Программист. Глава 9. Неожиданная встреча

— Игорь, — Сергей поразился звучанию своего голоса и поначалу даже не узнал его: настолько незнакомо он прозвучал. Язык плохо слушался его, голос был хриплым и грубым. – Игорек! Сима!

Мужчина остановился и закрутил головой в поисках. Увидев фигуру Сергея, отделившуюся от забора, он внимательно посмотрел на него.

— Вы меня? – спросил он.

— Игорек, елки-палки, ты что, меня не узнаешь? – спросил Сергей. От пережитого волнения в голосе сразу же появились нотки отчаяния. – Ведь это же я!

В тот же момент Игорь узнал Сергея, расплылся в улыбке и, раскинув руки, двинулся навстречу.

— Какие люди! Извини, Серега, в темноте не узнал. Ну, теперь уж точно быть тебе богатым! Впрочем, с твоими талантами я не удивлюсь, если завтра в журнале «Форбс» твоя фотография будет красоваться впереди Билла Гейтса. Привет, дорогой, привет, дружище!

Игорь подошел к Сергею и тепло пожал ему руку.

— Кстати, что у тебя с голосом, ты что, охрип? Простыл или как?

— Да так, немного, — соврал Сергей. – Это все мелочи. Лучше скажи, как у тебя дела, дружище?

— Да ничего, потихоньку. Сам как? Все программируешь, науку двигаешь?

— Нормально, — ответил Сергей, — Куда ж я без компьютеров: все, как всегда, без изменений. Сто лет тебя не видел. Как Татьяна, как дочурка? Здоровы? Не ругаются больше, что поздно домой приходишь?

— Нет, теперь все в порядке, уже привыкли к моему графику, — хохотнул Игорь. – Я их тут пока на дачу отправил, а со следующего понедельника у меня отпуск – вот, понимаешь, решили махнуть на море. Пусть ребенок перед школой море увидит.

— Ну, ты молоток! – с восхищением произнес Сергей. – Куда направляешься? В Таиланд, на Кубу, в Египет? Или, может, на Гавайи?

— Ой, сударь, я вас умоляю! – расхохотался Игорь. – Какие на хрен Гавайи? Не с нашими извините за выражение, зарплатами по всяким там заграницам шляться. Мы уж с супругой скромненько: в Лазаревское на недельку.

— Ничего, на Черном море тоже можно отдохнуть вполне нормально, — ответил Сергей. – Я и сам бы не прочь, да вот только рутина заедает, работа…

— Кстати, чего это мы тут у подъезда стоим, как два тополя на Плющихе? — спросил Игорь. — Может, ко мне домой зайдем?  Посидим, пообщаемся, за жизнь поговорим – ведь тыщу лет не виделись! Кстати, у меня в холодильнике пиво холодное есть, креветки там всякие…

— С удовольствием, — произнес Сергей, с трудом сдерживая ликование. – Пошли. Целую вечность ведь не виделись – почему бы и не посидеть в отсутствии супруги и при этом заметь: не создавая никому никаких неудобств.

Оба довольно рассмеялись и двинулись в сторону подъезда. Сергей огляделся. Во дворе никого не было.

Квартира Игоря была на третьем этаже, поэтому не стали вызывать лифт. Поднявшись по темной лестнице, Игорь открыл дверь квартиры, вошел туда.

— Заходи, дорогой, — он сделал приглашающий жест. — Сейчас мы тут кое-что сообразим закусить и – самое главное! — выпить!

Включив в коридоре свет, Игорь стал снимать ботинки. Сняв один ботинок, он поднял голову, взглянул в лицо Сергея и, остолбенело разинув рот, застыл на месте от непомерного удивления.

— Мать честная, — только и смог пробормотать Игорь. – Да где ж тебя так угораздило-то? Это кто ж тебя так разукрасил? Серега, ты себя самого давно в зеркале видел? Ты ж на себя не похож!

Сергей повернулся и посмотрел на себя в большое зеркало, висевшее на стене в коридоре. В самом деле, вид у него был устрашающий. Один глаз заплыл, под другим красовался здоровенный синяк, на щеке кровоподтек, губы разбиты. Рубашка разорвана так, словно его рвали собаки, джинсы измазаны в побелке, а на левой штанине красовалась здоровенная дыра.

Да, видок тот еще, что и говорить! Типичный бомж, хоть сейчас в хронику «Их разыскивает милиция»!

— Что с тобой случилось, Серега? – с недоумением спросил Игорь, вглядываясь в обезображенное лицо Сергея. – Что вообще, черт возьми, происходит? Ты можешь мне внятно и конкретно объяснить сложившуюся ситуацию? Мы ж всего неделю назад с тобой виделись – и тогда все было нормально. А сейчас у тебя такая видуха, будто ты из сражения вышел или, как минимум, ты бомжевал по крайней мере месяц.

— Ты извини меня, Игорек, — произнес Сергей, глядя Игорю прямо в глаза. – Извини, что сразу не сказал и темнил. Но в тот момент мне нужно было, прежде всего, срочно уйти с улицы. А так получается, что в данный момент мне кроме тебя и обратиться-то не к кому. Я тебе, конечно, все расскажу, но в двух словах этого всего не передать – тут подробно надо рассказывать все с самого начала. Коротко только одно могу сказать: мне нужна твоя помощь.

Сергей помолчал немного и добавил:

— Но если ты решишь меня выгнать и послать подальше – значит, так тому и быть, твое право, я претензий иметь не буду и все пойму.

— Слушай, не говори ерунды, — с некоторой долей раздражения и обиды ответил Игорь. – Ты мой друг, тебе нужна моя помощь и этим все сказано. Сколько мы с тобой друг друга знаем? Уж скоро двадцать лет. Этим все сказано. Вот что: ты пока иди в ванную комнату, вымойся, переоденься: тогда, может быть, после этого на человека станешь похож, а то сейчас на тебя смотреть жутко! А я пока приготовлю что-нибудь перекусить. Вот за рюмочкой чая мы с тобой все и обсудим.

Пока Сергей мылся, Игорь хлопотал на кухне. Вскоре Сергей вышел из ванной, одетый в махровый халат Игоря.

На столе стояла тарелка с нарезанной колбасой, сыром и хлебом и две банки холодного пива. На плите кипел чайник и кастрюля с картошкой в мундире.

— Ну вот, — удовлетворенно сказал Игорь, оглядев Сергея с головы до ног. – Теперь ты на человека стал похож. Садись, поужинаем и, как говорил известный персонаж, о делах наших скорбных калякать будем.

— Итак, я тебя внимательно подслушиваю, — проговорил Игорь, едва Сергей сел за стол. – Излагай, что у тебя за проблемы?

Они сидели и разговаривали достаточно долго. Вернее, говорил только Сергей, а Игорь внимательно слушал его, не перебивая, и лишь изредка кивал головой. За окном была уже глубокая ночь.

— Вот такие дела, Сима, — сказал в заключении Сергей. – Собственно говоря, теперь ты знаешь все. Ну-с, дружище, что хорошего и плохого скажешь?

Игорь ответил не сразу. Он помолчал немного, задумчиво почесал подбородок.

— Да, ситуевина, конечно, аховая, что и говорить, — произнес Игорь. – И угораздило же тебя так вляпаться! Но что сделано – то сделано, и теперь нет смысла мусолить «что было бы, если бы было бы»: от такого нытья еще никому на свете лучше не становилось. Сейчас надо решать, как тебе выпутываться из этого дерьма. Но тут с наскока действовать ни в коем случае нельзя. Это ведь не пасьянсы на компьютере раскладывать, речь идет о жизни и смерти, поэтому права на ошибку в этом деле у тебя нет. Я хоть и не специалист, но, чисто по-житейски, считаю, что тут есть только одна попытка. Ошибешься – и каюк!

Игорь на секунду замолчал, отхлебнул пиво из банки и задумался. Сергей смотрел на своего друга и терпеливо ждал.

— К тому же, не стану врать и скажу тебе честно, — продолжал Игорь после паузы. — К сожалению, я в реальной жизни ни с чем подобным никогда не сталкивался — только в кино, да в детективных романах, а реального опыта в таких делах у меня нет. И в компьютерах я разбираюсь на уровне продвинутого пользователя: «ламер», как вы, программисты любите выражаться. Мне даже только локаизованное программное обеспечение требуется: ибо английским я не сладею, так что тут либо перевод документов на английский, либо наоборот: перевод с английского. Так что, дружище, из меня в этом вопросе плохой советчик. Поэтому нам с тобой надо очень крепко думать, прежде чем действовать. Пока что мне, да и тебе тоже, ясно одно: домой тебе сейчас возвращаться ни в коем случае нельзя, ходить по улицам и светиться направо и налево разбитой физиономией — тоже. Пока что я думаю, что надо действовать осторожно и не торопясь.

— И что ты для начала предлагаешь мне сделать? – спросил Сергей.

Симаков задумался.

— Во-первых, полагаю, что утро вечера мудренее, — ответил, наконец, Игорь. — Тебе надо отдохнуть, выспаться и переодеться. Ну, последнее как раз не проблема, это мы решим. А посему решаем так: ты остаешься ночевать здесь, это не обсуждается. Ложись, выспись, а завтра мы все дела обсудим на свежую голову.

— Спасибо тебе, Сима, — начал Сергей, но Игорь его перебил.

— Погоди благодарить, сейчас пока говорить совершенно не о том. Во-вторых, я считаю, то две головы хорошо, но нужны мудрые советы. Есть у меня один знакомый депутат: Городенкер Владимир Борисович… он мужик умный, мог бы помочь… Но вот беда: он сейчас в командировке… Потому поступим иначе: а пять голов –  лучше, чем наши две. Поэтому предлагаю завтра позвать ко мне всех наших мужиков: Толстова, Бочкарева и Кулагина. И вместе все наши проблемы мы и обсудим. Что ты на это скажешь?

Сергей улыбнулся: его друг уже говорил «наши проблемы».

Это была их старинная компания еще со студенческих времен. Они дружили еще с университета. Вместе учились на физическом факультете университета, вместе занимались спортом и в то время были неразлучны, проводя вместе каждую свободную минуту.

Они даже придумали сами себе шутливые прозвища – просто так, ради смеха. Сергея Гильмана в шутку называли Гулей или Гулькой, Игоря Симакова – Симой или Симкой. Обстоятельный Сашка Толстов, любитель прекрасного, который всегда вел себя в компании, словно английский лорд, получил прозвище Эстета, а любителя командовать и быть на первых ролях в любых ситуациях Виталия Кулагина прозвали Наполеоном.

Только серьезному и вдумчивому Алексею Бочкареву никакого прозвища так и не придумали.

Потом после окончания университета каждый пошел своей дорогой. Талантливый трудоголик Игорь Симаков вначале остался на кафедре электроники лаборантом, занимался научной работой. Он был по натуре настоящий исследователь. Но после защиты кандидатской диссертации он к удивлению всех ушел из университета и с тех пор работал в крупном оборонном конструкторском бюро, где вскоре сделал неплохую карьеру. Пару лет назад он получил должность заместителя главного конструктора. После этого назначения жена Симакова Татьяна часто жаловалась, что с тех пор, как муж получил новую должность, он стал работать сутками и дома появлялся меньше, чем на работе.

Александр Толстов, еще в студенческие годы большой любитель выступать перед аудиторией вначале устроился на работу в какую-то фирму инженером по ремонту холодильных агрегатов, потом перешел в другую фирму, где собирал компьютеры, но эти примитивные виды деятельности были явно не для него творческой натуры. Вскоре выбрал дело по душе: пошел работать учителем в школу, причем, судя по его многочисленным и восторженным рассказам, эта работа ему явно очень нравилась.

Алексей Бочкарев всегда любил электронику. После университета он сменил несколько мест работы, подрабатывал ремонтом старых телевизоров у пенсионеров, потом собирал и настраивал компьютеры но, в конце концов, устроился работать в местную сотовую компанию, где неожиданно для всех за два года сделал головокружительную карьеру от инженера по техническому обслуживанию до технического директора.

Самую необычную карьеру сделал Виталий Кулагин. Настырный и упрямый, он после окончания университета вначале менял места работы, как перчатки, не задерживаясь долго на одном месте дольше, чем на три месяца и занимался, чем попало. Но пять лет назад неожиданно для своих друзей он круто изменил свою жизнь: устроился работать в милицию, где недавно получил звание капитана. Причем, судя по всему, на этой работе он намеревался задержаться надолго.

Все эти ребята вели обыкновенную жизнь, ничем не выделяясь из общей массы. Никто из них не разбогател. Вскоре женились, родились дети и они все погрузились в обычные житейские и бытовые проблемы.

Только Сергей никак не мог найти подругу жизни: он серьезно увлекался лишь программированием и системным администрированием – это единственное, что было его истинной страстью. Ни с одной женщиной у него не получались длительные и серьезные отношения.

Даже с его последней подругой Ленкой, судя по всему, отношения были уже на грани завершения.

Жизнь есть жизнь, после окончания университета друзья видеться стали реже, но дни рожденья друг друга они всегда отмечали вместе. Это был целый ритуал, которым они все очень дорожили.

Да, этим ребятам Сергей, разумеется, доверял безоговорочно. Он не мог допустить даже мысли, что какое-то звено в этой цепочке может оказаться ненадежным. Именно после этих слов Игоря он понял, что спасен, понял, что у него есть надежный тыл. И впервые за последний день он радостно и от души улыбнулся.

— Слушай, Игорек, это же классная идея! Конечно же, я только «за»! Причем обеими руками и ногами!

— Тогда все в порядке! Диспозиция такая: ты пока остаешься жить у меня. А завтра я за день всех их обзвоню и соберу ко мне в гости. Ближе к вечеру устроим у меня дома военный совет. А сейчас – марш спать. Не знаю как ты, а лично у меня уже глаза слипаются. Впрочем, неудивительно: уже почти четыре часа утра! Отсюда следует команда «отбой»!. Я тебе на диване в зале постелил.

Они встали из-за стола и пошли в комнату. Игорь потушил свет и пошел в комнату. Только теперь, увидев чистые простыни и успокоившись, Сергей ощутил безмерную усталость: только сейчас он вспомнил, что фактически не спит уже вторую ночь. Он сбросил халат Игоря, лег на диван и укрылся простыней.

— Спокойной ночи, — пробормотал Сергей засыпая.

Растянувшись на прохладных чистых простынях, Сергей мгновенно заснул.

Лента новостей
Межбанк
USD EUR RUR
Покупка (грн.)
23.35 25.0960 0.3130
Продажа (грн.)
23.40 25.1430 0.3140
Общество и политика
Криминал и безопасность
В мире и обо всем
Интернет, наука, техника
Бизнес и религия
Новости