Программист. Глава 12. Ужас

При звуке выстрела Толстов и Кулагин подсмотрели друг на друга. В следующую секунду раздался грохот падающих обломков кирпича.

— Ты слышал? – машинально спросил Толстов.

— Слышал, — ответил Кулагин. – Бежим, быстро!

И оба кинулись к дыре в заборе и буквально поймали в объятья Сергея, лицо которого исказила гримаса неподдельного животного ужаса.

— Там, — только и смог судорожно вымолвить Сергей. – Костю убили!

— Что? – переспросил Толстов. – Как убили?

— Застрелили, — ответил Сергей. Его колотила мелкая дрожь. – Валим отсюда, валим скорее!

Все трое со всех ног кинулись к машине.

Игорь не слышал ни выстрела, ни грохота падающих кирпичей, но, увидев бегущих ребят, понял, что произошло нечто такое, на что они явно не рассчитывали. Еще не успев ничего сообразить, он повернул ключ зажигания. Двигатель завелся почти одновременно с тем, как все трое молниеносно запрыгнули в машину и с силой захлопнули двери.

— Давай, гони! – исступленно заорал Толстов. – Все вопросы потом, сейчас быстрее уносим отсюда ноги.

Подняв тучу пыли, машина Игоря резко развернулась и поехала. Некоторое время он несся прямо, затем резко свернул в темный переулок и поехал дальше. Спустя минуту, он взглянул в зеркало заднего вида. Никто за ними не гнался: улица была пуста.

— Ну, теперь, когда мы едем и за нами, кажется, никто не гонится, может быть, кто-нибудь из присутствующих объяснит мне, что же все-таки происходит? – спросил Бочкарев. – Что там стряслось? Что это за шум был?

— Костю убили. Застрелили, а потом еще сверху для верности кирпичи высыпали, — ответил Сергей. – На моих глазах шлепнули, понимаете? Я еще к телу подошел – он мертвый. Его убили,  ребята, убили, понимаете? Я потом даже еще слышал, как убийца убегал.

Сергея трясло, как в лихорадке. Остальные молчали.

— Да, игра пошла явно нешуточная, — нарушив всеобщее тягостное молчание, покачал головой Кулагин. – Значит, выходит, что Костин телефон прослушивался от начала до самого конца. Поэтому и о встрече на стройке эти сволочи знали заранее. Они всерьез восприняли сообщение о том, что сказал Серега. А он сказал, что вычислил вора. Единственный, кто на основании такой убийственной информации мог их вывести на чистую воду, был Костя: управляющий «Кора-Банка». Вот они его убрали. И кирпичами добили: вместо контрольного выстрела для дополнительной гарантии плюс трудно опознать будет. Все сходится, все очень даже логично. Да, умные твари, ничего не скажешь! Слишком умные. Все предусмотрели.

— Виталя прав. Если они пошли на убийство, то теперь ни перед чем не остановятся, — хмуро сказал Толстов. – Покойный Костя верно сказал: из-за десяти лимонов зелени с хвостиком отношения между людьми становятся иными. Чтобы получить такие бабки этот проклятый Сушняк теперь ни перед чем не остановится. А потому Сереге бежать надо. И как можно дальше отсюда. Иначе они его шлепнут.

— Знаете, парни, вот теперь я согласен с Саньком, — проговорил Бочкарев. – Более того: рано или поздно и нас вычислят. Дай Бог, чтобы сейчас нас не видели! А если нас засекут и поймут, что мы что-то знаем – передавят, как клопов. Валить надо. И думать сейчас нужно о том, чтобы Серегу нам упрятать как можно дальше отсюда. Есть у меня один знакомый, осуществляет авиаперевозки грузов из Китая и связей много имеет. Вот надо бы к нему обратиться, чтобы Сереге помог.

— Боюсь, что теперь вы правы, — задумчиво произнес Кулагин. – Но все равно с этим особо спешить не надо. По крайней мере, надо подождать до завтра.

— Ну не знаю, — недовольным тоном отозвался Игорь. – По мне, так лучше как раз и поторопиться. Сейчас сам убийца быстрее ноги уносит, ибо его задача аналогичная: свалить подальше отсюда. Поэтому, пока есть время, то лучше не ждать, а сделать то же самое: валить куда подальше. И давайте-ка лучше подумаем: куда и как валить.

В салоне машины воцарилось молчание: все сосредоточенно думали. Игорь все время поглядывал в зеркало заднего вида. Но улица была пуста.

— А знаете, парни, у меня возникла одна сумасшедшая идея, — неожиданно проговорил Кулагин. – Всякое, конечно, может быть, но, возможно, если нам повезет, то Сереге бежать никуда не придется.

Все, кроме Игоря, посмотрели на Кулагина.

— Что ты конкретно предлагаешь? – хмуро спросил Сергей.

— А вот что. Игорек сейчас сказал одну великую вещь: сейчас убийца сам бежит без оглядки. Мы вычислили, что главные фигуранты в этом деле – это клан Сушняков. Вариант того, что кто-то из них стрелял, я исключаю: не те это фигуры, на почетную вакантную должность киллеров они явно не тянут. На убийство ни папочка, ни тем более сынок не пойдут — кишка тонка. Следовательно, в Костю стреляли, скорее всего, либо Тарапунька, либо Штепсель: больше просто некому, ибо Сушняку невыгодно вводить в это дело дополнительных фигурантов. А эта сладкая парочка замазана в грязи по самые гланда, так что один грехом больше, одним меньше – им разницы нет. Они сейчас убегают. А мы – нет. Тарапунька и Штепсель – это не фигуранты, а тупые исполнители. Эти двое просто делают то, что прикажут: простые отморозки, цепные собаки. Следовательно, против нас играют только двое: папочка и сынок Сушняки. Их двое, а зато нас пятеро и в этом наше преимущество.

— Это все понятно и замечательно, я искренне рад нашему численному превосходству, но вот только, ваше величество, непонятно главное: что конкретно нам делать-то в данной ситуации? – хмуро спросил Игорь.

— Идея такая: подождать до завтра, — ответил Кулагин. — Но не пассивно ждать, как баранам, а активно действовать. Смотрите, что получается. Убийство произошло на действующей стройке. Поэтому, труп обнаружат утром и сразу же вызовут милицию. Значит, к концу дня будут результаты вскрытия. Я сразу же со своей стороны поинтересуюсь результатами вскрытия. Поверьте, ребята, в таких делах это может на многое пролить свет. Санек, тебе задание будет такое. Вы с Серегой, конечно, не братья-близнецы, но сложение у вас одинаковое и даже на фотографиях вы немного похожи. Ты завтра привези ему что-нибудь из своих шмоток. Но это на крайний случай – если Серому придется «делать ноги». Леша, ты говорил, что немного знаешь Сушняка. В течение завтрашнего дня постарайся добыть о нем и его сынке информацию. Не знаю, как добыть, не могу сказать какую информацию – любую. Очень постарайся, от этого Серегина судьба зависит! Ты ж технический директор сотовой компании, у вас возможности большие, банк данных клиентов есть! Впрочем, не мне тебя учить. Серега, а ты пока останешься у Игорька и он будет тебя охранять.

— А как я буду «делать ноги» без документов? – хмуро поинтересовался Сергей. – Без паспорта, в чужом городе.

— Ну, что касается паспорта – это моя забота, — сказал Кулагин. – Попробую что-нибудь придумать. Есть у меня один человечек, он мне кое-чем обязан. Завтра попробую с ним пообщаться, поэтому, надеюсь, вопрос с документами для тебя решится без особенных проблем. А вот что касается задания, то у тебя оно будет особое.

— Какое? – спросил Сергей, в упор глядя в глаза Кулагина.

— А вот теперь я перехожу к главной части Маралезонского балета, — довольным тоном произнес Кулагин. — Понимаешь, дружище, сейчас самое главное – это заставить этих гадов занервничать, заставить их воспринимать сложившуюся ситуацию иначе, чем она есть на самом деле!

— Не понял,  — с недоумением отозвался Толстов. – Ты это о чем?

— А вот о чем, — со смешком ответил Виталий. – В прошлом году случай у меня был забавный. Пришлось мне поехать в село, чтобы помочь родственникам жены заколоть свинью. Почему-то считается, что если человек работает в милиции, то ему заколоть животное – пара пустяков. Хотя вообще-то я сам подобными вещами не занимаюсь, поскольку жутко боюсь этого дела. Но помочь разделать, перенести, перевезти машиной мясо – это без проблем, пожалуйста. Для таких хозяйственных целей у меня даже есть старый Жигули — копейка.  Провозюкались мы целый день, то туда мяса отвези, то сюда, Незаметно подкралась ночь. Родственники щедро наградили меня огромным куском свинины и я отправился домой. Устал настолько, что решил даже не мыться, думаю до города всего-то полчаса езды, дома уже приведу себя в порядок. Так и поехал весь перемазанный, в грязной машине. Итак, еду я, значит, шурша лысыми шинами, несусь, как олень, сквозь ночь к домашнему очагу, пиву и свежатинке. И тут смотрю, у обочины стоит парочка и голосует: подвези, мол. Ну так в чем проблема: лишние пара-тройка рублей мне еще никогда не вредили.  Садятся: молодой здоровенный парень и расфуфыренная  девица. Плюхаются они на заднее сидение с видом, как будто я их личный шофер. «В город?» спрашиваю. «В город». Ну ладно, поехали. Едем, а они хихикают, шушукаются. Ну, я, чтобы не слышать шушуканье и хихиканье парочки, включаю радиоприемник. И вот в тот момент – надо же такому случиться! — сквозь треск и шорох эфира в темный салон моего пепелаца влезла ведущая городской радиостанции и бодрым голосом принялась рассказывать какие-то криминальные ужастики. Передача называлась что-то вроде «На милицейской волне». Бандюги, ворюги, маньяки всякие… там квартиру обворовали, там авторитета подстрелили, там расчлененный труп нашли в лесу… Веселенькая передачка… И, смотрю, эта парочка тоже вроде как прислушиваться стала. Мы уже к городу подъезжать стали, когда девица подала голос: «Ой, милый, боюсь, боюсь я этих маньяков… Ночью из дома не выйдешь! Кошмар!». Парень, типа, герой (ну как же, милая рядом – чего ж герою не быть!): «Да чего там их бояться, вот мне бы попался… да уж я бы… да я б ему … уж повеселился бы… и вообще чего тебе со мной бояться!». Ладно, это еще не конец. Вот и город, приехали. На первой остановке троллейбуса я останавливаюсь, как договаривались, высаживаю пассажиров: мол, все, родимые, теперича наши пути расходятся. Парень с видом олигарха достает бумажник, хрустит новенькой купюрой. А в салоне темно – ну я и включил свет, чтобы виднее было и к парочке повернулся. Знаете, братцы, таких глаз я еще никогда не видел! Глаза девицы и парня вылезли из орбит и остекленели от ужаса. Впрочем, там было от чего. Сами посудите: стенки салона моего авто были живописно заляпаны сгустками крови. На переднем сидении, небрежно прикрытый газетой, лежал большой кусок кровоточащего мяса и огромный топор, перемазанный чем-то бордово-липким… Я зловеще ухмыльнулся и протянул вымазанную по локоть в крови волосатую руку за деньгами. Представляете себе видок? Если б парень был еще чуть поздоровее, он бы точно выломал мне дверцу… Он бился плечом в дверь, словно одуревший воробей об стекло, случайно залетев в помещение… Пришлось выйти наружу и открыть дверь. Как они чухнули! Причем парень бежал очень профессионально, девица явно проигрывала. Помню еще подумал: спортсмен, наверное. Даже сдачу не взяли. Вот и я говорю, чего нас, маньяков, бояться…

После этих слов Виталия, несмотря на напряженную обстановку, все невольно рассмеялись.

— Когда человек воспринимает окружающую действительно иначе, чем она есть на самом деле, когда не понимает, что происходит, то человек начинает нервничать, — продолжал Кулагин, на сей раз уже серьезно. — А когда человек нервничает, то он, как правило, делает глупости. Значит надо заставить этих сволочей делать глупости. А им глупости сейчас делать никак нельзя. А вот мы с тобой заставим их делать.

— И что же ты предлагаешь сотворить?

— Самый идеальный вариант – отнять у них украденные деньги. Уверен, что денежки пока еще в том банке, куда их и перечислили – иначе бы они не пошли на убийство, а просто смылись бы безо всякого шума. Я просто уверен в этом. Почему они до сих пор их никуда не перевели – не знаю. Да это сейчас и неважно. Но именно тот факт, что они пошли на убийство говорит о том, что денежки пока что зарыты том самом банке «Манко», на Поле Чудес в Стране Дураков. Вот если бы Серега смог бы влезть в тот банк и перевести оттуда деньги куда-нибудь в другое место, туда, где их никто бы не нашел, кроме Сереги – вот тогда эти твари запаниковали бы. А в таких делах, когда паникуешь, то много глупостей делаешь. И вот в этом случае их можно было бы повязать. Причем с поличным.

В салоне машины воцарилось молчание.

— Хм… В принципе, Виталя говорит дело, — через некоторое время произнес Бочкарев. – Наверное это действительно последний шанс, так что имеет смысл попробовать.

— Дело? Да хреновину вы порите, а не дело! – исступленно заорал Сергей. – Один распальцованый придурок мне уже предложил хакнуть его банк. Результат, я полагаю, вам всем хорошо известен: вон он, во всей красе, валяется сейчас на стройке с пулей в башке и с проломленным черепом! Теперь и вы туда же? Лавры покойничка покоя не дают? Да пошли вы все с вашими идеями куда подальше, идиоты! Надо вам ломать банк – вперед и с песней, ломайте на здоровье, а я в эти игры больше не играю, ясно вам?

— Серый, ты погоди, не горячись, а лучше подумай здраво, — мягко проговорил Кулагин. – Если ты не хочешь с этим связываться – тебя никто не принуждает. Если тебя устраивает перспектива провести значительную часть жизни в бегах, шарахаясь от собственной тени – ну что ж, это твой выбор и твое право. Если тебя устраивает сложившееся положение вещей, при котором воры и убийцы получат такую сумму, на которую смогут безбедно прожить всю оставшуюся жизнь – ну что ж, обидно, конечно, но это твое дело. Если ты согласен с тем, что невинный человек в лучшем случае будет до конца дней скрываться без гроша в кармане, а в худшем случае сядет минимум лет эдак на десять — кто ж тебя держать-то будет? Это ведь я о тебе говорю, тебя имею в виду. Да и то, о десяти годах лишения свободы я сказал при том условии, что на тебя убийство Кости не повесят, а только взлом банковской компьютерной сети и кражу денег в особо крупном размере! А уж если на тебя заодно и убийство Кости повесят – это ведь может быть срок вплоть до пожизненного. Поэтому убивать тебя, Серый, им невыгодно: наоборот, им выгоднее, чтобы ты оставался в целости и сохранности, как козел отпущения в этом грязном деле!  Вот такая, брат, загогулина…

— Виталь, ну вот в этом я с тобой никак не могу согласиться! А Серега-то тут при чем? – спросил Толстов. – Каким боком он имеет отношение к убийству Кости? По-моему сейчас в этом вопросе ты перегибаешь палку! К тому же, если уж на то пошло, мы с тобой свидетели, что Серега никого не убивал! Мне плевать, что будет, но если Серегу в суд потащат, то я первый скажу, что он тут ни при чем!

— Правильно, но вот только это знаем мы с тобой, что Серега совершенно не при чем, но вот теперь ты попробуй нашим оперативникам объяснить это простую и нехитрую истину, — ответил Кулагин. – Он был на месте преступления и эксперты это установят. Он ворочал труп и это прекрасно видно. Более того, он там еще и наблевал к тому же! Я понимаю, что сейчас шутки неуместно и заранее прошу прощения за натурализм, но по блевотине легко определить ее владельца. Конечно, это еще не доказательства его вины, но основания для подозрения. А теперь прикинь: ты думаешь, моему руководству понравится перспектива повесить на себя очередной «глухарь»? Оно им надо? Нет, дружище, поверь, что такая перспектива наших братьев в родной милиции явно не обрадует. И они будут только рады тому, что есть некто, который вполне подходит на роль виновного во всех смертных грехах. А в сложившейся ситуации у них есть все возможности повесить на Серегу этот труп. А вот теперь и скажите мне честно, с точки зрения банальной логики: разве я сейчас не прав?

Сергей не ответил. Он отвернулся и молча смотрел в окно машины.

— Кроме того, — продолжал Кулагин. – Давай теперь посмотрим на проблему привлечения нас в качестве свидетелей. Санек, поверь мне, любой прокурор на суде, если ты будешь выступать свидетелем защиты, задаст тебе один-единственный невинный вопрос. Знаешь какой? А вот такой: где конкретно вы, господин Толстов, стояли в тот момент, когда услышали выстрел? Ах, вы стояли за забором? Следовательно, в момент выстрела вы не наблюдали господина Гильмана! Что вы сказали? Говорите, что у господина Гильмана не было оружия? Простите, а вы что же, обыскивали его перед тем, как сесть в машину? Не обыскивали? А друзья ваши? Тоже не обыскивали? Тогда простите, но в таком случае, на каком же основании вы так рьяно утверждаете, что обвиняемый не стрелял в Константина Збандута? Как говорится, я кончил, господа присяжные заседатели.

Толстов зло посмотрел на товарища. Он хотел что-то сказать и даже открыл рот, но потом махнул рукой и отвернулся к окну. В машине снова воцарилось молчание.

— Серега, ты, видимо, нас неправильно понял, — продолжал Кулагин. – Поступай, как знаешь, это твое дело. Да и потом, в конце концов, если ты не в состоянии вломиться в банк, если это не в твоих силах, то опять-таки, тебя никто осуждать не вправе: согласись, что выше головы ведь не прыгнешь!

При этих словах друга Сергей повернул к нему голову, зло посмотрел, но снова ничего не ответил.

— Слушай, да что ты на него наезжаешь в конце концов? — возмутился Толстов. – Оставь ты его в покое: ему и так за последний день досталось по самые помидоры! Конечно, твоя идея неплохая и если бы ее было возможно осуществить, то тогда мы бы вывели клан Сушняков на чистую воду. Но вопрос упирается в осуществимость этого мероприятия. В «Кора-Банк» Серега влез потому, что ему все-таки Костя помог, дал диск с программой «Клиент-Банк». К тому же Сереге повезло, что сынок Сушняка оказался просто кретином и в системном администрировании разбирался не больше, чем павлин в китайской кухне. Но теперь-то задача стоит гораздо более сложная. В этот банк вламываться придется безо всякой посторонней помощи. И систему защиты в этом банке ни мы, ни Серега не знаем. К тому же маловероятно, что нам так же повезет с системным администратором – я имею в виду, что не факт, что там тоже такие же кретины работают. Сереж, я спрошу проще: при таких условиях возможно вломиться в банк или это нереально?

— Погодите-ка, — вдруг перебил друга Бочкарев. – Серега, напомни: ты в самом начале говорил название этого банка, куда были переведены деньги. Как он называется?

— Банк «Манко», — нехотя и вяло ответил Сергей. – Ну и что из этого следует? Легче вам от этого стало что ли?

— Твою мать, — довольно проговорил Бочкарев. – Вот это удача! Знаете, парни, сдается мне, что мы нашли выход из положения.

Это заявление оказалось настолько неожиданным для всех ребят, что Игорь даже остановил машину, повернулся и удивленно уставился на Бочкарева. На Алексея уставились четыре пары глаз.

— Ребята, все дело в том, что у меня у самого счет в банке «Манко», — дрожащим от радости голосом сказал Алексей. – И есть их версия программы «Клиент-Банк»!

— Не понял, – озадаченно проговорил Кулагин. — То есть как это? Откуда у тебя такое сокровище?

— Все проще, чем вы думаете, — улыбнулся Бочкарев. – Дело в том, что я потихоньку тоже занимаюсь мелким бизнесом. Так, ничего особенного, кроме основной работы еще частным предпринимательством подрабатываю. Особо не разбогател, к тому же мои доходы даже меньше, чем зарплата на основной работе, но не в том дело. Весь фокус в том, что у меня счет в банке «Манко». И я тоже пользуюсь той системой «Клиент-Банк», которая настроена для работы в этом банке. И она установлена у меня дома, на моем домашнем компьютере. И, как вы уже догадались, у меня есть установочный диск с этой программой. Серый, как ты считаешь, это поможет делу или нет?

Все посмотрели на Сергея. В салоне вновь воцарилось молчание.

— Может быть, и поможет, — через некоторое время негромко и задумчиво проговорил Сергей. – Очень может быть, что тогда мы и решим задачку. И я даже теперь знаю, как мы ее решим: просто, элегантно и гениально.

— Тогда чего мы тянем? – спросил Кулагин. – Быстро поехали к Лехе домой, возьмем диск. И тогда Серега даст этим гадам прикурить!

Не дожидаясь команды, Игорь повернул баранку и они поехали к Бочкареву домой. Вскоре машина затормозила возле подъезда. Бочкарев вышел из машины, отпер ключом входную дверь подъезда и вошел внутрь. Минут через десять он вернулся, держа в руках диск.

— Держи, — он протянул диск Сергею. – Вот сама программа, а вот две дискеты: с цифровой подписью и ключевая. Пароль я тебе написал на бумажке. С вами я уже не поеду, спать хочу, сил нет. Завтра увидимся после работы.

— Спасибо, Леш, — сказал Сергей. – До завтра.

— Парни, тогда имеет смысл нам всем тут разбежаться, — сказал Кулагин. Значит, действуем, как договорились. Завтра после работы все собираемся у Игоря и подобьем бабки. А сейчас – по домам.

Толстов и Кулагин вышли из машины. Игорь вновь завел двигатель и вскоре они с Сергеем снова сидели на кухне в квартире Симакова, пили чай и негромко беседовали. Будто и не случилось ничего. Часы показывали три часа ночи.

— Ладно, Серега, пошли спать, — сказал Игорь. – А то у меня уже глаза слипаются: спать охота, просто сил нет.

— Знаешь, Игорек, ты иди, а я немного с компьютером поиграю, — ответил Сергей. – Если в банк влезать, то сейчас как раз самое время для этих темных делишек.

— Ну, дружище, как знаешь, — усмехнулся Игорь. — А я спать пойду.

Игорь пошел спать, а Сергей включил компьютер. На этот раз он не стал тратить время на поиски: теперь он действовал уверенно, ибо знал, что искал.

Только на этот раз надо защитить компьютер Игоря – чтобы ни одна падла не смогла его отследить. Отлично, а теперь защитим Лешкин диск, чтобы ни одна сволочь не смогла понять, кто же тут дела проворачивает!

Все, господа присяжные заседатели, наше благородное дело сделано, теперь можно продолжать!

Вскоре он вошел в банковскую сеть. Найти счет, на котором лежали те самые десять миллионов долларов, теперь не составило для него особого труда. Теперь он четко знал: что, как и для чего делать. Сергей нажал на несколько клавиш, запустил программу «Клиент-Банк», выполнил некоторые действия, после чего злорадно улыбнулся. Ну что ж, Сушняк-Мушняк-Похмелкин, а вот теперь мы с тобой поиграем по моим правилам, сволочь! Все, милок, вот и нет у тебя ворованных десяти с половиной миллионов долларов, тю-тю! И где они – об этом знаю теперь только я! Значит, вот теперь ты, подлая гадина, у меня подергаешься, как червяк на крючке! Ну что ж, дело сделано, жребий брошен!

За окном светало. Часы показывали половину шестого утра.

Все, решил Сергей, дело сделано, теперь спать. Только сейчас, когда он сделал все, что хотел, он почувствовал безмерную усталость, удовлетворение и спокойствие. Да, хорошо бы еще понять: где же существует предел человеческим возможностям!

Он взялся за мышку и собрался выключать компьютер. Бросив последний взгляд на экран, он вдруг застыл. Еще недавняя радость и чувство морального удовлетворения моментально улетучилось. Сердце куда-то ухнуло, противный страх и отчаяние наполнило Сергея до краев. Господи, за что же такая чудовищная несправедливость! Неужели все то, что они спланировали с друзьями, все, что он сейчас делал, пойдет прахом, рухнет, как карточный домик, как песочная крепость?!

В компьютерной сети банка «Манко» находился Мегазавр.

Источник:

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости