по этим принципам фирма или корпорация будет не менее прибыльной, чем нынешние ТНК, но зато более эффективной и в то же время не разрушительной и паразитической, а вполне себе симбиотической по отношению к своим сотрудникам, государству, социуму, экологии и т.д.

* * *

Фу-у-х… Пора, похоже, заканчивать дозволенные речи. И так статья раздулась до неприличия. Прошу уж простить меня за это, а также за сумбур, несерьезность и хаотичность изложения. Это не детальный проект, не научная статья, это визия.

Эту тему можно развивать и развивать. Концептуально, я пока не увидел в ней никаких страшных противоречий или фундаментальных логических неувязок. Возможно, вы увидите?

Да, изложенное выше неполно, фрагментарно и несвободно от ошибок. Тем не менее, мне кажется, это могло бы сработать, освободить нас от ряда мешающих факторов и дать нам преимущество в конкурентной борьбе. Препятствием этому может стать только наши человеческие лень и глупость, которые, как известно, бесконечны.

P.S.

И вот еще что. Мы ведь можем опоздать, и свой шанс упустить!

В процессе написания статьи, увидел на Хвыле материал «Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру», Леонид Ковачич, Московский центр Карнеги [2]. Решил приберечь ее напоследок.

Почитайте, поучительно.

Оказывается, о том же, о чем и я, думают и ответственные китайские товарищи. И не просто думают, а уже делают! Понятно, со своей китайской спецификой.

Там, где я говорю о самоорганизующейся системе, построенной на четких, понятных и рациональных правилах и алгоритмах, которые могут быть в случае нужды доработаны либо изменены в любой момент самим обществом, у китайцев получается фиксированный, но нечеткий критерий оценки не более и не менее как благонадежности человека по отношению к существующей системе. Т.е. я говорю о создании и изменении системы власти под нужды и требования общества, а они делают жесткий механизм адаптации членов общества под нужды системы. Это противоположные подходы.

Тем не менее, статья дает пищу для размышлений.

Первый вывод, который я делаю: не только у нас проблемы. Не удержусь и приведу цитату.

«Известный китайский политолог Дэн Юйвэнь так писал о современной ситуации в КНР: «Общество, в котором этические границы постоянно размываются, происходит распад личности, нет даже элементарных сдержек — что добродетель, что бесчестие, когда вся нация руководствуется лишь интересами, такое общество деградирует до уровня борьбы за существование, до животного уровня». По мнению ряда близких к власти интеллектуалов, общество, где честный считается лузером, где сплошь и рядом подделываются продукты питания и другие товары, где даже встречаются лжемонахи, собирающие пожертвования, где на всех уровнях процветает коррупция, где финансовые махинации стали нормой жизни, — такое общество нуждается в срочном упорядочивании, в восстановлении морали.»

Это ведь и про нас тоже!

Второй вывод. Китайские руководители умны и осторожны. Они с блеском решили задачу перехода от социализма к капитализму, чего не сделал Советский Союз и его остатки и сателлиты. Поэтому можно предположить, что если для решения указанной проблемы они выбирают именно персональный рейтинг, компьютеры и бигдата, то наверное, они выбирали его очень тщательно и не нашли лучшего. А это о многом говорит. Возможно, в нынешней ситуации этот способ оптимален, и нам стоит его также рассмотреть серьезно.

И третий вывод. Современные компьютерные технологии дают нам инструмент. Как им распорядиться и какое общество построить — зависит от нас. Можно сделать, как планируется в Китае. Можно — как я пишу. Можно еще как-то. То, что первым продемонстрирует эффективность — останется. То, что опоздает на ринг и/или не выдержит конкуренции — отомрет. Возможно, начинается эпоха нового глобального противостояния систем. И Китай имеет в этом огромную фору. Мы все рискуем в скором будущем оказаться в глобальном Китае, если ничего не предпримем и не выработаем альтернативу его Умному Красному Облаку.

[2] — http://hvylya.net/analytics/society/bolshoy-brat-2-0-kak-kitay-stroit-tsifrovuyu-diktaturu.html

Источник

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости