Эпидемия туберкулеза в Украине как свидетельство болезни страны

11.06.2017 11:15 2

Эпидемия туберкулеза в Украине как свидетельство болезни страны

У меня недавно от туберкулеза умер старый киевский приятель. В 56 лет. Я поделился своей печалью с игроком моей футбольной команды, доктором. «Туберкулез,» — страшно удивился он, — «это же болезнь дремучей древности!» Хотя он употребил слово «ancient«, но не в буквальном значении «античности», а имея в виду, что для по крайней мере двух поколений жителей более-менее развитых стран туберкулез стал чем-то неактуальным, что происходило только в прошлом. Впрочем, насколько мне известно, туберкулез стал распространятся по Европе как раз в начале эпохи имперского Рима, лет так 2000 назад, в той самой античности. Причем, что интересно, при этом вытесняя проказу, которая, вроде, вызывается примерно тем же родом бактерий.

Два года тому назад, в тексте «Почему политики напоминают стоматологов» я предлагал, наряду с индексом сандвича “Биг-Мака”, уже общепринятым для определения паритета покупательной способности, использовать состояние стоматологии в стране и здоровье зубов и полости рта у населения в качестве измерения социальной способности организовывать свою жизнь. На полном серьезе. Не зря же палеонтологи, антропологи и археологи именно из зубов способны вытащить невероятное количество информации об образе жизни любого существа.

В современно мире и туберкулез является точным индикаторов двух аспектов — экономики и организации общества. Бактериальные болезни больше поражают тех, у кого и так со здоровьем не особо. А в индустриальном и постиндустриальном мире это в подавляющем большинстве бедные слои населения. Они и питаются несбалансированно, если вообще, и вести здоровый образ жизни у них нет особых возможностей, да и желания, честно говоря (тут и образование играет роль), и, в отличие от нищих, но самодостаточных крестьян прошлого, у них преобладает стресс, который вызывает и хроническая безработица, и выпадение из социальной жизни общества. Решить проблему заболеваний можно и без особо цветущей экономики, но для этого требуется авторитарный аппарат советского стиля, когда всех вынуждают проходить обязательный жесткий медицинский контроль. И лечить силком, если требуется. Поэтому, если в стране случаи туберкулеза не превосходят неизбежную статистическую цифру примерно 2-3 на 100 000 населения, то будьте уверены, что там или сравнительно неплохая экономика, или у ее президента фамилия Кастро.

Тут важна именно статистика, поскольку любой отдельно взятый случай никак не определяет общую картину и тенденцию. Например, у моей матери, которая не курила и не работала на вредном производстве, без всякой наследственности, тем не менее, случилась эмфизема легких. И если память мне не изменяет, однажды ее лечили в местном туберкулезном диспансере, где она была не только единственной женщиной, но практически все остальные пациенты были в прошлом зеками, в то время, как моя мать была народным судьей. Такой контраст.

Понятно, что условия советских зон и лагерей, как, вероятно, и сейчас, создавали все предпосылки для возникновения таких болезней, как туберкулез. И это уже не случайность, а статистика. С любым из нас может приключится любая, самая экзотичная, неприятность, но если эта бяка не косит значительное количество народу, с этим ничего не поделаешь.

Вероятность заболеть туберкулезом для жителя средней полосы должна быть исчезающе мала. Пара тысячелетий естественной селекции и современные антибиотики сделали европейцев и большую часть азиатов стойкими к этой заразе. А вот люди с крайнего севера и крайнего юга, где по своим причинам туберкулеза исторически водилось меньше, да и сейчас с антибиотиками и просто врачами так себе, гораздо менее защищены. Каждый год в Канаде обнаруживается примерно 1500 случаев туберкулеза, а из них 70% это новые иммигранты из Африки и Юго-Восточной Азии, а 20% — местные аборигены, индейцы и инуиты, которые в городах часто оказываются среди самых бедных слоев населения, что, наряду к их большей восприимчивости к европейским болезням, очень влияет на их здоровье.

В Украине иммигрантов из дальних стран, особенно бедных и бездомных, не так много. И три десятилетия назад там о туберкулезе почти и не знали. Поэтому статистика 91 больной туберкулезом на 100000 человек должна вызывать большую озабоченность, чем даже Донбасс с Крымом. Для сравнения — в США это цифра 3, при том, что страна эта — проходной двор. Да, есть страны, где и 200 не предел. Афганистан, например. Какая там экономика? Какая там медицинская система?

В Украине принято подчеркивать свободу, как само собой разумеющуюся ценность. Но безработный не может быть свободным, как несвободен и бедняк без собственности, и больной без шанса хотя бы получить внятный диагноз вовремя. Поэтому сколько бы не увеличивался ВВП и экспорт, сколько бы не уменьшался государственный долг, пока в стране свирепствует такая социальная болезнь как туберкулез, страна сама не здорова и никакой политик не в праве гладить себя по голове. Невежды любят повторять перевранную цитату о том, что статистика — особый вид лжи. Допустим, что статистика врет. Но не туберкулез.

В заключение я могу порекомендовать, чтобы при обсуждении политической кандидатуры непременно интересовались количеством у нее зубных коронок и общего количества оставшихся зубов. И выбирать тех, у кого здоровее рот и больше целых зубов. Несмотря на всю кажущуюся абсурдность. эти критерии гораздо надежнее всех тех, на которые полагаются сейчас.

Чтоб вы были все здоровы.

Источник

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости