Программист. Глава 11. Версия

=============================

Лучший отдых — аренда коттеджа на выходные в подмосковье в самых живописных местах, где можно прекрасно отдохнуть с семьей и друзьями. Подробности на сайте!

=============================

Все пятеро молча стояли и смотрели на экран монитора. Первым молчание нарушил Александр Толстов. Он отошел в угол комнаты, потом вернулся к компьютеру, встал за спиной Сергея, шумно посопел, потом со злостью произнес:

— Вот тебе и дружок-пирожок! Твой Костя, оказывается, просто законченная гнида, а не дружок! Вот это я понимаю: вот, что называется, подставил друга, так подставил. Выходит, мы думали на одних, а все оказывается гораздо проще: виноват-то другой! Значит, выходит, что весь этот взлом, весь это сыр-бор, все эти наезды гоблинов не по-детски – получается, что это Костина работа!

На эти слова друга Сергей ничего не ответил. Он смотрел на экран монитора и молчал: видимо, он никак не мог осмыслить происходящее.

— Нет, ты погоди, Санек, и не торопись рубить сплеча, — медленно проговорил Кулагин. Он старался говорить медленно, одновременно обдумывая сказанное. – Тот факт, что телефон зарегистрирован именно на Серегу, по моему мнению, однозначно вряд ли о чем-нибудь говорит. Я просто сейчас вслух рассуждаю. Кто дал Сереге этот телефон? Полностью с вами согласен: Костя дал, все правильно. Но ведь он же Серегу предупреждал: если его поймают и за руку схватят, то виноват окажется сам Серега и в этом случае Костя не только не будет за него заступаться, но и вообще будет все отрицать. Это тоже факт. И я полагаю, что вот как раз на такой случай он и зарегистрировал этот телефон именно на Серегу. Конечно, рассуждая чисто теоретически, он мог бы зарегистрировать телефон еще на кого-нибудь другого. Но мне сейчас пришло в голову вот какое соображение: с моей точки зрения со стороны Кости это была не заранее продуманная подстава, а элементарная страховка Серегиных действий. Причем, на мой взгляд, страховка весьма разумная. Сами подумайте и поставьте себя на место Кости: он не видел Серегу почти десять лет и по большому счету ничего не знает, что у него сейчас на уме. За десять лет, ребята, человек может кардинально измениться – тем более в наше время с его волчьими законами. Ну, вот вам простой пример: а что если Серега, найдя украденные, решил бы кинуть самого Костю и забрать все себе? Сколько украдено? Десять миллионов. А сколько Костя обещал Сергею? Всего-навсего тридцать тысяч. Так что, основания для опасений и разумной подстраховки более чем достаточно: сумма весьма и весьма основательная. Тем более, что если бы Серега добрался бы до местонахождения этих денег, то на некоторое время получил бы над ними полный контроль и его дальнейшие действия контролировались бы только порядочностью Сереги. Разве я рассуждаю не логично? Если вы, братцы, со мной не согласны, то возразите мне. Еще древние римляне говорили: «ищите мотивы, ищите, кому выгодно». Вот я и ищу. Кстати, именно тот факт, что этот телефон зарегистрирован на Серегу, наводит меня на такую мысль: с какой стати Костя так явно подставляет Серегу? Что ему за выгода так поступать? Я в данный момент пока этой выгоды не вижу.

— Кроме одной, — сказал Игорь. – Если сам Костя украл деньги, то выгода есть.

— Какая? – спросил Виталий, в упор глядя на Игоря. – Хорошо, допустим, эти деньги украл Костя. Но тогда на кой черт ему вообще нужно было поручать это расследование Сереге, объясните мне тупому?! Нет, ребята, именно тот факт, что Костя сам и затеял все это расследование, убеждает меня в том, что он-то как раз здесь и ни при чем.

— С чего это вдруг ты так рьяно за Костю заступаешься? – не повернув головы, со злостью спросил Сергей.

— Серега, да пойми же ты, чудак-человек: я не за Костю, а за тебя заступаюсь! Мой друг ты, а не этот Костя. Я действительно помочь тебе хочу, а вовсе не Косте! Но для этого нужно, во-первых, четко картину преступления представить. А во-вторых, доказательства иметь. Во всей этой истории мне как раз не Костя подозрительнее всего, а другие кандидатуры: сисадмин банковский, да начальник службы безопасности.

— Поясни, почему ты Костю так легко со счетов сбрасываешь? – подозрительно спросил Игорь. – Как раз у того и силы и средства были, чтобы организовать такое. А то, что он в компьютерах разбирается, не лучше, чем кенгуру в анатомии пингвинов, так это легко поправимо: за него этот долбанный Мегазавр всю грязную работу сделать мог.

— Узко мыслишь, дружище, — усмехнувшись, ответил Виталий. – Твой друг Костя сказал тебе чистую правду: сорвав такой банк, взяв такую гигантскую сумму, нужно валить отсюда без оглядки, как можно дальше. Но из этого правила есть одно исключение. Любому валить надо – кроме только одного человека.

Четыре пары глаз с недоумением уставились на Кулагина, а он, довольный произведенным эффектом, продолжал.

— Неужели вы, господа, еще не догадались? Фи, джентльмены, мне стыдно за вас! Ладно, даю подсказку. Из этой стройной и чудовищно логической схемы выпадает только один человек: системный администратор «Кора-Банка». Ребята, вспомните, он ведь сынок основного учредителя. Поэтому вот ему-то как раз куда-то бежать — совершенно без надобности. Во всяком случае, он может с этим делом не торопиться. Следовательно, тот факт, что сразу наехали на Серегу, очень многое объясняет. Он единственный человек, кто смог бы грамотно и очень убедительно представить доказательства и своей невиновности, и виновности конкретных людей. А, учитывая то, кем является его папаша, можно не сомневаться, этот козел оказался бы в белом, а Серый – в полном дерьме. Сами подумайте: представьте себе, что к вам пришел с проблемой не какой-нибудь хрен с бугра, а ваш сыночек единоутробный. Или представим дело иначе: к вам пришел некто и стал бы обвинять вашего сына или дочь в тяжком преступлении. И даже предъявил бы убедительные доказательства. Да будьте же вы реалистами, ребята: вы же для своего ненаглядного чадунюшки наизнанку вывернетесь, звезду с неба достанете. И при этом вы будете отмазывать свое чумазое сокровище до самой последней возможности! Заметьте, ребята: это ведь я сейчас о вас говорю, о среднестатистических людях с весьма скромными финансовыми возможностями. А теперь сами подумайте: возможности основного учредителя такого заведения, как «Кора-Банк» несравненно выше, чем возможности среднего человека. Вот теперь и делайте выводы.

— Лихой ты казак, как я погляжу, — иронически проговорил Бочкарев, глядя на Кулагина. – Как легко ты меняешь свои убеждения! Как говорил папаша Мюллер: «Разве это хорошо – менять свои убеждения»? Стыдно, Штирлиц! Тебе бы, Виталя, в политику надо идти или в адвокаты, а не в милиции работать! Ты же сам всего лишь час назад нам всем доказывал, что еще и начальник службы безопасности банка мог организовать подобную пакость. А что ж он в таком случае не сбежал? Или ты его уже не считаешь виноватым?

— Не совсем так. Серега сказал, что он – бывший сотрудник органов внутренних дел, не забывай этого. А менты по натуре — люди жадные. Он мог не сбежать, потому что надеялся, что Серый ему еще денег настругает. Меня на эту мысль навело поведение и слова тех двух гоблинов, что над Серегой измывались. Они ж к чему все подвели, вспомните? Правильно: чтобы Серега им еще бабок перевел. Заметьте: они ведь не сказали «вернуть деньги в «Кора-Банк»». Нет, они сказали «перевести деньги туда, куда мы укажем». Пока что мне ясно одно: вряд ли эти деятели работали все вместе. Значит, выходит одно из двух: либо автор этой затеи начальник службы безопасности банка, либо сам Сушняк. Вряд ли они работают в связке.

— С какого перепугу ты вдруг сделал такой вывод? – спросил Игорь.

— А с такого, — объяснил Кулагин. – Когда затевается подобная афера, то число ее участников всегда максимально ограничивается и исключений из этого правила не бывает. В таких делах в само преступное сообщество берутся лишь те, без кого нельзя обойтись.

— Вы чудовищно догадливы, рыцарь плаща и полосатой палочки, — иронически проговорил Толстов. – Только что теперь нам-то делать в данной ситуации, а?

Кулагин задумался.

— Слушай, Серега, — после недолгой паузы проговорил Виталий. – А ты случайно не знаешь фамилии сисадмина и начальника службы безопасности? Может быть, если мы будем знать фамилии, то в этой ситуации дело сдвинется с мертвой точки…

— Случайно знаю, — усмехнулся Сергей. – Когда я в банковском компе шарил, то на всякий случай скачал еще и список сотрудников банка. Сам не знаю, зачем мне это понадобилось: просто так скачал, без конкретной цели, на всякий случай. И обратил внимание именно на него. И вот почему. Фамилия-то начальника службы безопасности неприметная, как и он сам: Сергеев Андрей Николаевич. Но я легко запомнил его по другой причине – сокращенно это звучит САН. Как известная компьютерная фирма.

— Ох, блин, — вздохнул Игорь и всплеснул руками. – Горбатого могила исправит. Серега, ты не меняешься, как всегда ты в своем репертуаре. Ты хотя бы пять минут в сутки думаешь о чем-нибудь другом, кроме компьютеров и программ? Ну, например, о женщинах?

— Обижаешь, дорогой, — с напускной серьезностью ответил Сергей. – Обязательно думаю, как же без этого? Раз в день у меня стабильный моцион по порно-сайтам – так сказать для духовного и физического здоровья!

Все весело засмеялись.

— Ладно-ладно, други мои сердечные, смехуечки давайте оставим на потом, — начальственным тоном сказал Кулагин. – Насчет этого Сергеева я завтра на работе наведу справки. Раз он бывший мент – значит, гарантирую: информацию о нем найдем, никуда он не денется. Перейдем теперь к другому фигуранту. А что насчет системного администратора банка? Как его, красивого, звать-величать?

— А вот насчет сисадмина – тут вещь забавная, — со смехом ответил Сергей. — Фамилия у него смешная: Сушняк. Павел Олегович Сушняк.

— Ни хрена себе фамилия, — захохотал Толстов. – Ему бы еще фамилию Похмелкин взять – вообще был бы шедевр. Бывает же такое! Впрочем, и так сойдет: сокращенно звучит ПОС. Почти что «поц».

Все захохотали.

— Погодите-ка, ребята, — озабоченно проговорил Бочкарев и сосредоточенно нахмурил брови. – Как ты сказал? Сушняк? Но позвольте, ведь Олег Палыч Сушняк – учредитель «Кора-Банка». Я ж его немного знаю!

— Так ведь Серега о том с самого начала и сказал, — недоуменно отозвался Толстов. – Системный администратор в этом долбаном банке – сын главного учредителя «Кора-Банка». Открыл, понимаешь, Америку!

— Слушай, орел, — Кулагин повернулся к Сергею. – А ты можешь на словах подробно описать своих Тарапуньку и Штепселя? Можешь словесный портрет сделать?

— Я ж сто раз уже вам говорил и описывал этих двух отморозков со всеми их анатомическими подробностями, — недовольно проворчал Сергей. – Что ты еще хочешь? Зачем тебе это снова вдруг понадобилось?

— А вот зачем, — объяснил Кулагин. — Я завтра на работе тихонько в нашем компьютере покопаюсь. И по твоему словесному портрету поищу среди тех, кто числится в нашей картотеке. Потому что чем черт не шутит — вдруг что-нибудь полезное и нароем. Вдруг кто-нибудь из них у нас числится? Тогда вполне вероятно, что у нас появятся какие-нибудь ниточки и в таком случае мы сможем предпринять что-то реальное.

— А чего тянуть-то? – отозвался Толстов. – Серега классный программист, хакер – от Бога. Он в любую сетку влезет без проблем, что сейчас он блестяще нам всем доказал. Компьютер – вот он, на столе стоит. Ну и давай он прямо сейчас влезет в вашу сеть, а мы посмотрим, что это за фрукты такие: Тарапунька и Штепсель.

— Кстати, это мысль, — подтвердил Бочкарев. – Чем быстрее посмотрим, тем быстрее задачку решим, а то время дорого. Нам сейчас тянуть кота за хвост никак нельзя.

— Давай, Наполеон, Эстет дело говорит, — утвердительно кивнул головой Игорь Симаков. – Говори пароль – и, как говорится «вперед и с песней»!

— Да вы то, парни, с дуба рухнули или совсем ополоумели? – с возмущением ошалело проговорил Кулагин. – Вы соображаете, что вы сейчас несете? Вы вообще понимаете, что вы сейчас мне предлагаете сотворить? Взломать главный компьютер управления внутренних дел и вломиться туда без спроса – это ж подсудное дело, вы что!

— Виталя, твои теперешние рассуждения мне сейчас напоминают дилемму: у кого лучше украсть – червонец у бабушки или червонец у Президента Российской Федерации, — рассмеялся Сергей. – Как говорится, сударь мой, взялся за грудь – говори что-нибудь. УВД ломать, в сеть сотовой компании вломиться или банк хакнуть – один хрен уголовка. Я уже столько натворил, так вляпался по самое «не балуйся», что одним грехом больше, одним меньше – это роли уже не сыграет. Как говорится, или грудь в крестах – или голова в кустах.

Все засмеялись и, не сговариваясь, ехидно посмотрели на Виталия. Тот смутился.

— А ну вас к дьяволу, уроды чертовы, — обреченно махнул рукой Кулагин. – Честное слово, вы все отмороженные, ей-богу! Делайте, что хотите: хоть сервер УВД ломайте, хоть сервер Пентагона обрушивайте, хоть ракеты на Луну запускайте – мне все равно!

Все опять засмеялись. Сергей решительно снова забегал пальцами по клавишам. Ребята столпились у него за спиной и с любопытством наблюдали за его действиями.

— Опасный ты человек, Серый, — покачав головой, негромко сказал Игорь. – Ох, опасный! Только теперь я начинаю понимать истинный смысл фразы «кто владеет информацией, тот владеет миром». Слушай, а тебе никогда не хотелось сделать что-нибудь эдакое – чтобы весь мир ахнул, да так и остался с инфарктом нижней челюсти?

— Ты предлагаешь ему на стол нагадить? – иронически спросил Кулагин.

— Не, этого наши азиаты не поймут, — задумчиво произнес Игорь

Все засмеялись.

— Нет, я серьезно, — продолжал Игорь. – Серега, тебе никогда не хотелось, например, пустить ракету по Америке? Или, скажем, перевести парочку миллиардов на свой банковский счет и до конца дней жить припеваючи?

— Ракеты – не мой профиль, — медленно ответил Сергей, не отрываясь от монитора и не прекращая работы. – Я пацифист. А насчет миллиарда долларов – вот смотрите на меня, дети, и учитесь на моем печальном примере, что бывает, когда нехорошие дядьки с компьютерами играются и вламываются в чужие компьютерные сети: их бьют по морде, им становится стыдно за бесцельно прожитые годы и у них болят все кости после проведенных профилактических мероприятий. Ладно, все: теперь не мешайте.

Через несколько минут он повернул голову к Кулагину.

— Ну вот, Ваше Величество, Наполеон, все готово! Садись, ищи в своей системе.

Все столпились около монитора и жадно смотрели. Кулагин нехотя сел за компьютер. Через несколько минут он откинулся на стуле, повернул голову к друзьям и усмехнулся.

— Ну вот, братва, дело сделано, теперь смотрите. Карточка, фото – все есть. Смотри, Серега, он?

Сергей уперся взглядом в экран и вздрогнул. На экране появилось фото Штепселя.

— Он, сука-падла, — зло проговорил Сергей. – Рад бы забыть эту противную рожу, да видать не так уж скоро подобное приключение забудешь!

— Ну что ж, — довольно проговорил Кулагин. Сделав рукой театральный жест, он продолжал – А теперь все слушайте сюда! Вы хотели данных – их есть у меня. Тот, кого Серега назвал Штепсель, значится у нас в картотеке несколько иначе. А именно: Сидорин Иван Борисович, тысяча девятьсот шестьдесят третьего года рожденья, национальность — русский, кличка «Бык». Имеет две судимости, причем, обе — за вооруженный грабеж. Всего лишь год назад освободился из мест заключения, где, соответственно, отбывал срок. Освобожден по амнистии за примерное поведение. В настоящее время он официально числится ночным сторожем в обществе с ограниченной ответственностью «Карина».  Ну что ж, братцы, разумеется, это немного, но все-таки уже кое-что. Ладно, завтра мы посмотрим: что это за «Карина» такая и чем она дышит…

При этих словах Кулагина, Александр Бочкарев чуть не свалился со стула.

— Ребята! — вдруг заорал Бочкарев. – Я ж недаром сказал, что знаю этого Сушняка! Недавно наша компания заключила крупный договор на покупку офисной мебели. Так, ничего особенного, мебель, как мебель, но я запомнил название фирмы-продавца. Мы покупали мебель в обществе с ограниченной ответственностью «Карина», понимаете? А директором этой фирмы значится господин Сушняк. И, как вы уже догадались, его зовут не как-нибудь, а именно Олег Палыч! Вот вам и разгадка!

— Погоди, — остановил Бочкарева Виталий. — Это еще не все. А вот это красавчик тебе, Серый, как: знаком?

На экране компьютера в упор на Сергея смотрели холодные глаза его старого знакомого ненавистного Тарапуньки.

— И этот гаденыш там тоже был, — пробормотал Сергей, с ненавистью глядя на фотографию. – Именно этот уродец меня метелил – причем, тварь, делал это в высшей степени профессионально, нет слов!

— Тогда слушайте, — с гордостью в голосе произнес Кулагин. – Тот, кого Серега называет Тарапунькой, тоже числится у нас за геройские, но несколько противозаконные подвиги. Гаврилюк Аркадий Андреевич, тысяча девятьсот семьдесят пятого года рожденья, национальность — русский, кличка «Шустрик». Имеет тоже две судимости: одна за хулиганство, другая – за кражу. Освобожден из мест заключения полтора года назад. Под амнистию не попал, отсидел «от звонка до звонка».

После этих слов Кулагин сделал паузу и хитро посмотрел на Сергея.

— Но самое интересное другое, —  сказал Виталий и прищурился. — В настоящее время этот Шустрик-Тарапунька-Гаврилюк официально и на вполне законных основаниях владеет автомобилем «Жигули» шестой модели, тысяча девятьсот девяностого года выпуска, номерной знак «К173УЮ». И знаете, мужики, где он в настоящее время работает? Думаю, вы уже сами догадались…

— Неужели и он тоже в «Карине»? – спросил Толстов.

— Точно, — утвердительно кивнул головой Кулагин. – Ты совершенно прав, Санек. Именно там он и работает: в обществе с ограниченной ответственностью «Карина». Оба они там официально числятся.

— Опаньки, — только и смог проговорить Сергей. – Ёпрст… Охренеть… Значит, эти два отморозка-гоблина работают на Сушняка. Ну, блин, тварь, ну, сука…

— Вот вам, значит, и разгадка нашей хитрой загадки, — задумчиво произнес Виталий Кулагин. – Вот теперь все, кажется, встало на свои законные места. Итак, господа гусары, подведем итоги. Что мы имеем? Получается, что начальник службы безопасности банка, вроде, как ни при делах, а за всем этим стоит клан Сушняков. Сынок Сушняка действовал в интересах своего родимого папаши. Павлик Сушняк договорился с хакером – тем самым таинственным Мегазавром! — затем обеспечил работу вируса, отключив антивирусный мониторинг оперативной памяти, и подложил список счетов злосчастных клиентов. Впрочем, я не исключаю и того, что именно сынок Сушняка на самом деле и есть тот самый Мегазавр, хотя, как говорит Серега, это крайне маловероятно. Но теперь дело даже не в этом, а в списке счетов – вот в чем вся загвоздка. Причем, я даже так думаю: счет своего родителя Павлик Сушняк включил в общий список этих бедолаг лишь для отвода глаз. И эта гоп-компания хакнула свой собственный банк, оставаясь в тени, незамеченными. А потом эта сладкая парочка просто-напросто стала ждать, пока Костя начнет расследование этого компьютерного воровства и подключит к делу кого-нибудь постороннего – по-другому и быть не могло, ибо они сами сообщили Косте о пропаже денег, поэтому действия управляющего другими быть просто не могли. Не мог же Костя подключить кого-нибудь из банка, ибо он не знал, кто стоит за этим взломом! И эти гады оказались совершенно правы: Костя и подключил к расследованию своего старинного друга Серегу. Впрочем, Костя мог подключить к делу кого угодно, так что Серега просто оказался не в то время не в том месте. Когда Серега появился в банке, они просто срисовали его паспортные данные и тихо ждали удобного момента. И дождались. Скорее всего, сынок Сушняка с помощью Мегазавра без проблем отследил сам факт проникновения в сеть. Им не надо было сканировать порты компьютера Сереги, не надо было пеленговать его местонахождение – сам факт разговора Сереги и Мегазавра был для них сигналом к нападению: своеобразная команда «фас». Они ее и получили, и, как мы видим, блестяще выполнили… Значит, Павлик Сушняк – или Мегазавр — просто сообщил Сушняку-старшему о том, что расследование в принципе ведется. А Сушняк-старший обеспечил операцию грубой ударной силой и перевел все стрелки на злосчастного Серегу, адрес которого у него уже был с самого начала. Похоже, все сходится.

— Выходит, так, — пожал плечами Игорь. – По крайней мере, Виталя изложил всю картину преступления очень логично и лично я никаких нестыковок в этой стройной схеме не вижу. Каков же тогда будет план наших дальнейших действий?

— Теперь, полагаю, можно звонить Косте и назначать встречу, — задумчиво сказал Сергей. – Сейчас у нас есть в руках такие факты, с помощью которых можно припереть к стенке кого угодно. Эти улики неопровержимы. А если теперь просмотреть содержимое банковских компьютеров и если все было так, как изложил Виталя, то на жестких дисках наверняка остались следы их художеств. Тогда в руках и нас будут не только логические умозаключения, а неопровержимые улики, факты.

— Ну, я бы, пожалуй, не торопился с таким выводом, — скептически сказал Толстов. – И пока что не стал бы делать подобных безапелляционных заявлений. А что если они жесткий диск отформатируют и уничтожат все следы своих действий? Если они так поступят, то не останется никаких следов. А мы с чем останемся? Опять-таки только с логическими умозаключениями – и ни с чем больше!

— Саня, ты сейчас рассуждаешь с точки зрения пользователя, а не профессионала, — снисходительно улыбнулся Сергей. – Единственный способ скрыть следы своих действий – это физически вытащить жесткий диск из компьютера, уничтожить его и вставить новый, девственно чистый. Но если они просто отформатируют его, то это им не поможет. Да будет тебе известно, что содержимое диска можно восстановить, в этом вопросе ты уж мне поверь. Все транзакции, все адреса портов, все адреса обращений – все это можно восстановить даже после форматирования – это лишь вопрос времени и профессионализма того, кто этим вопросом будет непосредственно заниматься. Ладно, это мои проблемы и дело недалекого будущего: лишь бы Костя обеспечил мне физический доступ к своим компьютерам, а там уж я сообщу ему все интимные подробности этой кражи века. А сейчас надо звонить Косте.

— Логично, — кивнул головой Бочкарев. – Только вот что. На всякий случай, давайте позвоним Косте не с домашнего телефона Игорька, а с моего мобильного телефона. И вот почему. Он зарегистрирован на нашу фирму и вычислить любого из нас по этому номеру невозможно. Серега будет говорить, а вы все молчите, как мыши. Пусть думает, что Серега один все это раскрутил. Как говорится, береженого и Бог бережет, так что давайте на всякий случай тоже подстрахуемся. Мало ли что…

Он протянул свой мобильник. Сергей взял его и набрал номер Кости. На этот раз никто долго не подходил к телефону. Наконец, Костя взял трубку.

— Алло, слушаю вас, — почти незнакомым, ровным вежливым тоном проговорил Костя. Теперь он говорил не игриво, а вежливо, почти подобострастно.

— Старик, не вешай трубку, это я, — быстро проговорил Сергей. – Я все выяснил и теперь все встало на свои места.

На другом конце трубки воцарилось молчание. Через несколько секунд на другом конце раздался голос Кости. Он говорил ровно и вежливо, но Сергей почувствовал напряжение в его голосе и даже некоторую растерянность.

— Чей это телефон? Где ты сейчас?

— Неважно, где я сейчас, — торопливо проговорил Сергей. – Неважно, что это за телефон. Украл я его – тебе что: от этого легче стало? Не о том ты говоришь, а лучше послушай меня очень внимательно и не перебивай, ибо времени у меня мало. Тут ко мне домой два гоблина вломились, отметелили меня под первое число, но я убежал от них. Как и что произошло – долго рассказывать, да к тому же это не телефонный разговор. Нам надо встретиться и тогда я все тебе подробно расскажу. Одно могу сказать: я теперь знаю, кто вор, знаю, кто тебя хакнул, знаю, кто подослал ко мне двух отморозков, которые меня избили. Кстати, да будет тебе известно, что эти два гоблина отмутузили меня так, что мало мне не показалось. И кстати, эти твари отняли все деньги, паспорт и тот телефон, который ты мне дал. Но зато теперь я могу во всех подробностях нарисовать тебе всю картину событий со всеми фигурантами.

Костя снова замолчал. В телефонной трубке было слышно только его напряженное дыхание. Чувствовалось, что ему не очень удобно сейчас общаться на такие деликатные темы. Потом он снова заговорил.

— Слушай, я сейчас не могу говорить, поэтому перезвони мне через пять минут. Тогда обо все договоримся.

— Хорошо, — ответил Сергей, повесил трубку и посмотрел на друзей. – По-моему, я позвонил ему не в самое удачное время. А вы что скажете, господа гусары?

— В принципе, все возможно и очень логично, — пожав плечами, неуверенно проговорил Кулагин. Подумав и помолчав немного, он продолжил. – Я сейчас просто пытаюсь поставить себя на место Кости и рассуждаю вслух. Ты общаешься с ним чуть ли не каждый час и вдруг исчезаешь на сутки. При этом тот номер, который он тебе дал, либо не отвечает, либо по нему гундосит какой-то незнакомый голос. И вдруг ты неожиданно объявляешься, причем звонишь с совершенно чужого номера… Знаешь, Серый, на месте Кости я бы тоже взял бы тайм-аут минут на пять, чтобы все спокойно обдумать и, возможно, даже принять меры предосторожности.

— В принципе, Наполеон очень логично все излагает, — хмыкнул Бочкарев. – Надо полагать, сейчас ты позвонишь и Костя, по идее, должен назначить тебе встречу в каком-нибудь укромном месте. По крайней мере, лично я бы поступил именно так. Давай, звони.

Сергей снова набрал номер Кости. На этот раз Костя снял трубку почти мгновенно: он ждал звонка.

— Значит, делаем так, — быстро, без приветствия заговорил Костя. Теперь его голос звучал иначе: жестко и властно. – По телефону обсуждать больше ничего не будем – надо общаться лично. Встретимся ровно в одиннадцать часов вечера.

— Где встретимся? – спросил Сергей.

— На конечной остановке восьмого автобуса есть недалеко стройка: там новый дом возводят, — ответил Костя. — Знаешь, где это?

Сергей вопросительно посмотрел на друзей. Игорь Симаков кивнул головой, сделал утвердительный жест рукой и шепотом произнес: да, знаю, все нормально.

— Да, я знаю, — ответил Сергей. – В двадцать три часа буду там, как штык.

— Отлично. Там и пообщаемся. И приходи один. Это без вариантов и не обсуждается. Все понял?

— Все ясно, — сказал Сергей. – Мне, собственно, и приходить-то не с кем: я один. Куда я по-твоему пойду: не в милицию же!

— Надеюсь на твою сообразительность, — перебил его Костя. – Кто-нибудь еще в курсе наших дел?

— Нет, все нормально,  — решительно ответил Сергей. – Все, как договаривались. Никто посторонний ни о чем не знает.

— Тогда до встречи, — коротко сказал Костя и повесил трубку.

В комнате воцарилось молчание.

— Что-то не нравится мне эта конспирация, да еще в темное время суток, — недовольным тоном сказал Толстов. – Странно все это.

— Ну, почему же странно, — медленно и задумчиво промолвил Бочкарев. – У Кости тоже определенная опаска имеется. Ты ведь не дал ему сейчас никакой конкретной информации. А он в данный момент тоже может находиться «под колпаком» — тем более, что мы сейчас выяснили, что это все организовал главный учредитель «Кора-Банка». Я бы на его месте тоже подстраховался бы и встречался бы тоже где-нибудь подальше от посторонних глаз и ушей.

— Ладно, сейчас мы пока что все гадаем на кофейной гуще, — проговорил Кулагин. – Давай на всякий случай продумаем собственный план действий и варианты отхода. Предлагаю сделать так. Мы поедем на встречу на машине Игоря. Она у тебя в каком состоянии?

— В нормальном состоянии, — пожав плечами, ответил Игорь. – Недавно профилактику делал, все в норме. Плюс новый аккумулятор стоит, бегает отлично. Только у меня в баке осталось бензина литров десять, не больше.

— Вот и чудненько, — подвел итог Кулагин. Все молчали и внимательно слушали. — Сейчас едем за заправку, заправляем бак бензином под завязку. Но вначале надо найти грязь и хорошенько заляпать номера на машине – так, на всякий случай, береженного и Бог бережет! Остановимся возле конечной автобуса – я знаю, там есть удобное местечко. Леша и Игорек на всякий случай останутся сидеть в машине – мало ли что. А мы с Саньком проводим Серегу и все время разговора будем на стреме. Если что – свистнем и будем действовать по ситуации. Если махнем рукой – заводи и подъезжай ближе. Повторяю: все время будь наготове. Если вдруг что-то случится нестандартное или непонятное – прежде всего, заводи двигатель. Не жди команды: просто включай зажигание. И мобильник держи под рукой. Вопросы есть?

— В принципе, все ясно, что ж тут не понять, — ответил Сергей. Он помолчал немного и посмотрел на часы. – Вперед, гасконцы!

Они вышли на улицу и подошли к машине.

— Тут недалеко заправка есть. Как раз нам по пути будет, — сказал Игорь и завел двигатель. Машина тронулась.

Был уже вечер. На улице стемнело. Заправившись, друзья тронулись в сторону стройки. Вскоре машина подъехала к стройке. На остановке никого не было: ни людей, ни автобусов. Часы показывали без четверти одиннадцать вечера.

— Так, приехали, — произнес Кулагин. – Значит так, мужики, все запомнили диспозицию? Мы с Саньком идем вместе с Серегой. Игорек и Леха остаются в машине и ждут нас. Следите за нами, ни в коем случае не теряйте нас из поля зрения, ни на что не отвлекайтесь ни при каких обстоятельствах. Повторяю: если что-то случается – прежде всего, заводи двигатель. Ни о чем не думай – прежде всего, заводи машину – обо всем остальном потом будешь думать. Вопросы есть? Если нет – по коням!

Кулагин, Толстов и Сергей вышли из машины и направились в сторону стройки. Дойдя до забора, Кулагин похлопал Сергея по плечу и отошел. В заборе была дыра и Сергей, помешкав немного, нырнул в нее.

Оказавшись на стройке, Сергей огляделся по сторонам. Прямо перед ним высилась недостроенная коробка многоквартирного «ново-русского» дома. Слева одиноко стоял строительный вагончик, а справа виднелась куча битого кирпича.

— Ау, Кость, ты здесь? — негромко позвал Сергей. – Это я, Сергей.

Ответом было зловещее молчание. Только ветер завывал в проводах и вдалеке слышался шум города и гудки автомобилей.

— Костя, это я, отзовись, — снова позвал Сергей.

— Я здесь, — послышался голос Кости через несколько секунд.

Сергей повернулся. Костина фигура отчетливо виднелась в одном из оконных проемов первого этажа.

— Ты один? – спросил Костя.

— Конечно, один, — ответил Сергей. – С кем же мне быть? Все, как договаривались. Сейчас подойду к тебе.

— Подожди меня там, я сейчас к тебе выйду, — ответил Костя. Его фигура исчезла из оконного проема и через несколько секунд показалась внизу уже на куче битого кирпича.

И в это время раздался выстрел. Он щелкнул негромко, как будто кто-то хлестнул плеткой, но в эту минуту он показался Сергею оглушительным. Костю швырнуло назад на кирпичи. Падая, он, очевидно, задел одну из опор строительных лесов, потому что тут же сверху посыпались обломки кирпича и строительного мусора.

Еще не успев ничего понять, и толком даже не осознав ситуацию, Сергей, тем не менее, моментально бросился ничком за землю. Он не успел даже испугаться. В наступившей тишине еле слышно зазвучали шаги убегавшего стрелка.

Снова наступила зловещая тишина и лишь над местом падения Кости стояло облако кирпичной пыли.

Сергей поднялся и, озираясь, подошел к куче битого кирпича. Внизу он увидел распростертое тело человека. Несомненно, он был мертв: на месте головы валялись обломки битого кирпича и доски.

С трудом, передвигаясь на ватных ногах, превозмогая страх, Сергей подошел к телу и стал лихорадочно раскидывать кирпичи. Отбросив все кирпичи, он перевернул тело лицом – вернее тем, что осталось от лица – вверх. Перевернув, Сергей отшатнулся. От ужаса и отвращения его вырвало. Никаких сомнений не оставалось. Несмотря на то, что от лица осталось лишь обезображенное  кровавое месиво, он узнал его. Это был Костя. Он был мертв, безнадежно мертв.

Источник: http://www.go-cottage.ru

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости