Фармация. Глава 13. Ирина

12.10.2011 12:49 3

Ирина родилась в простой небогатой семье. Родители – особенно отец – обожали ее и баловали. Ирина, или Ирусик, как ее с оттенком ласковости называли в семье, обладала умом, в котором были еще совершенно не развиты способности к наблюдениям и анализу. Она была поглощена собой, и этот эгоизм, хотя в то время еще и не слишком явный, был, тем не менее, основной чертой ее характера. Она была мила пресноватой миловидностью переходного возраста, сложение ее обещало в будущем приятную округлость форм, а глаза светились природной сметливостью, к тому же она была полна пылких мечтаний юности, — словом, Ирина была типичным образцом молодой девушки.

Большеглазая и озорная, она мечтала о том, что придет некто прекрасный и богатый, например, Леонардо Дикаприо, упадет перед ней на колени, подарит обручальное кольцо с бриллиантом – и они будут жить на берегу моря в прекрасной вилле, у них будут прекрасные дети, он будет носить ее на руках и боготворить ее.

Однако наряду с мечтательностью одним из качеств Ирины было врожденное чувство лидера, желание быть лучше всех. С первого класса в школе она всегда стремилась быть лучше во всем: в учебе, во внеклассных занятиях, в детских играх, в олимпиадах школьников. Если кто-то в классе иногда получал оценки более высокие, чем она, это было сигналом для Ирины доказывать свое превосходство. Училась она прекрасно, учеба давалась ей легко и непринужденно, на родительских собраниях учителя давали этой умной, трудолюбивой и способной девочке всегда только самые лестные оценки. Слушая дифирамбы учителей в адрес дочери, отец краснел от гордости, а мать только улыбалась от счастья. И эти оценки учителей, безумная любовь родителей, уважение одноклассников с каждым днем все больше и больше убеждали Ирину в том, что она самая лучшая, единственная и неповторимая. Такой уникальной, как она больше нигде нет, не было и никогда не будет!

Но в семь лет Судьба преподнесла Ирине неожиданный и неприятный сюрприз и наглядно доказала, что она не единственная на свете, вовсе не уникальная, и что в этом мире существуют другие люди помимо нее – и эти люди требуют больше внимания и заботы, нежели она. Таким событием оказалось рождение младшего брата. Ее младший брат Костик родился слабым и хилым, часто болел и потому требовал много внимания родителей, — поэтому на Ирину помимо всего прочего свалились еще и обязанности няньки.

Отныне все внимание родителей было переключено на него, и Ирина впервые в жизни почувствовала себя оскорбленной и несправедливо обиженной. Она остро ощутила несправедливость мироустройства: как же так? Почему все так несправедливо? Она умна, здорова, красива – почему же теперь ее не замечают? Оказывается, есть некто, кому достается больше внимания, нежели ей!

Именно тогда она впервые в жизни ощутила неприязнь к близкому человеку.

Она по-прежнему мечтала о красивой жизни. Мечтала о том, что когда-нибудь будет богатой и счастливой. Но урок, который преподнесла ей жизнь – что она не единственная в этом мире! – не прошел даром. Она поняла, что ничего просто так не появится и место под солнцем необходимо добывать самой. Поэтому, мечты – мечтами, но Ирина интуитивно понимала, что шанс появления прекрасного и богатого принца и красивой жизни само по себе – ничтожен. Надо самой добиваться успеха в жизни. И она понимала, что для нее, выходца из небогатой семьи, в которой, к тому же, основное внимание уделяется младшему брату, единственный путь к успеху – это знания, образование и впоследствии получение престижной и высокооплачиваемой профессии. И поэтому по-прежнему упорно училась. Она быстро усваивала, в чем заключаются радости жизни, и стремилась к материальным благам.

Но природу обмануть невозможно. Девушка остается девушкой и этого не изменить. И хотя, учась в школе, она совсем еще не знала, что такое интуитивное кокетство — она не умела игриво откидывать назад головку, часто не знала, куда девать руки, и хоть ножки у нее были маленькие, ступала она тяжело! — ей хотелось пленять, покорять сердца юношей, хотелось восхищения.

С блеском окончив среднюю школу, она получила золотую медаль. Ей не составило особого труда поступить в университет, где она так же прекрасно училась. Но ее родители, привыкшие к постоянным успехам дочери, отнеслись к ее очередной победе, по мнению Ирины, чересчур спокойно.

Но теперь, став уже почти взрослой, она уже не ждала от родителей особого внимания и не огорчалась, видя, что ее успехи, с ее точки зрения, остаются незамеченными и воспринимаются как нечто само собой разумеющееся.

Когда юноша или девушка в семнадцать лет, имея за плечами лишь золотую медаль об окончании средней школы и страстное желание добиться материального благосостояния любыми средствами, начинает в большом городе жить самостоятельной жизнью, то происходит одно из двух. Либо он или она попадает в хорошие руки, обретает мудрого наставника и тогда становится лучше, либо быстро усваивает волчьи законы современного мира, современные вольные и размытые взгляды на вопросы морали, и становится хуже. Середины здесь не бывает, да и быть не может.

Большой город с помощью своих коварных ухищрений обольщает не хуже иных соблазнителей, самый опытный из которых микроскопически мал по сравнению с этим гигантом и принесет человеку гораздо меньше разочарований. В городе действуют могучие силы, которые обладают такими способами проникнуть в душу своей жертвы, какие доступны лишь умному и тонкому человеку. Мерцание тысяч огней действует не менее сильно, чем выразительный блеск влюбленных глаз. Моральному распаду бесхитростной, наивной души способствуют главным образом силы, неподвластные человеку. Море оглушающих звуков, бурное кипение жизни, гигантское скопление человеческих ульев — все это смутно влечет к себе ошеломленные чувства. Какой только лжи не нашепчет город на ушко неискушенному существу, если не случится рядом советчика, который сумеет вовремя предостеречь. И ложь эта, пока не раскрытая, обольстительна, — зачастую она незаметно, как музыка, сначала размягчает, потом делает слабым, потом развращает неокрепшее человеческое сознание.

Будучи студенткой, в воображении она окунулась во все те удовольствия и развлечения, которые были бы ей доступны, случись ей родиться богатой. Быстро и не задумываясь, она уже во все стороны мысленно разбросала щедрою рукой свою скудную стипендию. Ирина мысленно не жалела денег и быстро делала свой выбор. В те часы перед сном, когда она сидела у окна, любуясь освещенными улицами, будущий заработок прокладывал своей обладательнице дорогу ко всем утехам и безделушкам, какие только может пожелать женское сердце.

«И начнется чудесная жизнь», — мечтала Ирина.

Ирина быстро знакомилась с жизнью, вернее, с внешними ее формами. Видя какую-нибудь вещь, Ирина тотчас спрашивала себя, пойдет ли ей это. Да будет известно, что подобный метод мышления не является признаком мудрости или утонченности чувств. Красивый наряд всегда был для Ирины чем-то весьма убедительным — он говорил в свою пользу мягко и вкрадчиво, как иезуит. И желание обладать им заставляло Ирину охотно прислушиваться, когда какой-нибудь наряд взывал к ней. Голос так называемого Неодушевленного! Кто сумеет перевести на наш язык красноречие драгоценных камней?

«Дорогая моя, — говорило умопомрачительное платье, которое она примеряла в дорогом бутике, — полюбуйся только, до чего я тебе к лицу! Ни в коем случае не отказывайся от меня!»

«Ах, какие прелестные ножки! — говорила кожа мягких новых итальянских туфель. — Как красиво я их облегаю! Какая жалость, если им будет недоставать меня!»

И только лишь когда желанные вещи оказывались у Ирины в руках или же на ней, она обретала способность думать о том, что надо отказаться от них. Мысль о том, что ей не хватает денег даже на десятую часть этих сокровищ, мучила Ирину, но она всеми силами старалась прогнать сомнения.

«Надень скромные джинсы и обычные туфли!» — тщетно взывал к ней голос разума и совести.

Ирина еще, пожалуй, могла бы побороть свое отвращение и страх перед скромной, но честной жизнью, и сосредоточиться на обычных человеческих радостях, отказаться от безумной гонки за богатством. Под давлением совести она в те годы еще могла бы внять внутреннему голосу и не побояться тяжести труда, скромной жизни и связанных с нею некоторых ограничений в количестве получаемых материальных благ. Но тут же перед ней вставали картины, казавшиеся ей ужасными. Что будет с нею через десять лет? Появятся морщины… Испортить свою внешность? Одеться в обычные шмотки с оптового рынка? Выглядеть, словно жалкая уборщица? Никогда!

Ирина испытывала неодолимое влечение ко всем новым и красивым предметам дамского туалета и со щемящим сердцем наблюдала за шикарно одетыми женщинами, которых она видела на улице и которые проносились мимо в шикарных автомобилях, не обращая на нее ни малейшего внимания. Эти женщина, которые, по мнению Ирины, были ничуть не лучше нее, могли запросто купить все, что видели на прилавках дорогих магазинов. Ирина была незнакома с внутренним миром своих более счастливых сестер — обладательниц шикарных лимузинов и умопомрачительных драгоценностей. Но этот вопрос ее не занимал, и по сравнению с ними она чувствовала себя очень жалкой. По большей части это были хорошенькие, даже красивые девушки, вид у всех был независимый и равнодушный, что придавало наиболее интересным из них особую пикантность. Одеты они были дорого, нарядно, и, встречаясь с ними взглядом, Ирина тотчас же убеждалась, что они сурово осуждают ее за недостатки туалета и тот особый отпечаток, который, по ощущению Ирины, явно доказывал, что она собою ничего не представляет. Пламя зависти горело в душе Ирины. Она начала смутно понимать, как много заманчивого таит в себе большой город: богатство, изящество, комфорт — все, что может украсить женщину. И ее мучительно потянуло к нарядным туалетам и к красивым вещам.

Именно в то время в Ирине вызревало стойкое убеждение, что жизнь оказалась к ней несправедлива. Она считала себя – впрочем, не без основания! — способной и талантливой. Но она видела, что в жизни материальные блага далеко не всегда распределяются по уму и таланту. Например, ее подруга, с которой они в школе сидели за одной партой, и всегда списывала у Ирины домашние задания, удачно вышла замуж и теперь делала вид, что не узнает Ирину, когда проезжала мимо нее, сидя за рулем шикарной машины.

Когда человек стремится к богатству, но не имеет его, такого человека мучительно влекут к себе внешние атрибуты успеха. Некоторые из них доступны и простым смертным. Одним из таких атрибутов является посещение ресторанов.

Ирину влекли в дорогие рестораны в равной степени, как жажда удовольствий, так и желание блистать среди людей вышестоящих. Приятели и знакомые, с которыми оно здесь встречалась, посещали рестораны потому, что сами, возможно, того не сознавая, испытывали потребность в том обществе, в том внешнем блеске, какие они тут находили. В конце концов, это явление можно было бы, пожалуй, рассматривать как признак, знаменующий улучшение общественных нравов, ибо хотя посетителей и влекли сюда чисто чувственные желания, в этом не было ничего дурного. Никому не может принести вред созерцание богато обставленного зала. В худшем случае это может вызвать в человеке, смотрящем на жизнь с грубо материалистической точки зрения, стремление жить столь же богато. Но и в этом случае надо винить не убранство ресторанов, а врожденные склонности человека. То, что такая атмосфера может побудить кого-то в недорогом костюме во что бы то ни стало перещеголять другого, у которого костюм подороже, вряд ли возможно объяснить чем-либо иным, кроме мелкого честолюбия. Устраните единственное, что вызывает возражение, — пьяные скандалы после неумеренной дозы выпитого спиртного, — и ни один человек не будет ничего иметь против остающихся достоинств таких заведений. Популярность современных модных ресторанов подтверждает правильность этой точки зрения.

И, тем не менее, освещенный зал, разодетая, алчная толпа, занятая пустой, самодовольной болтовней, где нет и следа сильного ума, глубоких мыслей, — все это преклонение перед мишурным блеском и щегольством показалось бы человеку, находящемуся вне этих стен, под чистым сиянием вечных звезд, чем-то удивительным и странным. Да, если стоять под звездами, где гуляет холодный ночной ветер, и смотреть на освещенный ресторан, он, должно быть, кажется сияющим ночным цветком — загадочной, издающей одуряющий аромат розой наслаждений, окруженной роем мотыльков…

Вскоре Ирина получила от судьбы еще один удар, показавшийся ей особенно жестоким.

Ее младший брат Костик разительно отличался от своей старшей сестры. Выросший баловнем, он никогда не задумывался о будущем, и все свое время посвящал компьютерам и программам. Больше его ничего в жизни не интересовало. Причем, программы он разрабатывал исключительно для собственного удовольствия. В изучении компьютеров он действительно добился серьезных – даже, пожалуй, уникальных! – успехов, но во всем остальном был крайне непрактичен. Все бытовые и житейские вопросы за него решали родители и Ирина.

Случившееся событие повергло Ирину в состояние шока. Ее бабушка, жившая в небольшой однокомнатной квартире на улице Дачной, после смерти завещала свою крохотную квартиру не ей, Ирине, а младшему брату Костику.

Узнав об этом, Ирина, пожалуй, впервые в жизни вышла из себя и на какое-то время потеряла самообладание! Как же так? Кто такой этот ее брат? Почему ему, а не ей? Она молода, умна, талантлива, сама зарабатывает себе на жизнь – так почему же квартира досталась Костику, а не ей?

Все свое детство она была нянькой Костику. Она помогала ему делать уроки, а его самого ничего, кроме компьютеров не интересовало! ЗА ЧТО ЖЕ ТАКАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ?

Но следующим – и, пожалуй, не менее болезненным! – ударом стала для нее позиция родителей в этом вопросе.

— Доченька, — устало говорила ей мать. – Ты ведь у нас умница. И жизнь ты знаешь, и практична не по годам, и учишься отлично. У тебя впереди блестящее будущее. А вот теперь подумай сама: ведь ты еще заработаешь себе и на квартиру, и на машину, и все у тебя будет. А кто у нас Костик? Он ведь кроме своих компьютеров знать ничего не хочет! Он ведь пропадет без нас. Пусть уж лучше эта квартира ему достанется. Да и бабушка так решила: ведь грех это о покойнике плохо говорить!

Это происшествие поразило Ирину. Другому человеку – неважно, что он ее брат! — досталось больше, чем ей. А если кому-то доставалось больше, чем ей, Ирину всегда очень злило и раздражало. Однако она была достаточно умна, чтобы не давать волю своим чувствам и понять две простые истины: в этом мире нет справедливости и в этом мире не нужны принципы. Все, кто лучше ее, по мнению Ирины, заслуживали наказания.

С этого момента она возненавидела родителей и брата, хотя внешне ничем не выдавала своих чувств.

К сожалению, до сих пор еще никто толком не разъяснил и не понял истинного значения денег. Когда каждый из нас уяснит себе, что деньги, прежде всего, означают вознаграждение моральное и только так должны восприниматься, что деньги — это возмещение честно затраченной энергии, а не привилегия, добытая незаконным путем, — тогда многие из наших общественных, религиозных и политических неурядиц отойдут в область преданий. Ирина Соколовская смотрела на деньги так же, как и огромное большинство. В старину говорили: «Деньги — это то, что есть у других и что нужно добыть мне», — это изречение могло бы прекрасно выразить ее представление о деньгах. Вот сейчас она держит их в руке — что это такое на самом деле? Это просто мятые ассигнации. Но, обладая ими, она уже чувствовала себя неизмеримо сильнее. Эти бумажки сами по себе были силой. Человек ее умственного развития радовался бы, если б его выбросило на необитаемый остров с целым тюком денег, и только долгие муки голода научили бы его, что деньги иногда не имеют никакой ценности. Но и тогда такая вот Ирина не стала бы размышлять об относительной ценности денег; она, бесспорно, думала бы лишь о том, как обидно обладать таким могуществом и не иметь возможности им пользоваться.

Но через три года после окончания университета в жизни Ирины произошло событие, после которого ей показалось, что ее мечты неожиданно стали обретать очертания реальности.

Ирина познакомилась с Леонидом Аркадьевичем.

К сорока пяти годам Леонид Аркадьевич Старыгин имел, казалось все, о чем только может мечтать человек: устойчивый бизнес, материальный достаток, счастливую семью, уважение окружающих. Все окружающие считали его человеком весьма преуспевающим. Старыгин вполне оправдывал это мнение. Он обладал крепким сложением, деятельной натурой и имел солидный, внушительный вид, отчасти благодаря тому, что носил дорогие костюмы, ездил на шикарном автомобиле, пользовался дорогими вещами, но главным образом благодаря сознанию собственной значительности.

Леонид Аркадьевич представлял собою довольно интересный тип. Он был умен и хитер в мелочах и умел производить на людей выгодное впечатление. Ценою большого усердия и настойчивости, но в основном благодаря помощи тестя – в ту пору крупного чиновника — после долгих лет напряженной работы он сумел развернуть свой бизнес до нынешнего положения. Вместе с женой и тремя детьми он жил в шикарной квартире в центре города. Он по праву мог считаться представителем так называемых «новых русских» и по жизненному уровню стоял лишь ступенью ниже тех, кого в наше время принято называть «олигархами».

Однако жизнь всегда доказывает старую истину: нет ничего вечного. Безмятежную и успешную жизнь Леонида Аркадьевича неожиданно оборвала цепь трагических событий. Вначале, как это часто бывает в современной России, на его тестя было заведено уголовное дело. Обвинение было стандартным: получение взяток в особо крупном размере. Что на самом деле стояло за этим обвинением, ни Старыгин, ни остальные члены его семьи так и не узнали: его шестидесятипятилетний тесть скончался от сердечного приступа в тюремной камере спустя месяц после начала следствия. Не успела семья оправиться от первого удара, как последовал второй: через год умерла его жена, с которой они прожили вместе без малого четверть века.

Леониду Аркадьевичу было в ту пору сорок восемь лет. После таких ударов судьбы он потерял интерес к активной деятельности и уже почти три года жил тихой, размеренной жизнью. Он не катился вниз по наклонной плоскости, но о подъеме уже не могло быть и речи, вот что сказал бы о нем случайный наблюдатель. Психологическая перемена совершилась — и настолько явная, что по ней можно было довольно точно определить дальнейшую судьбу Леонида Аркадьевича. И главную роль здесь сыграл смерть тестя: ведь именно наличие могучего покровителя обеспечивало карьеру Старыгина.

В росте делового человека есть много общего с его физическим ростом. Либо он становится сильнее, здоровее и мудрее, как юноша на пороге зрелости, либо — слабее, дряхлее и пассивнее, как зрелый муж, приближающийся к старости. Других состояний не существует. Бывают периоды, когда прерывается юношеское накопление сил и чувствуется тенденция к упадку, — когда оба процесса почти уравновешивают друг друга и мало проявляются вовне. Но проходит некоторое время, и весы перетягивают в сторону могилы: сначала медленно, потом все быстрее, пока нисходящий процесс не достигнет полного развития.

То же самое часто происходит с состоянием богатого человека. Если прирост капитала не прекращается, если никогда не наступает период равновесия доходов и расходов, то не будет и краха. В наши дни богатые люди нередко спасают свои состояния благодаря умению привлечь к себе на службу молодые умы. Эти молодые умы заинтересованы в прочности состояния, как если бы оно было бы их собственным, и потому прилагают все старания, чтобы оно постоянно возрастало. Если бы каждый олигарх должен был сам заботиться о своем состоянии и при этом дожил бы до глубокой старости, то оно растаяло бы, как и сила и воля его владельца. И сам он и все, чем он владел, превратилось бы в прах, и было бы развеяно ветрами на все четыре стороны.

Но жизнь диктует людям свои неписанные законы с неумолимостью лавины, несущейся с горного склона! Параллельность судеб человека и его капитала весьма призрачна и непостоянна. Состояние, как и человек, представляет собою организм, которому уже не хватает ума и сил одного своего владельца. Кроме молодых умов, заинтересованных крупным заработком, у него появляются еще союзники — молодые силы, которые поддерживают его существование, когда силы и ум владельца начинают иссякать. Состояние может сохраниться при росте и развитии сообщества или государства. Оно станет необходимым в этом процессе развития, если связано с производством чего-то такого, на что растет спрос. И тогда отпадает необходимость в попечениях владельца. Тогда требуется не столько дальновидность, сколько управление. Человек начинает угасать, а спрос на его богатства не падает или даже возрастает, и, в чьи бы руки это состояние фактически ни перешло, оно продолжает существовать. Поэтому некоторые владельцы порой не замечают спада своих способностей. И только в тех случаях, когда они вдруг лишаются богатства или успеха, они убеждаются, что теперь уж не способны действовать, как прежде.

Леонид Аркадьевич больше не интересовался бизнесом. Он передал все свои дела старшему сыну, а сам вел тихую и спокойную жизнь, проводя вечера в ресторане.

Он сидел за столиком и давно заметил стройную молодую девушку, которая сидела невдалеке от него и в одиночестве пила коктейль. В тот момент ему стало особенно тоскливо. Ему захотелось женской ласки, внимания и теплоты.

Он встал и, не спеша, подошел к ней.

— Девушка, вы позволите вас угостить шампанским? – спросил он ее.

Ирина с недоумением и в то же время с интересом посмотрела на стоящего рядом с ней мужчину. Он эффектен, наверняка хорошо обеспечен, судя по обращению, воспитан. Но он, скорее всего, принял ее за проститутку, за одну из тех «ночных бабочек», которые заполняют вечерами подобные заведения.

Ее душу наполнило отвращение к самой себе и окружающим.

— Нет, благодарю, — ответила она вежливо, но холодно. – Вы ошиблись, я здесь не за тем, что вы подумали. Я отдыхаю, а не работаю.

— Извините, если я вас чем-то обидел, — поспешно сказал Старыгин. – Я просто не нашел другого способа с вами познакомиться. Честно говоря, вы мне понравились, но я не умею знакомиться в ресторанах.

После этих слов он смущенно замолчал. Он говорил чистую правду: Ирина ему действительно понравилась.

Внутренним женским чутьем Ирина это поняла и потому примирительно улыбнулась.

Они разговорились. Леонид Аркадьевич оказался умным и тонким собеседником. Через час они оба с удивлением обнаружили, что общение доставляет удовольствие им обоим.

В тот вечер Старыгин лишь проводил Ирину домой, но впоследствии стали встречаться. Очень скоро Леонид Аркадьевич по-настоящему привязался к Ирине. Она никогда не спорила с ним и относилась к нему, как ему казалось, с наивным обожанием, которое вскоре стало ему необходимо. Она умела быть незаметной тогда, когда он этого хотел – и в то же самое время могла затмить собой любую женщину, если того требовали его желания. Иногда ему казалось, что она умеет угадывать его мысли. Она ничего не требовала для себя и ему часто приходилось чуть ли не уговаривать ее принять от него какой-нибудь подарок.

Со своей стороны Ирина очень быстро поняла душевное состояние Старыгина. Пожилой и одинокий человек, которому хочется душевного тепла и понимания – ну, что ж, она вполне в состоянии это изобразить, причем, она может делать это весьма искусно! А взамен она получит то, к чему стремится: деньги, комфорт, обеспеченную жизнь.

Разумеется, она не забивала себе голову романтическими бреднями о любви, семейном счастье, детях. В ее душе не было места ни для кого, кроме нее. Все окружающие – даже самые близкие! – были для Ирины лишь винтиками, временными инструментами, а иногда даже врагами, если они каким-то образом пытались помешать ее планам.

Однако вскоре произошло событие, после которого красивая жизнь Ирины подошла к концу.

Однажды в доме раздался телефонный звонок. Ирина подняла трубку.

— Добрый день, — раздался на другом конце незнакомый женский голос. – Могу я поговорить с супругой Леонида Аркадьевича?

— Я вас слушаю, — вежливо ответила Ирина. Старыгин уже давно представлял Ирину всем окружающим, как свою жену, хотя они и не были официально зарегистрированы.

— Меня зовут, Марина Сергеевна Рабинович, — ответила женщина. – Я заведую отделением онкологии в городской больнице. Мне необходимо с вами поговорить по поводу вашего мужа.

— А в чем дело? – машинально спросила Ирина. Ее голос стал напряженным и даже враждебным. Неожиданно ей показалось, что Леонид Аркадьевич нашел себе другую женщину, и ее просто ставят перед фактом, что она теперь — никто. Ее захлестнуло чувство ненависти.

— Это не телефонный разговор, Ирина Наумовна, — ответила Рабинович. – Разговор пойдет о здоровье вашего мужа, и разговор будет весьма серьезный.

Они встретились в кафе возле дома. Марина Сергеевна сообщила Ирине, что Леонид Аркадьевич смертельно болен. Неоперабельная опухоль оставляла ему в лучшем случае два-три месяца жизни.

Ирина отлично играла свою роль примерной супруги. После получения такой информации она изобразила горе и даже всплакнула, задала пару-тройку дежурных вопросов. Но на самом деле, как только Ирина поняла значение этого убийственного факта, она стала упорно ломать голову над создавшимся положением. Обладая острым аналитическим умом, она сразу же вполне четко осознала все последствия этого события и что с ней произойдет, если Старыгин умрет.

Это повлечет за собою лишения и самую обычную борьбу за кусок хлеба.

Нечего и думать о том, чтобы поскорее зарегистрировать брак с ним! Все дети Леонида Аркадьевича с редким единодушием относились к ней с нескрываемой неприязнью и считали ее – впрочем, не без основания! – обычной охотницей за деньгами и наследством. Даже если она и сможет официально выйти за него замуж – что будет потом? Весь бизнес уже давно официально, на законных основаниях, принадлежит детям Старыгина и ей от этого абсолютно ничего не обломится. Шикарную четырехкомнатную квартиру придется разменять и разделить на четверых – ведь дети Леонида Аркадьевича тоже будут совершенно справедливо претендовать на долю в наследстве! Так что, ей достанется, в лучшем случае, однокомнатная квартира и несколько дорогих побрякушек, подаренных мужем.

Впрочем, лучше что-то, чем ничего! По крайней мере, ей будет, где жить, будут средства на первое время, а там — посмотрим!

В ее воображении всплывали картины ее детства, и душа ее бунтовала. Это ужасно! Все, что связано с бедностью, ужасно. Если б только найти какой-то выход! Мысли о возможной перспективе провести остаток дней рядом с дряхлым стариком совсем лишили ее способности здраво относиться к своему положению. Блеск красивой жизни, которую ей, благодаря Леониду Аркадьевичу, удалось увидеть краешком глаза, завладел ее душой. Ее научили хорошо одеваться, ей показали, куда стоит ходить, а теперь перед ней явственно замаячила перспектива полного отсутствия денег ни на то, ни на что-либо другое. Но соблазны постоянно напоминали ей о себе. Чем неблагоприятнее были обстоятельства, тем больше привлекала Ирину та, другая, жизнь, вкус которой она уже успела узнать. И вот нищета грозит окончательно забрать ее в свои лапы и навсегда отдалить от нее мир мечтаний, который станет для нее недоступен, как небо, к которому нищий Лазарь тщетно воздевает руки.

Все-таки жизнь – чертовски запутанная штука! Как еще смутно понимаем мы многое! Вот Ирина совсем юная — бедная, неискушенная, полная эмоций. Ей хочется всего, что есть приятного в жизни, но она наталкивается на глухую стену. Закон сказал бы: «Прельщайся, если хочешь, приятными вещами, но не приближайся к ним иначе как честным путем!» Приличие сказало бы: «Не добивайся житейских благ иначе как честным трудом!» Но если честный труд скудно оплачивается и изнуряет, если этот путь так длинен, что красоты никогда не достигнешь, только утомишь ноги и сердце, если тяга к красоте так сильна, что человек сходит с прямого пути и ищет дорогу, быстрее приводящую его к предмету мечтаний, — кто первый бросит в него камень? Не злое начало, а жажда лучшего чаще всего направляет шаги сбившегося с пути. Не злое начало, а доброта чаще всего соблазняет впечатлительную натуру, не привыкшую рассуждать.

Впрочем, деятельную натуру Ирины было не так-то легко вывести из равновесия. Она поняла, что дорога каждая минута. Ей не составило особого труда убедить Леонида Аркадьевича официально оформить их отношения. И до последней минуты жизни Леонида Аркадьевича она с блеском играла роль любящей и заботливой супруги. Спустя год смерти Старыгина, после изнурительной войны с его детьми, она официально стала владелицей однокомнатной квартиры, которую сумела со вкусом обставить. Но теперь перед Ириной встал другой вопрос: что же делать дальше?

Будучи гражданской женой Старыгина, Ирина не особенно задумывалась о карьере. Она работала на низкооплачиваемой должности менеджера в неприметной фирме, но, живя за широкой спиной Леонида Аркадьевича, ей вполне хватало денег на красивую жизнь. Теперь же ей необходимо было самой зарабатывать на жизнь.

В тот момент судьба преподнесла Ирине очередной подарок. Она смогла устроиться в филиал крупнейшей российской фирмы по торговле медикаментами на высокооплачиваемую работу должность менеджера по продажам. С ее способностями Ирине не составило особого труда за короткий срок завоевать авторитет и стать одним из лучших специалистов.

Работа менеджера в фармацевтическом бизнесе не доставляла ей особенной радости, однако в нем она приобрела опыт и, что самое главное, связи.

Но именно в период работы в «ПИО Интернейшнл» проявились худшие черты характера Ирины: алчность, гордыня и зависть.

Она не считала Корецкого лучше себя и постоянно сравнивала себя с ним. Особенно ее бесило, что кураторы из Москвы тыкали ей в нос и ставили ей в вину те действия, в которых сами же и были виноваты.

Почему им все, а ей ничего? Или, в крайнем случае, объедки с барского стола? Почему какой-то менеджер из головного предприятия может за счет фирмы ездить на выставку в Брюссель, Рим, Париж, а ей, умнице, окончившей институт с красным дипломом, подобно провинившейся школьнице устраивают выволочки за то, о чем она еще полгода назад предупреждала?

Она понимала, что, работая менеджером, она в лучшем случае сможет заработать себе на кусок хлеба с маслом. Разбогатеть и обеспечить себе ту красивую жизнь, о которой она всегда мечтала и которую смогла увидеть краешком глаза, на этой работе не получится. Значит, рассуждала она, работа в этой фирме – лишь очередная ступень.

Но она ничем не выдавала своих чувств. Ирина умела ждать. И она ждала своего звездного часа.

Этот час пришел с появлением в филиале нового заведующего складом. В этот момент на нее словно снизошло дьявольское озарение.

С чисто женской интуицией она сразу поняла внутреннюю сущность Эдика. Она знала многие слабые места в технологии работы и видела возможные пути быстрого обогащения. Перед ней сразу во всех подробностях предстал простой и ясный план: подружиться с Эдиком, расположить его к себе, завоевать его доверие – и использовать в своих целях.

Она отлично умела убеждать. Ей не составило труда убедить Эдика торговать излишками со склада. Своим острым аналитическим умом она, как всегда, продумала все до мелочей. Спустя уже два месяца они с Эдиком, незаметно для окружающих и – самое главное! – для Корецкого, фактически наладили целый бизнес.

Но Ирине этого было уже мало. Как менеджер, она, разумеется, знала ежемесячные обороты филиала. Сопоставляя эти цифры с величиной своей зарплаты, она буквально зеленела он злобы и зависти.

Практичная, обладающая острым умом и железной логикой, она изначально поставила себе цель: получить с фирмы как можно больше денег себе лично. Эта мысль, словно заноза, сидела у нее в голове, не давая покой ни днем, ни ночью.

Одним из основополагающих законов бытия является закон перехода количественных изменений в качественные. Если постоянно, изо дня в день все время думать над решением какой-то проблемы, то рано или поздно решение приходит. Но если этот процесс жестко не контролируют мораль, нравственность, совесть, а управляет лишь алчность, гордыня и зависть – жди беды.

И однажды Ирина нашла решение. Она видела, что все «теплые места» давно расхватали те, кто имеет связи «наверху». Развращенная неравной погоней за местом под солнцем, она, не осознавая это, окончательно утратила моральные ориентиры. Понятия «добра» и «зла» сместились в ее голове. Нет, это была уже не просто жажда денег! Теперь это была целая философия, в которой главное место отводилось принципу: что идет на пользу мне любимой, то справедливо и правильно, а то, что не идет мне на пользу — несправедливо и неправильно или, в крайнем случае, не должно приниматься во внимание! Окружающие люди представлялись Ирине конкурентами в погоне за тем, что в ее глазах принадлежало ей по праву или исполнителями, шестеренками в механизме добычи Материальных Благ. «Я должна иметь все» — отныне это стало ее девизом.

Как известно, природа не терпит пустоты. Ни разу в своей, в сущности, короткой и незрелой жизни она не испытала просто человеческого счастья, не познала искренней и чистой любви. И эту образовавшуюся пустоту заполнила алчность, гордыня, зависть и себялюбие. Эти чувства съедали ее душу, не давали ей покоя ни днем, ни ночью. Она не думала о том, что, возможно, рано или поздно ее настигнет возмездие, не понимала, что за все в жизни приходится платить.

Ее родной брат Костик и ее любовник Эдик стали в руках Ирины лишь игрушками, пешками ее игре.

В игре под названием Жизнь, где на кону стоит Судьба человека.

Скачать полностью

===============

СпецАвтоТорг предлагает в Москве купить пятитонный кран манипулятор BJ 1151 VHPFG-D. Прекрасно подходит под перевозку бытовок! Идеальное соотношение цена/качество! Предоставляется гарантия на кран манипулятор в течение одного года или 40000 км пробега!

===============

Источник: http://www.satorg.ru/kran-manipulyatoryi/

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости