Программист. Глава 19. Разгадка

Некоторое время на стройке стояла зловещая тишина.

— Ну что, компьютерный гений, от радости, что твой друг выжил, язык  проглотил? – ехидно спросил Костя. – Я тронут. Но не будем откладывать дело в долгий ящик. Пора завершать эту историю.

Сергей не отвечал. Мысли путались, в голове царил сумбур. Перед глазами все плыло и он никак не мог сосредоточиться.

— Завершать? – машинально переспросил он растерянным тоном. – Как завершать?

— Обыкновенно, — насмешливо ответил Костя. – Все надо расставить по своим местам. Потому что во всем должен быть порядок.

Сергей не отвечал. Он пытался сосредоточиться. Алексей, стоявший слегка позади Сергея, тоже не произнес ни единого слова.

— Да ты, дружок, от страха, вообще рассудок потерял, и соображать совсем разучился, — усмехнулся Костя. – Ладно, я тогда тебе кое-что поясню. Вчера с моего счета исчезли деньги. Кроме тебя, их взять было некому. Вот ты, дружище, сейчас мне их и вернешь – все по отработанной тобой схеме. Переведешь туда, куда я скажу. Теперь тебе все ясно?

— Это что же получается, — пробормотал Сергей. – Значит, это ты и есть Мегазавр. Но как же это стало возможным? Ты ведь никогда в компьютерах не разбирался!

— О, нет, я не Мегазавр, — довольным тоном ответил Костя и хихикнул. – Неужели ты так ничего до сих пор ничего и не понял? Н-да, я о тебе лучше думал. Не скрою, вначале я даже опасался, что ты быстро меня раскусишь и все поймешь, но потом все получилось как нельзя лучше! Оказалось, что ты, кроме компьютеров, ни в чем не разбираешься. Все дело в том, что ты оказался туп, как баран!

— И все-таки, если ты не Мегазавр, то кто он такой? – твердо спросил Сергей. – Неужели это тот, кого убили? Ты ведь меня сейчас тоже убить собираешься, верно?

— Дурень ты, Серега, — брезгливо произнес Костя. – Видать, тебе твои компьютеры всю соображалку намертво отшибли. ты прямо как гинеколог: вижу, но не понимаю. Хотя любой гинеколог Москва с этой проблемой легко бы разобрялся. Ну да ладно, хотя ты не гинеколог, а просто-напросто программист, то сделаю для тебя скидку. Как говорится, последнее желание осужденного гинеколога — тьфу, блин, программиста, – это святое! Хочешь знать, как все дело было?

Будучи не в силах произнести ни единого слова, Сергей молча кивнул.

— Этот проклятый банк организовали местные толстосумы во главе с этим уродом Сушняком. Эта толстая гнида и его дружки палец о палец не ударили: все сделал я. Это я сделал «Кора-Банк» таким, какой он есть сейчас. Помещение, обстановка, система охраны, клиентура – все это я сотворил! Поэтому это мой банк, мои деньги! Мои!!! Но хрен вам на блюде! Эти ублюдки платили мне гроши, а сами гребли деньги лопатой! Я тебя спрашиваю: где же справедливость?! Я просто обязан был забрать у них деньги, давно думал, как это сделать! Даже не забрать: вернуть! То, что я заработал! Но три месяца назад подвернулся удобный случай! Все-таки есть в этом мире справедливость и удача оказалась на моей стороне! У нас в сети обнаружился хакер. Тупорылый сынок Сушняка оказался слишком глуп, чтобы его обнаружить. Но тут помог случай: этот хакер заговорил со мной! Было от чего сойти с ума: этот Мегазавр вызвал меня на онлайновый разговор, но я не видел его в сети. Это все равно, что разговаривать с человеком-невидимкой! Забавное ощущение, нечего сказать! Но мы с ним разговорились! Склонить его на свою сторону оказалось проще простого! Как поется в песенке «на хвастуна не нужен нож: ему немного подпоешь – и делай с ним, что хошь!». Просто надо было сыграть на его профессиональном самолюбии! Нет, что ни говори, а все-таки вы, программисты, — натуральные козлы! Вас обмануть – как два пальца показать! Он с удовольствием написал для меня этот вирус, и отключил мониторинг оперативной памяти на компьютере Сушняка-младшего. Подложить список со счетами было теперь делом техники. Что я с успехом и сделал.

Сергей молча слушал. Но Костя распалялся. Этот разговор задел его за живое и чем дольше он говорил, тем больше горячился.

— После перевода денег мне надо было смыться. Но я не настолько глуп, чтобы в тот момент «делать ноги» — меня бы стали искать все: от ментов до Сушняка. И тогда родился великолепный план: подключить к этому делу тебя. Тогда бы и я оставался чистым, и Сушняка бы подставил по самое «не балуйся»! Так сказать, кроме денег я получил и полное моральное удовлетворение!

— Ты хочешь сказать, что с самого начала решил подставить меня? – спросил Сергей. – Выходит, что я был просто пешкой в твоей грязной игре?

— Почти, но не совсем, — ответил Костя. – Ты меня в этой кутерьме совершенно не интересовал. Повторяю, прежде всего, я хотел подставить этого ублюдка Сушняка, эту богатую тварь! Когда ты влез в банковскую сеть и все обнаружил, все встало на свои места. Теперь хакером стал ты, а не Мегазавр! А так как в отличие от Мегазавра, которого я не знаю и понятия не имею, кто он такой, тебя я знал прекрасно. Поэтому остальное было делом техники. Я позвонил Сушняку и эта тупая жирная свинья клюнул! Я наплел ему, что есть хакер, который нас сделал и надо на него наехать. Но намекнул, что он не один и у него есть сообщники. Сушняк купился! Он прислал к тебе на квартиру своих отморозков. Ну а то, что я дал тебе аванс, было конечно с моей стороны вообще просто гениально! Они нашли у тебя десять штук баксов – эта тупая скотина Сушняк мне сам об этом доложил! – и теперь ты был главным взломщиком в глазах Сушняка. Но, учитывая то, что его сынок работал в банке сисадмином, то после того, как менты нашли мой труп, в итоге расследования Сушняк пошел бы в этом деле паровозом. Конечно, он бы откупился, это в его стиле, но жирок с этой твари бы слетел и на нарах бы он отпуск провел!

— Ты хочешь сказать, что мой побег был спланирован? – удивился Сергей. – Как же ты смог просчитать все так далеко?

— Ну, нет, я не настолько гениален. Так далеко просчитать, конечно, не мог, врать не стану, — ответил Костя. — Твой побег никак не был запланирован, но, тем не менее, явно сыграл мне на руку. Теперь все вставало на свои места. Дальнейшее было делом техники.

— А остальные? – спросил Сергей. – Всего ты обул двадцать шесть клиентов. Ну, ладно, ты против Сушняка имел зуб, теоретически я могу это понять! Но при чем тут остальные двадцать пять?

— Они такие же богатые твари, как и Сушняк. Лишняя встряска им бы не повредила, они ее заслужили. Но в моей игре Сушняк бы отдувался за все.

— Я только не пойму – чей ж труп был найден здесь? Ну ладно я обознался, но ведь была экспертиза, было опознание! Почему и менты и твоя любовница ошиблись?

— Это была часть моего плана, — довольным голосом проговорил Костя. — Когда я решил перевести себе деньги Сушняка, то в то же время познакомился с одним бомжом. Он был, конечно, не моим братом-близнецом, но, тем не менее, был на меня сильно похож. Особенно фигурой. А уж то, что у нас с ним совпали группы крови – это было вообще подарком свыше! Я принял его на работу, отмыл, почистил, он у меня дачу сторожил. Я ему сказал, что мне вроде как нужен личный помощник для особых поручений. Он, естественно, согласился! Да ему, собственно, все равно было, он человек конченый. А после твоего побега я все время держал его рядом. Честно говоря, я думал, что ты просто сбежишь, поэтому на твое появление в моем поле зрения больше не рассчитывал. Но когда ты мне сам позвонил, то глупо было бы отказываться от такой подставы! Дальше – дело техники. Наплел этому бомжу с три короба, сказал, что надо поехать на стройку, посмотреть мою новую строящуюся квартиру, помочь там и все такое… Одел его, как себя, а когда мы отъехали в укромное местечко, ну я тут его и… того: пуля в голову плюс кирпичом по морде. Притащил его труп сюда и все подготовил в самом лучшем виде.

— Как его звали? – машинально спросил Сергей.

— Я даже не помню, — усмехнулся Костя. — Да не о том мы говорим, что о нем вспоминать! Он всего-навсего какой-то грязный бомжара, кому он был нужен? Я все равно его именно для этого держал, а твой звонок просто ускорил события и все расставил на свои места.

— Но почему же ты просто не сбежал с деньгами сразу? – спросил Сергей. – Ты же сам говорил, что у тебя были сутки форы.

— Да, Серега, я оказался прав: ты совсем не знаешь ни бизнес, ни банковскую специфику, — насмешливо пробормотал Костя. – Через день такая же сумма еще раз оказалась бы на счетах этих богатых тварей. И мой доход бы удвоился. А поскольку я официально мертв, то без помех уехал бы в оффшор и оттуда перевел бы уже не десять, а двадцать миллионов долларов. Согласись, ну разве я не гений?

— А почему ты выбрал сумму именно в четыреста тысяч долларов, а не больше? – спросил Сергей. – Ты ведь в таком случае мог бы получить и больше.

— Потому что это была максимальная сумма, которая могла быть аккумулирована одновременно у всех, — довольным голосом сказал Костя. – Я провел огромную аналитическую работу и нашел оптимальную величину, которую можно было содрать с этих толстопузых козлов. И что же, после этого ты по-прежнему считаешь, что такому гению не полагается вознаграждение за мой труд?

Сергей с ужасом смотрел на Костю и поражался. Где, в каких глубоких тайниках души могла скрываться в человеческой душе такая ненависть к людям и презрение к человеческой жизни?!

— Легко у тебя все получается, — с ненавистью в голосе произнес Сергей. – Значит, ради денег ты ограбил двадцать шесть ни в чем не повинных человек, виноватых перед тобой лишь в том, что у них были деньги, ради денег ты убил человека, ради денег ты подставил человека, ради денег ты меня предал – а ведь мы когда-то друзьями были! Ведь ты же не человек, Костя! Ты не человек! Ты Сушняка матом кроешь – ты ведь в миллион раз хуже него!

— Да что ты про Сушняка знаешь, дурья твоя башка? – презрительно отозвался Костя. – Тебе об этом вообще рассуждать не положено! Знал бы ты, что это за гнида! Во всяком случае, он свое получил и заслужил.

— Ладно, пытаться тебя убедить и взывать к твоей совести – дело дохлое и безнадежное. Последний вопрос: я не понимаю, как же ты вычислил, что мы тут окажемся?

— Наивный ты, Серега, — усмехнулся Костя. – Ты так ничего и не понял. Ведь говорил я тебе давеча: когда речь идет о таких деньгах – никому верить нельзя. За такие деньги люди на что угодно пойдут. За такие бабки и друг становится смертельным врагом. И не такие, как ты и тебе подобные из-за денег лицо теряли.

— Не суди обо всех по себе, мразь, — с ненавистью, сжав зубы, произнес Сергей. – Это ты за деньги убиваешь, подставляешь, жизни ломаешь! Но не все такие!

— Ой ли? – прищурившись спросил Костя. – Ошибаешься, дружок. Вот в этом ты как раз ошибся. На вопрос, как я узнал, что вы тут облегчиться выйдете – об этом тебе лучше не меня, а дружка твоего спросить!

Эти слова произвели на Сергея эффект холодного душа.

— Что ты сказал? – переспросил он, сжав кулаки и непроизвольно сделав шаг навстречу Косте. В этот миг он совершенно забыл о направленном на него пистолете. – Да я ж тебя придушу, тварь, паскуда, гнида вонючая!

— Тихо, тихо, не суетись, — Костя отступил на шаг. – Стой на месте, не дергайся, ты мне еще нужен. А что это ты ко мне с этим вопросом пристаешь? Почему бы тебе у твоего друга не спросить? Вон ведь он стоит, далеко ходить не надо. Чего молчишь, а?

С этими словами Костя выразительно посмотрел на Алексея. Сергей тоже повернулся и посмотрел на своего старого друга. Он стоял, опустив глаза вниз.

— Леша, что ты молчишь? – спросил Сергей, страшась ответа Алексея. – Что этот ублюдок тут плел?

— Ты уж, Серега, извини, — ответил Алексей. – Но при всем моем к тебе уважении и при том, что я с тобой полностью согласен – Костя действительно не луч света в темном царстве! – но я вынужден в данном случае согласиться с ним, а не с тобой. Он действительно прав: когда речь идет о таких деньгах – никому не верь. В том числе и мне. Мне искренне жаль, дружище, но он обещал мне денег. Много денег. Четыреста тысяч долларов – это громадные деньги. К сожалению, Костя прав: я таких денег никогда не заработаю. А они мне очень нужны. У меня дочь растет и ее скоро надо будет устраивать в университет. Моей матери предстоит операция. Ну что я тебе буду долго говорить – ты же сам все прекрасно понимаешь! Так что, Серега, при всем моем к тебе добром отношении и при том, что Костя мне крайне неприятен, я выбираю деньги. Извини, что так вышло.

Сергей хотел что-то сказать, но не смог. Какая-то сила будто бы сжала горло и не отпускала. Слова куда-то улетучились. Только одна мысль вертелась в голове: это же Лешка. Его друг со студенческих времен Лешка, талантливый и веселый, верный друг Лешка. И сейчас этот Лешка променял его жизнь на деньги. На какие-то бумажки.

Мир перевернулся. Что происходит? Что это за планета, на которой нет места дружбе? Что это за мир, в котором люди предают собственных друзей, в котором дружбе, верности, любви есть цена в долларах? Откуда взялись в этом мире люди, охотящиеся на собственных друзей? Что ж это за мир?!  И что это за люди такие?! Что стало с нашими душами? Что же ждет нас всех, если мы меняем свою душу на бумажки?

Что такое деньги? Внешне это просто мятые ассигнации, не более того.

Но, почему же, обладая ими, человек уже чувствует себя неизмеримо сильнее. Неужели эти бумажки сами по себе являются силой? Как бы ты поступил, Костя, если бы тебя выбросило на необитаемый остров с целым тюком денег?

Ты бы тоже радовался?

Радовался бы до тех пор, пока долгие муки голода научили бы тебя, что деньги в иных ситуациях не имеют никакой практической ценности. Но, скорее всего, Костя, ты даже тогда не стал бы размышлять об относительной ценности денег. Нет, ты, бесспорно, думал бы лишь о том, как обидно обладать таким могуществом и не иметь возможности им пользоваться.

Кто же сделал наш мир таким бездушным и жестоким?

Где я, Господи?

Помоги мне!

Почему же ты не отвечаешь?

Наверное, я не из этого мира. Тогда мне действительно лучше уйти из него. Навсегда уйти в другой мир, где снова будет свет и тепло, где будет покой. А здесь мне нет места, это все не мое. Здесь все чужое, страшное и непонятное, тут нет друзей, нет тепла и света. Наверное, так даже лучше. Ну что ж, Костя,  нажимай на курок, выстрели в меня. Я уже ничего не боюсь: ни боли, ни смерти. Больнее мне уже не будет.

Голос Алексея вернул Сергея в реальный мир.

— Ладно, Костя, я все сделал так, как мы и договаривались. Давай деньги, как обещал – и мне тут больше делать нечего.

— Логично, — отозвался Костя. – Ну что ж, обещания надо выполнять, базара нет. Войди в этот дверной проем – там, в дальнем углу под ветошью стоит дипломат. В нем деньги. Бери и проваливай. И чтобы больше я тебя не видел.

Алексей потоптался немного, хотел что-то сказать, но потом махнул рукой и, не промолвив ни слова, решительно вошел в дверной проем. Он даже не оглянулся на Сергея, который стоял неподвижно и с тоской провожал взглядом удалявшегося друга.

— Ну что, гений, — промолвил Костя, повернувшись к Сергею. – Теперь нам никто мешать не будет, поэтому мы сейчас нашими неотложными делами займемся. Буду краток. Вон там, в углу стоит ноутбук с модемом. Он подключен к телефонной сети – видишь, провод? Отлично, видишь. В дисководе установлен диск с программой Клиент-Банк – копия того, который я тебе давал. Ты сейчас переведешь все деньги оттуда, куда ты их заныкал, на тот счет в том банке, который я тебе укажу. Если от меня требуется дополнительная информация, то можешь задавать любые вопросы. Все понятно? Вопросы есть?

Сергей поднял голову и посмотрел на Костю. Теперь в его взгляде не было ничего: ни боли, ни ненависти – только смертельная тоска и усталость.

— А если не сделаю? – устало спросил Сергей. – Если я тебя сейчас пошлю подальше и скажу, что теперь мне наплевать, что будет дальше? Тогда что?

— Сделаешь, — уверенно возразил Костя. – Ты все сделаешь. Во-первых, нет смысла так убиваться. По кому ты убиваешься? По этой мрази? Он ведь тебя предал! Открою тебе один секрет, парень. Когда я ему позвонил, то мне его особенно даже уговаривать-то не пришлось: он согласился почти сразу. Значит, выходит, что другом-то он тебе никогда и не был. Так что подумай, дружок, есть ли смысл о таком переживать?

Последние слова заглушил взрыв. Сергей инстинктивно шарахнулся в сторону и посмотрел в сторону взрыва. Костя не шелохнулся и даже не повернул головы. Из дверного проема, в который минуту назад вошел Алексей, полыхнуло пламя и посыпалась штукатурка и обломки кирпича. С высокого тополя, росшего за забором стройки, с громким карканьем поднялась стая ворон. После этого снова наступила тишина.

— Ну вот, — удовлетворенно сказал Костя. – Продажная гнида получила свое, предатель наказан. Как говорится, жадность фраера сгубила: под дипломатом-то граната лежала. Вот так-то! Так что, Серега, ты должен быть доволен! Считай, что я оказал тебе услугу и отомстил твоему бывшему дружку за то, что он тебя предал. Получается, что ты даже где-то мне немного должен. Ну, ничего, я сегодня добрый: сделаешь, что велю – тогда этот должок тебе прощу. Приступай, гений, время пошло.

Сергей внимательно посмотрел на Костю.

— Ты считаешь, что мне от этого легче стало? – негромко спросил он. – Видать, ничего-то ты не понимаешь. Дурак ты, оказывается. Просто убогий ты какой-то. Но тебе и не дано ничего понять. Так что, Костик, дураком тебе помереть предстоит.

— Ладно, пусть мне предстоит помереть дураком, пусть я гнида, пусть я убогий — это сейчас совершенно не важно, — торопливо проговорил Костя и посмотрел на свои золотые часы. – Если тебе это поможет – разрешаю меня обзывать, материть и проклинать во время работы. Если это поможет делу, если от этого ты станешь лучше соображать, то, пожалуйста, я не возражаю.

— Не будет никакого дела, — ответил Сергей. – Ничего я делать не буду. Можешь стрелять – мне теперь все равно.

— Ты что, считаешь, что я и это не предусмотрел? – спросил Костя. – Ошибаешься, парень. Поработав в бизнесе, я хорошо знаю, до какой низости и мерзости может дойти так называемый человек и какие запасы мрази и гнусности скрыты в каждой душонке. Но я не собираюсь с тобой сейчас вести философские дискуссии. Только скажу, что от боли – вернее, для того, чтобы от этой боли избавиться — человек сделает все, что угодно. Поэтому учти, что если ты что-то пойдет не так, то худо тебе придется, ты уж мне поверь! Ох, как тебе будет худо! Потому что я тебя тогда по частям разрежу. И тогда эта боль заполнит тебя до краев и будешь ты думать только о том, как бы от этой боли избавиться. И чтобы исчезла эта дикая боль, ты, дружок, сделаешь все, что я тебе сейчас скажу. И от души не советую проверять мои слова на практике. Мне уже теперь терять нечего, надеюсь, в этом ты не сомневаешься. Ну, так что, Серый, спрашиваю по-хорошему: будешь делать то, что велю?

Сергей отрицательно помотал головой.

— Нет, — твердо сказал Сергей. – Не буду ничего делать. Живым ты меня не отпустишь – это ж ясно, как божий день. Для тебя же люди – мусор, это я уже понял. Ну, так стреляй, не тяни. Но и никаких денег ты, гадина паршивая, не получишь! Не видать тебе, падла, этих миллионов, как своих ушей!

— Ну что ж, тогда я все же предложу тебе выбор, — сказал Костя и еще раз посмотрел на часы. – Конечно, ты прав: без тебя мне не обойтись. Поэтому, если сделаешь, то получишь то, что я тебе обещал. Если ты не забыл, то я тебе должен еще двадцать штук баксов плюс то, что у тебя отняли гоблины Сушняка. Ох, блин, вот ведь жизнь пошла – снова приходится за этого козла Сушняка платить! Ладно, вот возьми.

С этими словами Костя сунул руку во внутренний карман, достал три пачки денег и протянул их Сергею. Тот не шелохнулся. Тогда Костя сделал несколько шагов в сторону, положил деньги на ноутбук и отошел.

— Вот деньги. Бери, я тебя не обманываю. Если мало – скажи, дам еще. Сколько ты хочешь, говори! Ну, в разумных пределах, конечно! Ты сможешь исчезнуть, откупиться от ментов, свою фирму открыть! Это твое, ты эти деньги честно заработал! Если хочешь, мы можем сейчас вместе исчезнуть. Подумай, Серый, такой шанс выпадает человеку только раз в жизни! Давай все поделим пополам и вместе смоемся. Подумай, Серега, ведь таких королевских подарков судьба не делает дважды! Ты же получишь пять миллионов долларов, а через две недели – еще столько же! Это же такие деньги! Ну?

Сергей помолчал немного, посмотрел на деньги, потом на Костю. Затем смачно плюнул.

— Пошел ты, — сквозь зубы процедил он.

— Ладно. Тогда вот тебе последний аргумент, — сказал Костя, но в его голосе теперь появился металл. – Знаешь, я ведь не случайно сказал тебе про чувство боли. Вначале я прострелю тебе одно колено. Потом другое. Потом отстрелю тебе яйца. Это все будет не смертельно, но очень больно. Так больно, что ты сделаешь все в обмен на то, чтобы я сделал тебе укол анестезии, который снимет боль. Но согласись: какой же ты будешь мужик без яиц? Верно, никакой. Сбежит от тебя Елена Прекрасная сразу же. Поэтому после этого я окажу тебе милость: пристрелю тебя. Но не в голову. Я всажу тебе пулю в живот. До утра ты будешь тут валяться без помощи. Ты умрешь не сразу, а через пару дней от перитонита. А это очень мучительно и страшно. И больнее всего будет то, что ты станешь проклинать себя за свою безмерную глупость, за то, что с самого начала упустил свой шанс и не послушал меня. Ну и как, Серега, что теперь скажешь?

— Тварь ты, — негромко сказал Сергей. – Гнусная, мелкая и продажная тварь. Просто подонок. Только запомни: эти деньги тебе впрок не пойдут.

— Но ты об этом уже не узнаешь, — возразил Костя. — Ну что ж, была бы честь предложена. Я предлагал тебе бескровный и безболезненный вариант, но ты от него отказался. Так что теперь пеняй на себя.

С этими словами Костя поднял пистолет.

— Не спеши, дорогой, — раздался чей-то голос. – Не нужно торопиться. Потому как еще не все детали мы здесь обсудили.

Источник: http://www.medstyle-effect.ru/index.php?pagem=razdels&pagein=r4

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости